Ссылки для упрощенного доступа

"Настрой пессимистичный": правозащитники с Кавказа – о планах на 2024 год


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Министерство юстиции заявило о прогнозируемом росте некоммерческого сектора в 2024 году по мнению чиновников, этому поспособствуют новые цифровые сервисы. На Северном Кавказе общественники, активисты и правозащитники полны противоположных ожиданий: основную преграду для развития гражданского общества они видят в безразличии, а иногда и активном противодействии государства.

Редакция Кавказ.Реалии спросила о планах на год правозащитников, которые помогают политзаключенным, жертвам домашнего насилия и ЛГБТ-людям, а также членов НКО, занимающихся проблемами людей с инвалидностью и бездомных животных.

Таня Локшина, заместитель директора отдела Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии

Таня Локшина
Таня Локшина

Хочется пожелать нам всем, чтобы наступивший год был лучше, чем мы надеемся. Потому что пока настрой достаточно пессимистичный.

Мы продолжаем документировать военные преступления в Украине и нарушения прав людей в Российской Федерации, в том числе украинских военнопленных и гражданских. Тысячи людей остаются в плену, адвокаты не могут получить к ним доступ. Мы продолжаем заниматься этим, но пока без осязаемого результата.

Что касается самой России, то политические репрессии зашкаливают с начала войны, всем этим мы активно собираемся заниматься в текущем году. Есть обоснованные предположения, что после президентских выборов ситуация станет только хуже. Хочется надеяться, что этого не произойдет, но знать наверняка невозможно.

На Северном Кавказе мы продолжим заниматься вопросами полицейского произвола, необеспечения права на справедливый суд и репрессий в отношении инакомыслящих. Все, что происходит на Северном Кавказе, – это зеркало происходящего в стране, просто более выпуклое.

Саида Сиражутдинова, президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем "Кавказ. Мир. Развитие"

Ситуация с домашним насилием легче не стала, оценивать масштаб очень сложно. Недавно я выпустила исследование о домашнем насилии на Северном Кавказе. Существует тенденция к сокрытию таких преступлений, и мы не можем получить информацию в полном объеме. Но у нас есть открытые данные из судебной практики.

В судебных решениях мы встречаем попытки оправдать традициями и нормами общества совершивших "убийство чести".

Все еще высок уровень поддержки "убийств чести": в судебных решениях мы встречаем попытки оправдать традициями и нормами общества совершившего преступление, а сроки для них достаточно посильны. Я думаю, что если бы наказание было жестче, то ситуация решалась бы быстрее.

Еще одна болезненная проблема – сексуализированное насилие, в том числе по отношению к несовершеннолетним. Заявления о подобном часто заканчиваются "примирением" семей и браком с насильником, особенно в селах, где такое легче сокрыть. Мы знаем только о небольшом срезе подобных правонарушений. Значительная часть таких браков заканчивается разводом, но и этот вопрос замалчивается как уязвимый и неприятный.

В республиках Северного Кавказа стало больше женщин, бегущих из семей, – это важный индикатор ситуации с насилием. Общество этому противостоит: о чем свидетельствуют, например, уголовные дела в отношении беглянок. Тем, кто им помогает, нужно продумывать новые и новые стратегии; добавим к этому угрозы самим правозащитникам.

Наши исследования показывают, что ситуация тяжелая и прогноз на текущий год неблагоприятный. Домашнее насилие является той проблемой, которую не пытаются решить. Правозащитным организациям на Северном Кавказе стало намного тяжелее выявлять случаи насилия и оказывать помощь жертвам.

Айшат Гамзаева, глава Всероссийской ассоциации родителей детей-инвалидов в Дагестане и Центра помощи детям и взрослым с инвалидностью "Жизнь без слез"

Мы уже второй год занимаемся строительством дневного центра на 350 человек, который принимал бы детей с инвалидностью. Мы специализируемся на коррекционной педагогике, все наши подопечные имеют тяжелые нарушения, 80% из которых невербальные. Наши специалисты – дефектологи, психологи, логопеды и ABA-терапевты (ABA, или прикладной анализ поведения – метод работы с детьми, имеющими особенности развития, позволяющий им получить новые навыки и адаптироваться в естественной среде. – Прим. ред.)

Везде говорят о том, что новые проекты должны быть с доступной средой, но почему-то дома продолжают строить без нее.

