Ссылки для упрощенного доступа

"Репрессии и разочарование". Почему адвокаты Чечни, Кубани и Дона уходят из профессии


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В Краснодарском крае, Чечне, Ростовской области и некоторых других южных регионах за последние годы снизилось число адвокатов – это следует из открытых данных Минюста. Это может свидетельствовать о разочаровании в профессии наиболее независимых представителей, что в целом снижает качество правовой защиты в России, говорят опрошенные редакцией Кавказ.Реалии эксперты.

Если в целом по стране адвокатов за последние годы стало немного больше, то в некоторых южных и северокавказских субъектах их количество снизилось. Например, в 2021 году в Чечне было 524 адвоката, а в текущем – уже 475, что на 10% ниже показателя двухлетней давности.

Профессия потеряла привлекательность, стала откровенно опасной

В Северной Осетии в 2019 году было 525 защитников, в текущем году – 472, это на 11% меньше максимального показателя последних лет. В Карачаево-Черкесии их число уменьшилось с максимальных 390 адвокатов в 2017 году до 352 в первом полугодии этого года.

Такую же динамику можно увидеть в Краснодарском крае, Ростовской и Волгоградской областях.

В поисках лучшей доли

Причиной такой динамики может быть практика, известная как "адвокатский туризм", объясняет один из юристов, попросивший не указывать его имени. Часто это бывает связано с коррупцией в конкретной региональной палате адвокатов или просто желанием работать в другом регионе.

"Поэтому он получает статус в одном месте, в затем сразу подает заявление о выходе и переводится в другую палату", – говорит он.

Такой прием могут использовать и при давлении властей: защищающая осужденных мусульман, в частности уроженцев Северного Кавказа, адвокат Аза Алиева из-за неоднократных жалоб ФСИН перевелась из адвокатской палаты Саратовской области в Москву.

Заявления тюремного ведомства с требованием привлечь Алиеву к дисциплинарной ответственности связаны с обнародованием ею рассказов доверителей о пытках в исправительных учреждениях.

Правовая система в России находится в состоянии распада, а это не добавляет мотивации новым специалистам

Кроме законодательства адвокаты обязаны соблюдать ряд ограничительных норм, и некоторые юристы, опасаясь ответственности за их нарушение, предпочитают работать без специального статуса, говорит Вадим Илов – адвокат, работающий в Астраханской области.

"Они уходят в свободное плавание. Как правило, в области гражданского и административного права, где статус не нужен. Другая причина – усиление контроля со стороны адвокатских палат", – продолжает он. Многие, по его словам, хотят более свободных условий работы и поэтому уходят из профессии.

Некоторые могут отказываться из-за стремления скрыть доходы, объясняет он. Юристы, по его словам, в отличие от адвокатов, имеют возможность показывать минимальные гонорары – их проверяют меньше. На статистику также может влиять снижение авторитета профессии и появление иных юридических альтернатив.

Адвокат Михаил Беньяш
Адвокат Михаил Беньяш

Михаил Беньяш из Краснодара в феврале 2023 года лишен статуса адвоката из-за критических публикаций в своем телеграм-канале. По версии Минюста, он проводил сравнения между нацистским режимом Гитлера и президентом России Путиным. Перед этим его включили в реестр "иностранных агентов", а из-за антивоенных высказываний дважды составляли административные протоколы за "дискредитацию" армии.

"Профессия потеряла привлекательность, стала откровенно опасной, а корпорация не защищает своих членов, – указывает Михаил Беньяш. – Недавно "Адвокатская улица" опубликовала большой материал о процессах в адвокатуре Беларуси, где после протестов 2020 года и усиления репрессий также значительно сократилось число адвокатов. У нас точно такие же процессы происходят".

По мнению Беньяша, юристы перестали видеть перспективы в этой профессии. Это связано с разочарованием в профессии и неработающей правовой системой.

"Кто захочет становиться адвокатом, если приходится по несколько часов на морозе стоять под отделом полиции, требуя допуска к доверителю? – вопрошает собеседник. – Или несколько лет судиться, доказывая невиновность человека, но суд все равно вынесет обвинительный приговор. Или видеть, как человек, в отношении которого ты добивался возбуждения уголовного дела, делает карьерный рост?"

По его словам, некоторые из его знакомых адвокатов также перешли в другие профессии, так как не могли полноценно обеспечивать семьи.

Опасная профессия

Уход адвокатов из профессии связан с репрессиями, усилившимися за последние два года, и нарушением прав, полагает руководитель северокавказского филиала "Команды против пыток" Екатерина Ванслова. Наиболее ярко это проявляется на Северном Кавказе, говорит она.

Руководитель северокавказского филиала "Команды против пыток" Екатерина Ванслова связывает уход из профессии адвокатов с репрессиями, усилившимися за последние два года, и нарушением их прав. Наиболее ярко это проявляется на Северном Кавказе, говорит она.

"Если адвокат вовлечен в правозащитную деятельность активно занимается проблемными с точки зрения нарушений прав человека регионами, то тут ситуация в целом выглядит катастрофической, – продолжает правозащитница. – И здесь самый вопиющий случай из недавних – жестокое нападение на адвоката Александра Немова, работающего по делу нашей заявительницы Заремы Мусаевой. К нему, предположительно, могут быть причастны местные власти".

По мнению Вансловы, в такой ситуации найти адвоката, который был бы готов защищать права человека в Чечне, становится практически невозможно.

"Многочисленные политические процессы в стране показывают, что правовая система в России находится в состоянии распада, а это, полагаю, не добавляет мотивации новым специалистам при определении профессионального выбора в пользу адвокатуры", – признает собеседница Кавказ.Реалии.

В России работе адвокатов мешают следствие, полиция и даже суды

С давлением силовиков сталкиваются защитники и в других регионах. Например, после обнародования данных о гибели в ростовском спецприемнике активиста Анатолия Березикова обыски прошли у адвоката Ирины Гак и общественной защитницы Татьяны Спорышевой. После этого они были вынуждены покинуть Россию.

"Уход из профессии действительно ощутим, – указывает Спорышева. – Раньше в Ростове было гораздо проще найти адвокатов для задержанных активистов. Даже те, кто не занимался напрямую правозащитой, соглашались участвовать в таких делах. По региону я вижу, что кто-то из адвокатов уехал, другие лишились статуса, третьи не берутся за резонансные дела".

Большая часть правозащитных организаций, которые оплачивают работу адвокатов по политическим делам, получили статус "иностранных агентов", обращает внимание она. Это, по ее мнению, останавливает защитников от сотрудничества. С усилением репрессий активистов стали чаще привлекать по тяжким и особо тяжким статьям Уголовного кодекса, и не все адвокаты решаются защищать таких обвиняемых из-за личных рисков, говорит она.

В России работе адвокатов мешают следствие, полиция и даже суды, следует из доклада Федеральной палаты адвокатов и Центра конституционных исследований, сообщает "Коммерсантъ". Как минимум 41% защитников столкнулись с нарушением профессиональных прав за последний год.

В ходе исследования летом 2022 года были опрошены 520 адвокатов из 64 регионов России. Среди самых частых жалоб адвокатов - отказ в предоставлении процессуальных документов (более 67%) и ограничение сроков ознакомления с материалами по незаконным основаниям (55%).

Кроме того, 43% жалоб связаны со случаями двойной защиты, когда следователь вызывал государственного защитника, зная, что у человека уже был адвокат по соглашению.

  • Нападение на адвоката Александра Немова и журналистку "Новой газеты" Елену Милашину произошло 4 июля, когда они прилетели в Грозный в командировку. Такси, на котором Милашина и Немов ехали из аэропорта в центр города, остановили неизвестные, которые силой посадили журналистку и адвоката в свою машину, довезли до близлежащего оврага, где стали жестоко избивать. Немова ударили ножом в ногу, а Милашиной специально били по пальцам рук, грозя отрубить их. По факту нападения возбуждено уголовное дело, но несмотря на федеральный резонанс напавшие до сих пор не установлены.
  • Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в рамках общего дела вынес решение по жалобе на задержание юриста из Краснодара Михаила Беньяша в день митинга против повышения пенсионного возраста в 2018 году. ЕСПЧ постановил выплатить ему 16 тысяч евро, однако это решение выполнено не будет, поскольку Россия вышла из Совета Европы и теперь не исполняет решения суда в Страсбурге.

Форум

XS
SM
MD
LG