Ссылки для упрощенного доступа

Парадокс Кадырова. В Чечне огласят приговор братьям-геям


Салех Магамадов (справа) и Исмаил Исаев

20-летний Салех Магамадов и 18-летний Исмаил Исаев – родные братья. Они чеченцы и ЛГБТ-персоны, хотя Рамзан Кадыров отрицает, что среди представителей титульной нации республики могут быть геи. Они отстаивали свою идентичность в социальных сетях и сотрудничали с оппозиционным телеграм-каналом. Именно это, полагают адвокаты, и стало причиной для их задержания в Нижнем Новгороде и последующей судебной расправы.

22 февраля Ачхой-Мартановский суд Чечни должен вынести братьям приговор. Их обвиняют в помощи предполагаемому боевику: якобы они передали ему сумку с продуктами. Парадоксальность ситуации, когда гей и трансгендер помогают радикальному исламисту, не удивила следствие и суд. Прокуратура запросила для них шесть и восемь лет колонии.

Мы полагаем, что толчком к поиску братьев послужила отправка Исмаилом голосового сообщения в один из оппозиционных каналов, где его узнали по голосу

"Исмаил – заводила, дерзкий парень, – рассказывает сотрудник помогающей ЛГБТ+ людям кризисной группы "СК SOS" Ибрагим Катаев. – Он был более погружен в модерацию оппозиционных каналов. Ему важно быть активным и отстаивать свою точку зрения. Мы полагаем, что толчком к поиску братьев послужила отправка Исмаилом голосового сообщения в один из оппозиционных каналов, где его узнали по голосу. Начались активные поиски".

В беседе с Кавказ.Реалии он подчеркивает, что братья не скрывали сексуальной ориентации и гендерной идентичности ни до ареста, ни в суде.

"Наверное, уверенности им придал период, когда они проживали в Нижнем Новгороде и наконец почувствовали себя свободнее. Там же получали поддержку комьюнити и убедились – они не одни", – подчеркивает Катаев.

Исаева впервые задержали еще в августе 2019 года в Грозном – полицейский потребовал показать телефон и увидел среди картинок радужный флаг. Его отпустили спустя полторы недели, когда мать принесла "выкуп" в 300 тысяч рублей. С тех пор силовики взяли семью на особый контроль.

В апреле 2020 года из-за модерации оппозиционного телеграм-канала Osal Nakh 95 схватили уже обоих братьев. Их два месяца держали на территории полка патрульно-постовой службы МВД имени Ахмата Кадырова, где заставили записать видео с извинениями. На нем у молодых людей видны следы побоев. После освобождения "Российская ЛГБТ-сеть" (была включена Минюстом в список иностранных агентов) помогла им уехать в Нижний Новгород.

"Одной из причин этого уголовного дела может быть месть со стороны силовиков. Известно, что братья уже задерживались из-за модерации оппозиционного канала. Как они рассказывали, на протяжении этих месяцев их пытали, избивали, а отпустили лишь под предлогом сотрудничества. Как считают братья, их преследуют из-за сексуальной ориентации, оппозиционных и атеистических взглядов", – говорит Кавказ.Реалии представляющий их интересы адвокат Александр Немов.

Шоколадки для боевика

4 февраля 2021 года чеченские силовики при поддержке коллег из Нижнего Новгорода ворвались в квартиру, где в ожидании получения политического убежища и вылета из России жили братья. Их увезли в ОВД "Гудермес", а затем перевезли в ОВД "Серноводское". Под пытками, по словам братьев, их заставили подписать чистые листы, которые как заполненные "показания" и легли в основу уголовного дела.

"Граждан Исаева и Магамадова опросили в присутствии их отца, и в результате информация подтвердилась. Они признались в пособничестве члену незаконного вооруженного формирования Рустаму Борчишвили, который входил в террористическую группу Аслана Бютукаева, уничтоженного 20 января этого года на окраине села Катыр-Юрт", – заявил министр информации и печати Чечни Ахмед Дудаев.

В уголовном деле нет доказательств общения Магамадова и Исаева с самим боевиком, равно как и доказательств участия убитого Борчашвили в НВФ

По версии следствия, пособники передали боевику пакет с хлебом, соком, чаем и шоколадками. При этом в уголовном деле нет доказательств общения Магамадова и Исаева с самим боевиком, равно как и доказательств участия убитого Борчашвили в НВФ. Единственное, что говорит о связи Борчашвили с бандой Бютукаева, – основанная на оперативной информации справка. Ни судебного приговора, ни каких-либо объективных доказательств в суд не было предоставлено.

"Обвинение моих подзащитных в пособничестве ярому исламисту – абсолютный абсурд. Государственное обвинение и предварительное следствие все время просто пытались перекрыть доводы защиты. Не собирая вообще никаких доказательств обвинения, а соперничая с защитой, каждый раз придумывая новую версию против нашей", – заявляет адвокат Марк Алексеев.

Подсудимые не признают вину, считая дело политически мотивированным. Они настаивают, что не были знакомы с убитым предполагаемым боевиком. Правозащитный центр "Мемориал" (в РФ внесен в список иноагентов, но не согласен с этим) признал Магамадова и Исаева политзаключенными.

"Дело придумано, показания, которые вменяют Салеху и Исмаилу, полны детализаций в виде стоимости продуктов вплоть до граммов. Как это вообще возможно? Учитывая, что мои подзащитные не давали этих показаний, становится очевидным, что за них их придумали. Все это не доказано и не подкрепляется ничем, кроме показаний двух свидетелей следствия, находящихся под контролем государства", – подчеркивает адвокат Александр Немов.