К сожалению, в регионе все больше детей с нарушениями в развитии. Не хватает специалистов и учреждений, которые могли бы принимать таких детей. Что касается доступной среды – то в регионе ситуация улучшается очень медленно. Уже везде говорят о том, что новые знания должны проектироваться с доступной средой, но почему-то дома продолжают строить без необходимых условий [для людей с инвалидностью].

В конце 2023 года нам обещали, что детских садах появятся группы для детей с особенностями развития – мы будем их мониторить. Сейчас по закону нельзя отказать в обучении ребенку с особенностями развития. Но в школах ресурсные классы (отдельный кабинет, где ученики с ограниченными возможностями здоровья могут заниматься по специальной программе. – Прим. ред.) так и не открыли.

Мы просили [у властей] выделить хотя бы один день, чтобы родители особых детей могли приходить в поликлинику: чтобы другие родители не возмущались, чтобы детям не было тяжело, но пока этот вопрос не решен. Никаких сенсорных комнат (комната для детей с ограниченными возможностями здоровья, которая необходима для стабилизации их психоэмоционального состояния . – Прим. ред.) в поликлиниках пока нет — они есть у нас в дневном центре, но доступны только для ограниченного количества подопечных.

Марина Плиева, волонтёр группы помощи бездомным животным "Бездомных нет. Владикавказ"

К сожалению, сегодняшние реалии таковы, что помощи нет ни от кого: ни от властей, ни от состоятельных и влиятельных людей. Помогают только неравнодушные. На наши призывы и власти, и внутренние органы отмахиваются от нас, как от заразных. Большинство простых людей с каждым годом становится все злее, а издевательства над животными – все изощренней.

На наши призывы и власти, и внутренние органы отмахиваются от нас, как от заразных.

В планах у нас – донести до людей и правительства, как необходима массовая стерилизация [бездомных животных]. Мы бьемся с ветряными мельницами, стерилизуя маленькую горстку, тогда как несознательные граждане продолжают бросать на улицах потомство домашних питомцев.

К сожалению, наших сил не хватает. Необходимы штрафы за ненадлежащий уход, содержание, самовыгул питомцев. Очень важно обязать чипировать всех животных, чтобы была возможность отслеживать нерадивых владельцев.

Наталия, администраторка чатов "Центра Т" в Ростове и Астрахани

После признания экстремистской несуществующей организации "международное ЛГБТ-движение", приходится принимать дополнительные меры безопасности в наших чатах, чтобы туда не попали нежелательные личности. Мы не боимся гомофобов, скорее ожидаем пакостей от государства, сотрудники которого могут проникнуть в чаты, наскринить переписки и навредить людям, которые там находятся: так пострадали члены "Нового величия".

Сейчас для возбуждения уголовного дела многого не надо. Гомофобы и трансфобы были, есть и будут, но они не доставляли нам особых проблем, пока государство не объявило организованную травлю. Теперь за помощь ЛГБТ-людям могут обвинить в экстремизме. Опасность существует и для людей, которые донатят таким организациям, и для тех, кто размещает в соцсетях "экстремистскую символику" шестицветной радуги. Есть понимание, что ЛГБТ полностью выдавливается из публичного поля.


В следующем году мы продолжим вести плотную работу в помощь тем, кто эмигрирует из России в другие страны, – это консультационная помощь, помощь в получении медицинской помощи для тех, кто совершает транспереход и принимает гормональные медикаменты. Для взаимопомощи мы создали чаты в разных странах. Людям, которые остаются в России, мы как сообщество также будем предоставлять любую необходимую помощь.

  • В 2023 году был опубликован первый доклад об эвакуации жертв домашнего насилия на Северном Кавказе. Правозащитники из проекта Ad Rem пришли к выводу, что чаще всего жертвами становятся женщины в возрасте от 18 до 30 лет. В большинстве случаев родственники избивают их, угрожают "убийством чести" или разлучают женщин с детьми.
  • Исследователи международной правозащитной организации Human Rights Watch в обзоре ситуации с правами человека в 2023 году особо отметили грубые нарушения прав человека в Чечне.
  • Семь из десяти крупнейших компенсаций, присужденных с начала полномасштабного вторжения по делам в ЕСПЧ, касаются юга и Кавказа. Заявители их не получат, поскольку Россия вышла из Совета Европы.

Форум

XS
SM
MD
LG