Ссылки для упрощенного доступа

"Церковь из кабинетов Лубянки": как на юге России преследуют антивоенных священников


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В Краснодарском крае и других российских регионах за антивоенную позицию преследуют священнослужителей: как служителей РПЦ, так и тех, кто представляет альтернативные ответвления православия. Все это происходит на фоне затяжной войны и предстоящих выборов. О том, как духовенству запрещают пацифизм, редакции Кавказ.Реалии рассказали религиозные деятели.

В конце ноября суд в Краснодарском крае оштрафовал на 30 тысяч рублей иеромонаха Российской православной церкви (РосПЦ, одно из объединений неканонического православия русской традиции. Прим. ред.) Иону (Илью Сигиду) за дискредитацию армии из-за проповеди "Культ войны". В ней иеромонах говорит о том, что с 2014 года Московская патриархия "взяла курс на военизацию" и называет ее "советской церковью", которую создали "в кабинетах Лубянки".

Заседание суда прошло без участия иеромонаха: его арестовали на двое суток по обвинению в сопротивлении полицейским во время обыска в храме, который прошел 3 октября. В Свято-Покровском-Тихоновском храме в Славянске-на-Кубани, где служит Сигида, предполагают, что настоящей целью обыска был архиепископ Виктор Пивоваров. По их мнению, все это делалось, чтобы повторно признать его виновным в дискредитации российской армии.

Впервые это произошло в конце марта 2023 года: тогда архиепископа оштрафовали на 40 тысяч рублей из-за антивоенной проповеди. Ее содержание стало известно силовикам из-за доноса одной из прихожанок.

Священники альтернативных юрисдикций более уязвимыми: к ним врываются прямо в храмы

Виктор Пивоваров от комментариев отказался. Ранее архиепископ общался с журналистами, но источник, знакомый с ситуацией, полагает, что сейчас за разговоры со СМИ на 86-летнего священника могут составить еще один протокол либо возбудить уголовное дело.

Преследованию на юге России подвергаются не только представители альтернативного православия: в 2022 году административное дело было возбуждено в отношении иерея Максима Нагибина, настоятеля храма в станице Надежной Краснодарского края. Протокол составили по поводу размещенной в "Одноклассниках" проповеди, в которой он назвал войну против Украины "великим позором", а празднование Дня победы в России – "парадобесием". Об ответственности священника перед РПЦ публично не сообщалось, однако, по информации с сайта армавирской епархии, у храма святого Архангела Михаила, в котором ранее служил Нагибин, сменился настоятель.

Подобные ситуации происходили со священниками РПЦ и в других регионах: чаще всего пацифистские слова представителей духовенства заканчивались тем, что им запрещали служение.

"Дискредитация армии" уравняла все и всех?

Представителей альтернативного христианства – то есть фактически всех, помимо относящихся к РПЦ приходов, – российские власти притесняют и даже подвергают репрессиям: это происходит, например, со свидетелями Иеговы.

Однако этот процесс начался еще до полномасштабного вторжения России на территорию Украины. После февраля 2022 года, помимо репрессий в отношении инакомыслящих христиан, священников начали преследовать и за антивоенные высказывания. По мнению юриста "Первого отдела" Евгения Смирнова, дела о "дискредитации" армии уравнивают все ветви христианства: "Сейчас те, кто выступает против войны, рискуют одинаково", – полагает юрист.

Это мнение не разделяет теолог, докторантка философского факультета университета Бонна Наталля Василевич.

"Священники альтернативных юрисдикций в этом смысле имеют дополнительные риски и более уязвимы: к ним врываются прямо в храмы, более жестко ведут себя в процессе задержания. К священникам официальной церкви пока избегают применять открытое насилие. Высока вероятность, что представителей альтернативных течений также будут дополнительно оскорблять или использовать язык вражды по принципу принадлежности к "сектам" или "расколам", – считает эксперт.

Однако, по мнению Василевич, в отношении священников официальной РПЦ нередко применяют давление по церковной линии: через церковное начальство, которое также нередко пытается заставить священника замолчать еще до того, как он попадет в поле зрения силовых структур.

Война создаёт моральное напряжение, побуждающее религиозных людей реагировать

Василевич также курирует объединение "Христиане против войны", которое мониторит репрессии в отношении духовенства. Она отметила, что пока не наблюдает усиления давления в отношении антивоенных религиозных деятелей, хотя допускает такое развитие событий перед выборами.

"Война создаёт моральное напряжение, побуждающее религиозных людей реагировать. Тем не менее перед выборами, как и перед любой кампанией, которая потенциально ведет к политической мобилизации общества, может быть заказ режима на дополнительную зачистку лидеров мнений, активистского сектора и медиаполя", – рассуждает Василевич.

В конце ноября президент России Владимир Путин выступил на Всемирном русском народном соборе (ВРНС), где он упоминал войну и "битву за суверенитет".

По словам Василевич, собор – это проект патриарха Кирилла по "политической мобилизации православных".

"ВРНС с самого начала продвигал нарративы против "загнивающего Запада" и "России, встающей с колен" как отдельной цивилизации. В риторику режима эти нарративы вписываются органично, это публика Путина, которая его и его политику дополнительно легитимизирует", – поясняет эксперт.

"Единственная защита – молчание"

Сейчас остается все меньше легитимных способов выразить свою позицию, хотя даже молитвы содержат пацифистский посыл, говорит правозащитник и священник Апостольской православной церкви Григорий Михнов-Вайтенко.

"Любая литургия начинается со слов "Миром господу помолимся", – добавляет он.

Единственная защита – молчать, обходить эти темы в принципе

Михнов-Вайтенко в 2014 году в проповеди отлучил от святого причастия всех, "кто по своей воле взял в руки оружие для участия в братоубийственной войне с Украиной", – на тот момент он был священником РПЦ, но в том же году подал прошение о выводе за штат.

"Нельзя сказать, что усилилось внимание силовиков именно к священникам, скорее – к любой публичной активности, особенно если она связана с неким неодобрением официальной политики. Под раздачу попадают и священнослужители тоже, особого статуса у них нет", – рассуждает священник.

Формулировки законов сейчас таковы, что если брать статью о дискредитации, то привлечь можно за что угодно, объясняет юрист "ОВД-Инфо" Сергей Подольский.

"Единственная защита – молчать, обходить эти темы в принципе. Сложно понять, что завтра товарищ майор посчитает "фейками". Государство всеми своими действиями пытается нам об этом рассказать", – заключает юрист.

  • На территории России действуют несколько альтернативных православных объединений, заявляющих о своей независимости от Московской патриархии. Большинство из них ссылаются на преемственность с так называемыми "катакомбниками" – священнослужителями, не признавшими политику митрополита Сергея (Страгородского) и восстановление Московской патриархии в 1943 году, называя официальную церковь "сергианской" или "сталинской".
  • Настоятель храма Архангела Михаила из станицы Надежной священник Максим Нагибин – не единственный священнослужитель Кубанской митрополии, на которого накануне был составлен протокол за "дискредитацию вооруженных сил России". Ранее Лазаревский районный суд Сочи оштрафовал по данной статье диакона храма Рождества Пресвятой Богородицы Сергея Щербюка. По версии полиции и суда, он выступил с антивоенной речью во время беседы с прихожанами.

Форум

XS
SM
MD
LG