Ссылки для упрощенного доступа

"Убили моего ребенка!" Коррупция и халатность в перинатальном центре Карачаево-Черкесии


В Республиканском перинатальном центре в Черкесске, иллюстративная фотография
В Республиканском перинатальном центре в Черкесске, иллюстративная фотография

Житель Черкесска Анзор Нашев и его родственники добиваются расследования внутриутробной смерти ребенка в государственном республиканском перинатальном центре. По словам местных жителей, в роддоме распространена коррупция, из-за чего врачи "делят" беременных между собой, отправляют их рожать "оптом" и не помогают "чужим клиенткам".

2 декабря жена Анзора Нашева Рузана приехала в республиканский перинатальный центр на 41-й неделе беременности. Врачи зафиксировали смерть плода. За две недели до этого женщина стала испытывать сильные боли в животе, из-за чего она просила вызвать роды медикаментозно либо сделать кесарево сечение. Но врачи отказывали и отправляли ее домой.

По словам Нашева, когда его супруге стало плохо, в перинатальном центре ей лишь кололи обезболивающее – без полноценного обследования и каких-либо анализов. Объясняли они это так: рожать еще рано.

Рузана – гражданка Армении, российского паспорта у нее нет. В Черкесске она живет уже год. Когда женщина забеременела, ее не поставили на учет в государственной клинике, поэтому она наблюдалась в частной, где приходилось платить за каждый анализ.

Но было уже поздно: ребенок умер. Врач честно сказала мне, что она недосмотрела, что это ее вина

Со слов семьи, абсолютно все показатели до последнего момента были в норме. Из-за этого Нашев винит в смерти его ребенка именно Республиканский перинатальный центр, куда супруга обратилась уже на последнем этапе беременности.

"1 декабря боль была особенно сильной, Рузану скрутило возле роддома, это произошло после очередного укола. На просьбу положить ее в больницу хотя бы за деньги и вызвать роды врачи объяснили, что не могут этого сделать из-за рисков для роженицы. Но когда ребенок умер внутриутробно, роды все же вызвали. Значит, можно было сделать это, когда ребенок был жив? Взяли, убили моего ребенка!" – говорит Анзор.

Нашев рассказывает о системе денежных "благодарностей" в Республиканском перинатальном центре и приводит в пример роды своей бывшей жены в этом же медицинском учреждении несколько лет назад.

"Как только она родила, врачи подошли к ней и спрашивают: "Ну что, твой муж нас благодарить будет?" – вспоминает собеседник.

По словам Нашева, семьи договариваются о помощи при родах с конкретными врачами. Тогда они просят коллег не вмешиваться, если их самих нет на смене в перинатальном центре, а беременной стало плохо.

Анзор тоже заранее "договорился о родах" за 30 тысяч рублей. Но когда состояние Рузаны ухудшилось, "нужная" врач оказалась не на месте, а ее коллеги отказались вмешиваться в ситуацию. Сейчас семья обратилась в управление Следственного комитета с заявлением о преступлении.

"Я [тело] своего ребенка отдал на экспертизу. Это очень сложно... Сделали вскрытие, чтобы установить причину смерти. Заключение экспертизы мы не получили, говорят, будет через месяц. После вскрытия ребенка отдали для похорон. Хоронили его в ауле на семейном кладбище. Я и сам хотел лечь в эту могилу, чтобы меня там закопали", – продолжает собеседник.

Помимо обращения в официальные структуры Нашев хочет самостоятельно разобраться в случившемся: когда его семья предала трагедию огласке, другие люди стали делиться своими историями о перинатальном центре в Черкесске. При этом оказалось, что почти никто из них до этого даже не пытался жаловаться официально.

У врачей здесь "все схвачено"

Жительница Карачаево-Черкесии Амира (она попросила не указывать ее фамилию из соображений безопасности. – Прим. ред.) так вспоминает свой опыт обращения в Республиканский перинатальный центр:

"Летом 2019-го я пришла в этот центр на 41-й неделе беременности. Я хотела родить не через кесарево. У меня были определенные особенности течения беременности, но врач заверила, что они смогут принять роды, и послала меня оформляться. Я оформилась и прошла все нужные проверки, получила результаты и вернулась в кабинет врача. Тогда она стала уговаривать меня на кесарево, а когда я отказывалась, возражала: "Зачем вам это надо, вы хотите оставить ваших детей без матери?"

В итоге Амира собрала вещи и уехала в Ставрополь, где у нее приняли роды естественным путем – без операции.

"А про врача из перинатального центра в Черкесске я потом узнала, что она "оптом" собирает всех, кто с ней договорился [за деньги], и укладывает их в день своего дежурства в свою палату под капельницы с родостимулирующими препаратами, чтобы они "успели" с родами в ее смену независимо от их состояния", – утверждает собеседница.

Она попросила у санитарки воды. Та даже не посмотрела в ее сторону, пока ей не сказали, что "отблагодарят"

Фаина Экзекова из Черкесска потеряла ребенка в Республиканском перинатальном центре в 2017 году, она тоже говорит о коррупции в роддоме и непоследовательности врачей при принятии решений.

"У меня диабет, поэтому, чтобы снизить нагрузку на организм, мне должны были провести кесарево. Но врач почему-то передумала и решила, что я рожу сама. Боли были ужасные, мне поставили эпидуральную анестезию. Замглавврача, с которой я договаривалась, в этот день принимала роды у четырех женщин. Она то приходила, то уходила. Спустя время выяснилось, что датчик монитора сердцебиения ребенка сполз и отслеживал только мое состояние. Мне экстренно провели кесарево сечение. Но было уже поздно: ребенок умер. Врач честно сказала мне, что она недосмотрела, что это ее вина. Она вернула мне семь тысяч рублей, заплаченные за роды. Я платила 10 тысяч, три из них врач отдала анестезиологу, эти деньги мне не вернули", – вспоминает собеседница.

От вскрытия тела ребенка родные Фаины отказалась по религиозным соображениям. Муж Экзековой рассказал, что врачи дали ему на подпись несколько документов, что семья не имеет претензий к больнице. Без этого медики отказывались выдать тело ребенка для похорон.

"Мы никуда не обращались с жалобами, нам сказали, что без вскрытия мы ничего не докажем, – продолжает Фаина. – А знакомый сотрудник из местных спецслужб мне заявил, что у врачей здесь "все схвачено" в прокуратуре и у местных властей, что их "крышуют" и что мы ничего не добьемся. У меня были истерики и панические атаки на почве потери ребенка, кроме того, у меня отказывали почки".

В заключении медики написали, что ребенок Экзековой был нежизнеспособный, ответственности за его смерть никто не понес. Позднее у Фаины родились двое детей – но уже в другой больнице в другом городе.

Со ссылкой на других рожениц собеседница утверждает, что случаев халатности в перинатальном центре Карачаево-Черкесии много: она слышала рассказы о замершем плоде в результате ненадлежащего наблюдения и лечения и о том, как новорожденного уронили на пол.

"Рожениц на третий день отпускают, не проверив их состояние. У кого-то плацента остается, потом приходится оперировать; у других открывается сильное кровотечение или шов неправильно заживает. И всегда надо платить персоналу. Моя родственница легла туда и не платила. После родов она попросила у санитарки воды. Та даже не посмотрела в ее сторону, пока ей не сказали, что "отблагодарят", – говорит Фаина.

Журналистка сайта Кавказ.Реалии связалась с перинатальным центром в Черкесске по поводу внутриутробной смерти ребенка в начале декабря. Ответившая сотрудница перенаправила звонок в приемную главврача, там секретарь подтвердила, что об истории Нашевых известно персоналу медучреждения. Затем она попросила подождать и через минуту ответила, что главврач не дает комментариев по поводу трагедии "до окончания проверки".

  • Летом 2023 года в Северо-Кавказском федеральном округе была зафиксирована самая высокая младенческая смертность в России за январь – июнь. Здесь на тысячу новорожденных приходится 4,7 летальных случая. Во всех регионах округа, кроме Северной Осетии и Ставрополья, смертность детей оказалась выше средней по стране, следует из официальной государственной статистики (включает данные по оккупированным территориям Украины. – Прим.). Сайт Кавказ.Реалии разбирался в причинах таких показателей.
  • Жительница Махачкалы обвинила врачей роддома №1 в халатности, которая повлекла смерть ее ребенка при родах. В Минздраве республики проводят проверку. Случившееся власти объяснили патологией, которую невозможно было предотвратить.
  • Правительство и Министерство здравоохранения Ингушетии отказались дать информацию о проверке в республиканском перинатальном центре после сообщений о заражении одного из новорожденных синегнойной палочкой. Об отказе редакции Кавказ.Реалии сообщил юрист Беслан Келлиматов. Ранее врачей этого центра обвиняли в халатности после смерти роженицы.

Форум

XS
SM
MD
LG