Ссылки для упрощенного доступа

Третья экспертиза по делу дагестанского журналиста Гаджиева не усмотрела экстремизма в его публикациях


Кемал Тамбиев, Абубакар Ризванов и Абдулмумин Гаджиев в суде, архивное фото
Кемал Тамбиев, Абубакар Ризванов и Абдулмумин Гаджиев в суде, архивное фото

Дополнительная, третья по счету экспертиза по делу журналиста дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумина Гаджиева, обвиняемого в финансировании терроризма, не усмотрела в его публикациях в газете признаков экстремизма или оправдания терроризма, зато нашла пропаганду духовного возрождения, социального развития, научных знаний и образования в Дагестане.

Перед экспертами учреждения, назначенного по выбору Южного окружного военного суда, где идет процесс, был поставлен вопрос: "Содержится ли в статьях [Гаджиева] пропаганда каких-либо идей и взглядов?". Их выводы цитирует телеграм-канал "Я/Мы Абдулмумин Гаджиев", который ведут соратники журналиста.

По мнению экспертов, он пропагандировал идеи "интеллектуального и духовного развития жителей Дагестана, мусульманского образа жизни, развития образования как социального института", "возрождения в республике социально благополучного справедливого общества на основе и принципах религии ислам", "внедрения в мусульманское общество научных знаний и прогрессивных современных достижений и технологий", "объединения мусульман для достижения социальной гармонии, сплочения мусульманского общества вокруг общих идеалов и устремлений" и т.п.

Эксперты не усмотрели в статьях Гаджиева одобрения терроризма и экстремизма. Эту информацию подтверждает и популярный дагестанский телеграм-канал "Спросите у Расула".

Напомним, экспертиза была назначена в январе по запросу прокурора после того, как предыдущее заключение, составленное исследовавшими 26 публикация Гаджиева специалистами Южного центра судебной экспертизы Минюста России, не нашло ни в одном из материалов "лингвистических и психологических признаков" принуждения к внесению средств в благотворительный фонд, призывов к изменению конституционного строя и свержению органов власти, возбуждения вражды к представителям правоохранительных органов, пропаганды "идей превосходства шариата" и идей исламистских организаций, признанных в России террористическими, побуждения к вступлению в них.

  • По делу о финансировании терроризма вместе с Абдулмумином Гаджиевым судят программиста Кемала Тамбиева и главу благотворительного фонда "Ансар" Абубакара Ризванова. По версии обвинения, подсудимые сотрудничали с объявленным Россией в розыск дагестанским проповедником Исраилом Ахмеднабиевым (известен как Абу Умар Саситлинский), собирали пожертвования и отправляли их сирийским боевикам. В апреле этого года Интерпол снял Ахмеднабиева с международного розыска - организация пришла к выводу, что в его деле преобладают политические и религиозные цели.
  • Ряд свидетелей по делу, выступая в суде, отказался подтвердить свои зафиксированные протоколами следствия показания. Так, свидетельница Альбина Мураткова заявила, что в суде зачитаны не те показания, которые она давала следователю. Ранее часть своих показаний в суде отказались подтвердить Азамат Алиев и Александра Кацаева, которые занимались сбором денег для детей в Сомали и Дагестане, а также Магомед Патлухаев, завхоз в школе хафизов в селе Новосаситли, и осужденный за финансирование терроризма Шамиль Кадыров. Один из свидетелей заявил в суде об угрозах силовиков, а двое засекреченных свидетелей отказались отвечать на дополнительные вопросы защиты, сославшись на травму головы и проблемы с памятью. Засекреченная свидетельница "Марина Иванова" в суде отказалась отвечать на многие вопросы, заявив, что ей звонили и угрожали неизвестные.
  • В ноябре 2021 года адвокат Гаджиева Арсен Шабанов заявил, что суду не представлено ни единого доказательства вины Гаджиева, в частности, не было ни одного свидетеля, чьи показания подтвердили бы версию обвинения.
  • Следователь Надир Телевов признал наличие как минимум одной ошибки в материалах предварительного следствия и не смог ответить на вопросы о некоторых содержащихся в деле материалах.
  • Правозащитный центр "Мемориал" объявил Гаджиева политическим заключенным, а международная правозащитная организация Amnesty International признала его узником совести. Освободить Гаджиева требуют также "Репортеры без границ" и международный Комитет по защите журналистов.
  • Коллеги и родственники Гаджиева еженедельно проводят в Махачкале одиночные пикеты с требованием прекратить уголовное преследование журналиста и освободить его.

Форум

XS
SM
MD
LG