Абсолютная безнаказанность

Работа с чеченскими правоохранительными органами напоминает игру без правил. Когда не знаешь об этой специфике, думаешь, что можно опираться на российское законодательство, но в какой-то момент осознаешь, что там законов нет. Тогда приходится опираться на их хаотичные действия, в которых отсутствуют логика и маркеры, свидетельствующие о соблюдении процессуальных норм, продолжает сотрудник "СК SOS" Ибрагим Катаев.

"Больше всего удивляет, когда в эту игру включаются и сотрудники из других регионов. Возможно, они хотят помочь коллегам или руководствуются расхожей фразой "Это Кавказ – там свои законы, своя ментальность". Как бы то ни было, когда полицейские Москвы и любого другого региона способствуют нелегальному вывозу граждан в Чечню, это очень странно", – признает он.

В качестве примера Катаев приводит ситуации, с которыми не раз сталкивались правозащитники. В отдел полиции приходит совершеннолетний гражданин, объявленный родственниками с Кавказа в розыск в связи с длительным отсутствием. Человек заявляет, что никуда не пропадал, ничего противозаконного в его отношении не совершалось, и просит сняться с розыска. Полицейский зачем-то сообщает об этом инициаторам розыска, те просят под любым предлогом удержать пришедшего до их приезда. Полицейские выполняют их просьбу и передают обратившегося в руки родственников, которые насильно вывозят его домой.

Складывается впечатление, что чеченские силовики верят в абсолютную безнаказанность

"Что касается самих чеченских силовиков, складывается впечатление, что они верят в абсолютную безнаказанность. Так и происходит. Как будто бы все в России смирились с тем, что чеченские силовики живут вне правил и законов. Они действуют как хотят, и кажется, что ничего их не остановит", – разводит руками собеседник.

В первые дни, когда братья оказались в Чечне, они не понимали, что им делать и окажут ли им помощь. К ним не пускали адвокатов. За прошедший с момента похищения год обвиняемые объявляли голодовки. Чтобы предотвратить избиение и пытки в СИЗО Грозного, Салех Магамадов демонстративно порезал руки бритвенным станком.

"Страх, который они испытали, трудно представить. Когда поняли, что есть адвокаты, готовые защищать их права, почувствовали себя увереннее. Они сотрудникам полиции говорили, что ни в коем случае не откажутся от адвокатов, даже если их будут пытать. Братья будут биться до конца. На другой чаше весов – остаться в тюрьме на 15 лет. Им есть за что сражаться", – уверен Катаев.

Поэтому Салеху и Исмаилу так важна поддержка, в том числе обычные письма в СИЗО Грозного, которые через систему "ФСИН-письмо" в режиме онлайн может отправить каждый, обращает внимание Катаев.

Адвокат Александр Немов добавляет, что защите отказали даже в рассмотрении ходатайства по изменению территориальной подсудности, что является вопиющим нарушением. Суд оставил его без рассмотрения на стадии предварительного слушания, а затем отказал в передаче дела, рассмотрев его на основных слушаниях. Апелляция на это также не была удовлетворена.

Защитник полагает, что суд боялся передачи материалов в Кассационный суд общей юрисдикции в Пятигорске, который бы убедился в отсутствии объективных доказательств вины братьев. В этом случае дело обязательно передали бы в другой регион, где оно развалилось бы из-за несостоятельности.

"Мы изначально настаивали на переносе дела из Чечни. Высшие должностные лица республики давали комментарии в СМИ о виновности братьев, что, разумеется, было давлением на судебную систему. Я не верю в оправдательный приговор, просто потому что статистически у нас их 0,3% за 2020 год", – подытожил Немов.

Бизнес на похищениях

Идеология "в Чечне нет геев" приурочена к "чистке крови", считает Катаев. Именно как религиозный запрет это преподносилось в республике в 2017 году. Но на сегодняшний день массовые преследования ЛГБТ-людей – бизнес силовиков. Людей ловят и дают возможности "откупиться" за значительные суммы, обращает внимание правозащитник. Очень сложно понять, что именно движет ими – жажда наживы или прикрываемая традициями псевдоидеология.

У них не укладывается в голове, что бывают такие люди

"Более объяснимо, но также непонятно, почему относятся в Чечне плохо к трансгендерным людям. Полагаю, из-за установки "женщина – это женщина, а мужчина – мужчина, все остальное – харам (запретное в исламе. – Прим. ред.)". У них не укладывается в голове, что бывают такие люди. А "отклонения" приписывают паранормальным явлениям, "вселению джиннов" и так далее", – говорит представитель кризисной группы "СК SOS".

Собеседник констатирует, что на сегодняшний день видимость ЛГБТ-людей в обществе повышается и на Северном Кавказе, и отдельно в Чечне. Они начинают отказываться от нахождения в вечной "тени", поскольку просто не хотят двойной жизни.

"Если раньше они бы предпочли прятаться и никому ни о чем не говорить, сейчас иначе. Этот парадокс создал сам Кадыров", – подытожил Катаев.

Чеченские власти продолжают уверять, что в республике не преследуют геев, потому что их попросту нет, а в Москву тем временем приезжают ЛГБТ-беженцы из Грозного. Они боятся и активистов, которые им помогают, и журналистов, и других чеченцев: у каждого на родине осталась семья, которая может пострадать за сына-гея, если информация о нем станет публичной. Охота на геев приобрела в Чечне характер террора, рассказывало в 2017 году, в разгар массовой внутренней эмиграции ЛГБТ-людей из Чечни, Радио Свобода.

Тем временем петиция "Чрезвычайная ситуация: двое молодых чеченцев находятся в смертельной опасности" на международной платформе по защите прав ЛГБТ+ All Out собрала более 100 тысяч подписей. Жители разных стран мира просят руководство США использовать глобальную дипломатию и международную коммуникацию для освобождения находящихся в СИЗО Грозного братьев.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG