Ссылки для упрощенного доступа

Как живут дальнобойщики спустя полгода после стачки

Минувшей весной дальнобойщики бастовали ровно 33 дня. Однако систему "Платон" им одолеть не удалось. Чем теперь они живут, водители рассказали "Кавказ.Реалии".

Отчаялись и разошлись

24 марта правительство России постановило повысить плату за проезд по федеральным трассам "в счет возмещения вреда, причиняемого автодорогам большегрузными транспортными средствами" - с 1,53 до 1,90 руб. за километр.

Первыми на Северном Кавказе против "Платона" выступили дагестанцы. Их акция оказалась самой масштабной: 27 марта в стачку влились 90% перевозчиков.

Водители устраивали автопробеги, которые власти периодически срывали, требовали показать их по Первому каналу и встречались с республиканскими чиновниками, повторявшими, что в этом вопросе они решают далеко не все (в этот момент обычно поднимали глаза к потолку).

5 апреля в Москве был задержан лидер Объединения перевозчиков Дагестана Рустам Малламагомедов.

В тот же день в пригороде Махачкалы силовики попытались жестко разогнать протестный лагерь.

Позже правоохранители стали выдергивать бастующих и угрожать постановкой на учет.

В конце апреля дагестанцы объявили о приостановке кампании. На митинге они решили "дать шанс государству" выполнить их требования.

В Северной Осетии в конце марта более ста водителей встали на трассе "Кавказ".

Дальнобойщики записали видеообращение к депутатам регионального парламента с просьбой передать их требования в Москву.

В начале апреля с ними встретился глава республики Вячеслав Битаров.

Однако 19 апреля участники стачки вернулись к работе, чтобы расплатиться с долгами.

"Закрыли бы нас уже"

Глава Союза перевозчиков Дагестана Абдурашид Самадов уже второй месяц сидит дома. Из последнего рейса он вернулся в конце июля. Тогда же его обложили штрафами на 35 тысяч рублей (три из семи - за "Платон"). Теперь мужчина гадает, вернется он со следующей командировки с убытками или удастся что-то заработать.

Провал весенней забастовки собеседник "Кавказ.Реалии", по собственным словам, предвидел: "Сколько можно было еще протянуть? Все закончилось ожидаемо".

Он до последнего надеялся, что страна их протест поддержит, но чуда не произошло.

"Потерпели убытки, но что делать? - разводит руками Самадов. - Сидя в Дагестане, невозможно никому ничего указывать".

В апреле власти Дагестана обещали помощь дальнобойщикам
В апреле власти Дагестана обещали помощь дальнобойщикам

Региональные власти, которым "дали шанс" выполнить требования рабочих, за минувшие пять месяцев почти ничего не сделали. Возможно, недостаточно полномочий.

"То, что сделано, несерьезно по сравнению с нашими нуждами, - сокрушается дальнобойщик. - Разобрались лишь с транспортной инспекцией, которая раньше тормозила нас в 3-4 местах. Теперь проверяют на одном посту".

В среднем только за "Платон" дагестанским перевозчикам, работающим с Москвой, приходится платить около 9000 рублей. Расстояние между республикой и столицей составляет порядка 2000 км. Приплюсовываем то, что водители наезжают в пределах Белокаменной – до 200 километров. Таким образом, туда и обратно получается 4200. Умножаем эту цифру на 1 рубль 91 копейку.

И это если предположить, что рейс прошел гладко. Приятелю Абдурашида не повезло: недавняя поездка обернулась для него гигантским штрафом в 400 тысяч рублей.

"Он в Москве взял 3 тонны, в Рязани - 16 с лишним тонн. Всего получилось 19 тонн с "копейками", но власти считают, что он превысил общую нагрузку", - объясняет Самадов, с готовностью демонстрируя документы.

Если дальнобойщик оплатит штраф оперативно, то ему скостят 200 тысяч рублей.

Усугубляет ситуацию еще и то, что мужчина работает не на своей машине (платит ее владельцу 25% с выручки).

"Коллега за голову хватается. Хозяин ругается. Говорит, что давал ему чистый транспорт (без штрафов). И что теперь, человек должен год отработать, чтобы вернуть эти 400 тысяч?" – недоумевает собеседник "Кавказ.Реалии".

По закону допустима общая масса транспорта и груза в 40 тонн. Машина Абдурашида весит 17,5 тонн. С соляркой и прочим получается 18,5 тонн.

"По логике, могу 21,5 тонн взять. Но ни один транспорт с таким весом не проедет, - утверждает он. - Тем более по Рязанской области. Есть несколько регионов, где и с 18 тоннами сотни ребят попадают на штрафы. Как у них эти весы, лазеры работают?"

Перевозчик не понимает, чего власти таким образом хотят добиться: "Нас уничтожают. Или закрыли бы нас уже! Стали бы тогда думать, как жить дальше".

"Кто нас будет слушать?"

Осетинские дальнобойщики, судя по всему, отпустили ситуацию. Они за "Платон" исправно платят. И говорят, что "ничего [никаких протестных выступлений] не будет".

"Работаю по тому тарифу, который ввели. Конечно, невыгодно. Пока в Москве и в других регионах бастовать не начнут, ничего не будет. Даже если устроим здесь стачку, кто нас будет слушать? Никто", - отмахивается Алан.

Ему поездка до Москвы и обратно обходится в 20-24 тысячи рублей.

Самадов объясняет такую внушительную сумму тем, что владикавказцы едут в столицу по федеральной трассе М-4 "Дон", которая состоит из платных участков. Здесь и накидывается еще шесть тысяч рублей.

Добавим, долг некоторых осетинских дальнобойщиков по "Платону" достигает уже нескольких десятков тысяч рублей. Их отлавливают местные гаишники.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG