Ссылки для упрощенного доступа

Обвиняемый в финансировании боевиков в КБР отрицает вину и заявляет о пытках во время следствия

Процесс над Хабасом Куготовым в Зольском районном суде Кабардино-Балкарии подходит к концу. Ему предъявили обвинение по части 1 статьи 208 УК РФ (финансирование НВФ) и части 5 статьи 33, части 2 статьи 208 УК РФ (пособничество участникам НВФ). Гособвинитель запросил для Куготова семь лет колонии.

Проблемы с правоохранительными органами у Хабаса Куготова начались еще в 2012 году. В дом в селе Светловодское, где он проживал с женой, родителями и младшим братом несколько раз приходили с обыском, после одного из них Хабаса задержали и избили в отделе полиции. Опасаясь давления, летом 2013 года он с супругой переехал в Москву. В КБР он появился только в марте следующего года и его тут же пригласили в полицию, чтобы побеседовать о его работе в столице. Поняв, что его не оставят в покое, семья Куготовых обратилась за помощью в Кабардино-Балкарский правозащитный центр. Им организовали встречу с замминистра внутренних дел КБР и представителями ЦПЭ и ФСБ, которые интересовались, знаком ли Хабас с членами НВФ Вадимом Шогеновым и Анзором Маргушевым (оба были убиты в 2014 году). Куготов пояснил, что с Шогеновым он учился с в одной школе, а с Маргушевым – служил в армии.

Удостоверившись, что претензий к нему больше нет, Хабас вновь уехал в Москву и в родную республику вернулся лишь спустя два года, в апреле 2016-го. Вскоре его арестовали и предъявили обвинение в том, что он добровольно оказывал помощь боевикам.

По версии следствия, в 2013 году Куготов передал членам НВФ сначала 2000 рублей, спустя две-три недели еще 3000 рублей, а потом помог им продуктами питания. Кроме того, по утверждению обвинения, Куготов предоставлял боевикам свое жилье в Светловодском, пока находился Москве.

Защита Куготова утверждает: доказательства обвинения держатся исключительно на показаниях засекреченных свидетелей, которые невозможно проверить. “Если бы факты, на которые указывают эти свидетели, были правдой, Куготов бы догадался, кто дает показания. Тогда какой смысл их засекречивать? Например, один свидетель утверждает, что встретился с Куготовым, когда тот выходил из магазина, якобы Куготов сообщил ему, что несет продукты членам НВФ. Другой рассказывает, что был близким другом Куготова и однажды, подъезжая к его дому, увидел рядом с ним двух парней, поздоровался, но побоялся останавливаться и уехал. При этом свидетели не могут ответить на наши вопросы, где находится мечеть, в которой он их призывал помогать НВФ, сколько там комнат, что стоит напротив нее”, - поясняет адвокат Хабаса Куготова, Аральбек Думанишев.

Защитник считает, что среди засекреченных свидетелей могут быть сотрудники тех же органов, что и задерживали Куготова.

Он указывает на еще одну оплошность следствия: изначально обвинители не знали, что Куготов длительное время находился в Москве, это раскрылось только, когда защита предоставила справки, что Хабас работал в столице в то время, когда он вроде бы совершал преступления в КБР. Тогда они решили заявить, что Куготов приехал из Москвы, передал боевикам две тысячи рублей и уехал, потом снова приехал и передал три тысячи, потом привез продукты, перечисляет адвокат.

“Надо быть идиотом, чтобы лететь из Москвы ради передачи боевикам двух тысяч рублей. Но Куготов проходил экспертизу, и она показала, что он вменяемый”, - говорит Думанишев.

Также защита доказала, что во время своего отсутствия Куготов сдавал дом супружеской паре, не имеющей отношение к вооруженному подполью. Они подтвердили это в суде.

По словам адвоката Куготова, на одном из судебных заседаний обвиняемый рассказал о пытках, которым подвергался после ареста в апреле 2016 года. Кроме того, Куготов утверждал, что ему угрожали убийством “при попытке к бегству”, если он не подпишет признательные показания. Спустя около двух недель после того, как он был арестован в прошлом году, Хабаса по дороге из СИЗО Нальчика в Черкесск (Карачаево-Черкесия) прямо в пути избили, угрожали изнасилованием и пытали током, вынудив признаться в преступлении и отказаться от услуг адвоката Думанишева.

“На следующий день он все рассказал мне. Мы заявили в прокуратуру КЧР, он также обратился к следователю и прокурору с просьбой считать незаконным заявление, в котором он отказывается от адвоката, и попросил начальника СИЗО не допускать к нему оперативников в отсутствие защитников. Заявления приняли, но на следующий же день к нему в камеру пришли те же оперативники, теперь уже со следователем и адвокатом по назначению. Ему угрожали и дали понять, что никакие жалобы не помогут. В итоге он был вынужден подчиниться их требованиям”, - говорит адвокат.

Потом в суде Куготов заявил, что не совершал вменяемых ему преступлений, а согласие с обвинением подписал под давлением.

В конце июля триста жителей Светловодского подписали письмо в защиту Хабаса Куготова и попросили главу Кабардино-Балкарии не допустить незаконного лишения свободы их односельчанина.

22 августа суд выслушает последнее слово подсудимого и удалится для вынесения приговора.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG