Ссылки для упрощенного доступа

"Реже всего помогает закон": шантаж девушек интимными фото на Северном Кавказе


Иллюстративное изображение
Иллюстративное изображение

Шантаж интимными материалами – уголовно наказуемое преступление, однако на Северном Кавказе вымогателям часто удается избежать наказания. Связано это с особенностями менталитета, говорят правозащитники: боязнь жертвы перед родственниками, практика "убийств чести" и, как следствие, утаивание проблемы и нежелание женщин обращаться в полицию. По этим причинам жертвы шантажа в кавказских регионах более уязвимы, чем где-либо еще в стране. Кроме "обнаженки" вымогатели здесь могут использовать просто совместные фотографии или даже сам факт переписки.

"Меня шантажировал муж. Как оказалось, после первого нашего конфликта, дошедшего до ситуации развода, он стал тайно снимать нашу с ним близость, – рассказывает жительница Дагестана Мадина. – Затем он стал угрожать, что, если я буду претендовать на имущество, он все сольет в сеть".

По словам собеседницы, речь шла о квартире, которую ей подарили ее же родители, и доме, который они построили с помощью материнского капитала. Сначала Мадина думала, что супруг на такое не пойдет, но когда он в качестве доказательства скинул в групповой чат в мессенджере откровенные видео жены с замазанным лицом, она поняла, что супруг настроен серьезно.

"Я была в шоке. Сказать родным я не могла, потому что близость у нас была такая, которую в республике считают неприемлемой, позорной, и, конечно, не хотелось, чтобы отец или братья знали. В тот момент я была готова от всего отказаться", – вспоминает собеседница.

Их в первую очередь волнует, что родственники их не поймут

Мадина поделилась с подругой, а та связала ее с Марьям Алиевой – дагестанской правозащитницей, которая несколько лет занимается помощью женщинам Кавказа, в том числе жертвам шантажа.

Алиева рассказала сайту Кавказ.Реалии, что запросы на защиту от таких ситуаций поступают ей в инстаграм ежедневно вот уже на протяжении четырех лет. Иногда она выступает в роли посредницы и связывает жертв шантажа с сотрудниками правоохранительных органов, а иногда сама беседует с шантажистами. По ее словам, не всегда вымогатели – это мужчины или бывшие партнеры. Часто шантажируют бывшие подруги или сестры, например, сделав снимки девушки в душе или во время переодевания.

"У нас была история, когда парень шантажировал девушку просто за переписку с ним – она была не интимного характера, а личная шутливая переписка. Но, зная, что у нее очень строгие братья, он вымогал у девочки сначала интимные фото, а потом хотел и интимные услуги. При этом девочка была несовершеннолетней", – говорит Алиева.

Как быть?

Алиева не единственная на Кавказе, кто занимается помощью при шантаже интимными фото- и видеоматериалами.

"Мы объясняем тем, кто пытается шантажировать, что их поведение противоречит исламу и что-то подобное не останется без последствий для них", – говорит анонимный представитель общественного движения "Доверие", созданного с целью оказания помощи в таких ситуациях.

За два года существования их проекта практически все случаи удалось решить "по-доброму". Он называет шантаж "мерзким делом", а поведение девушек – "неподобающим". Но отмечает, что в любом случае шантажистов надо останавливать.

Нигде это не является настолько большой и иногда смертельной угрозой, как на Кавказе

По словам опрошенных редакцией Кавказ.Реалии правозащитников, главная проблема кавказских девушек – жертв шантажа – это страх перед родственниками.

"Ни в одном регионе это не является настолько распространенной и иногда смертельной угрозой, как на Кавказе", – говорит юристка и правозащитница Фатима Абдулкарим. Она родом из Дагестана, но работает в Москве, и, по ее словам, здесь к ней тоже обращаются с подобными заявлениями.

Главное отличие Центральной России от Кавказа в том, что там при защите своих прав больше опираются на закон, объясняет она: "Для шантажистов в Москве вызывают в полицию, и они быстро успокаиваются. Дело закрыто. На Кавказе же девушек не интересует закон. Они в адском страхе, их в первую очередь волнует, что родственники их не поймут. Реже всего тут помогает закон, и они не хотят писать заявление, потому что "если узнает папа, мне никакие сотрудники полиции не помогут".

Для защиты жертвы Абдулкарим иногда использует метод самих шантажистов: она описывает историю у себя в Instagram, чтобы косвенно было понятно, о ком речь. И шантажист, боясь огласки и "позора" перед своими родственниками, прекращает этим заниматься. Но бывали случаи, когда девушки внезапно перестали выходить на связь, говорит она: "Я не знаю, что с ними случилось, к сожалению".

По ее словам, даже сам факт общения с посторонним парнем уже может стать поводом для наказания девушки. Самые сложные регионы, по мнению правозащитницы, – Чечня и Ингушетия. В Дагестане тоже все сложно, "но совсем капельку полегче с этим".

Мужчин тоже шантажируют, но чаще всего это связано с сексуальной ориентацией, отмечает Абдулкарим. Отдельно она выделяет шантаж несовершеннолетних девочек. Юристка вспоминает случай, когда три года назад 14-летняя девочка в Дагестане покончила жизнь самоубийством из-за этого: родители просили нигде не писать об этом, потому что – "позор". Но иногда родители становятся на сторону своих детей, заключает собеседница.

"Наверное, обращусь к диаспоре"

Но не всегда в случаях вымогательства помогают законы – иногда даже некавказские жертвы шантажа считают более эффективными "кавказские" методы урегулирования.

В Чечне жительница Москвы Варвара познакомилась с местным жителем, когда жила там пять лет по работе. Когда контракт собеседницы закончился, они вместе поехали к ней в столицу и прожили три года. Сначала, по словам собеседницы, все было хорошо, а потом он начал употреблять наркотики, избивать ее, а еще через время – угрожать слить их интимные видео в сеть.

Я не знаю, куда обращаться. Его брат – один из приближенных к кадыровцам

"Он знает, что за мной нет никого, и пользуется этим. Все было: и окна выбивал, и стрелял, и машину мою угонял. Я живу в частном доме за городом, и мне бывает страшно по ночам. Вот теперь угрожает слить фото и видео в сеть. Обращалась к его семье – бесполезно", – рассказывает Варвара.

История Варвары еще не закончена – бывший парень все еще угрожает ей сливом ее фотографий в сеть. Собеседница обращалась в полицию, но это помогает лишь на время: ее бывший ухажер уже проходит по статье о вымогательстве, правда, не интимными фотографиями. Это дело, по словам Варвары, обещали "уладить".

"Я не знаю, куда обращаться. Его брат – один из приближенных к кадыровцам, именитый спортсмен и представлял Чечню. Я понимаю, что, учитывая страсть к наркотикам, огласка им не нужна. Тут в Москве был десант из Чечни два года назад, который зачищал наркоманов. Но буду что-то делать, наверное, обращусь к диаспоре", – говорит Варвара.

Жертва шантажа рассказывает о своем опыте. Скриншот: amanat_doverie_05
Жертва шантажа рассказывает о своем опыте. Скриншот: amanat_doverie_05

Полицейские – те же люди

Всегда ли помогают в полиции? О случае домогательств со стороны правоохранителя, который вел ее дело по шантажу, рассказывает 24-летняя Патимат из Дагестана. Собеседница редакции обратилась к отделу по поводу угроз расправой от девушки своего бывшего молодого человека: "Тогда появился мой бывший и начал угрожать, что распустит про меня грязные слухи, если я не заберу заявление".

Интимных фотографий, по ее словам, у них не было, но были совместные снимки. Полицейский начал писать девушке и, по ее словам, приглашать за чашкой кофе обсудить дело. Она предложения отвергала.

"В один день он взял меня за руку, а когда прикоснулся к колену, я поняла, что в отделение полиции ходить больше не стоит, – продолжает она. – Даже не знаю, что стало теперь с моим заявлением".

Почему девушки не решаются обратиться в полицию, поясняет дагестанская правозащитница Светлана Анохина: одна из причин – в случае возбуждения дела фото будут приложены в качестве доказательств, и к ним получит доступ неограниченное количество полицейских. При этом в республике было несколько случаев, когда после шантажа девушки пошли в полицию и добились задержания вымогателей, добавляет собеседница.

В 2020 году резонансной стала история в Ингушетии, когда убили девушку из-за оперативного видео, слитого в сеть полицейскими. Правоохранители прибыли в тот день в квартиру Исы Альтемирова – находящегося в федеральном розыске обвиняемого в вымогательствах и шантаже.

Прибывшие для его задержания полицейские обнаружили в квартире двух женщин, в том числе Лизу Могушкову (Евлоеву). Она была полностью одета и закрывала лицо платком перед камерой, но правоохранители заставили ее открыть лицо и представиться, а потом слили видео в сеть.

На следующий день родной брат Лизы Магомед-Башир Могушков тремя проникающими ударами ножом убил ее, чтобы, как он заявил, смыть "позор семьи". Суд оставил его на свободе. Правозащитники потребовали наказать полицейского, из-за которого произошла утечка видео и убита девушка: местное следственное управление сообщало, что силовика уволили.

Банда вымогателей действовала в Ингушетии более десяти лет. Женщины были готовы платить тысячи рублей, чтобы не стать жертвами убийства чести или развода, грозящего им остаться без детей.

"Не всегда полицейским доверяют, – говорит Анохина. – Мы все хорошо помним историю, когда в одном из дагестанских сел несколько полицейских насиловали жену своего сослуживца и снимали это на видео. Полицейские – это те же самые люди, просто ресурсов у них больше".

Речь идет об истории с групповым насилием в Дагестане в 2017 году. Местная жительница заявила, что несколько полицейских-односельчан насиловали ее, предварительно "опоив" психотропными веществами, и угрожали слить в сеть. История вскрылась, когда женщина, не выдержав, решила покончить жизнь самоубийством. Тогда ей помешали случайные люди. Полицейских было девять, но дело возбудили только против четырех из них, а заместителя начальника уголовного розыска посчитали лишь свидетелем. Сам полицейский насилие отрицал.

"Когда мы в Питере или Москве пишем заявление по таким делам, сотрудники полиции ведут себя нормально, – говорит Фатима Абдулкарим. – А вот в Махачкале полицейские начинают давать свои комментарии, мол, была бы она нормальная, она бы такое не сделала. Очевидно, что сотрудник полиции такое говорить не должен. И такое же отношение к домашнему насилию: была бы нормальная – не побил бы".

Эксперты, опрошенные редакцией, сходятся во мнении, что, если человек стал жертвой шантажа, скрывать это нельзя. По их словам, в борьбе за свои права надо использовать все методы: от обращения в правоохранительные органы, если это возможно, до организаций помощи жертвам шантажа.

"Первое, что надо сделать при угрозе, – незамедлительно зафиксировать доказательства требований шантажиста: запись разговоров, скрины, переписка, – советует Абдулкарим. – Помните, что за это предусмотрена ответственность сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса. Даже если вы добровольно отправили фото в личной переписке, никто не имеет права использовать его без вашего разрешения".

Форум

XS
SM
MD
LG