Ссылки для упрощенного доступа

В Ингушетии спецкомиссия будет адаптировать не только боевиков, но и других уголовников

Комиссия по адаптации боевиков в Ингушетии планирует расширить свою деятельность и рассматривать обращения всех, кто желает добровольно прекратить любую преступную деятельность.

На последнем заседании комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни людям, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров отметил, что число обращений от бывших боевиков сильно сократилось "в связи со стабилизацией оперативной обстановки" и все чаще помощи ищут люди по другим уголовным делам.

В связи с этим комиссия будет переименована, а ее деятельность включит в себя и работу с разыскиваемыми за криминал.

По мнению руководителя ингушского отделения "Мемориала" Тимура Акиева, который состоит и в адаптационной комиссии, расширение полномочий не сильно скажется на работе комиссии и ее загруженности.

"Общественность республики, в основном это касается представителей независимых организаций, критически относятся к работе комиссии, считают ее функции формальными и не играющими роли в стабилизации ситуации в республике. Поэтому, мне кажется, количество обращений не сильно возрастет или это будут обращения людей, которые ищут компромисс со следствием. Но и таких будет немного", - считает правозащитник.

Акиев в необходимости комиссии не сомневается, поскольку для реальных участников НВФ, которые не совершили серьезных преступлений и добровольно отказались от экстремистской деятельности. Комиссия может быть единственным шансом вернуться к мирной жизни с минимальными потерями: освободиться от уголовного преследования, либо смягчить наказание.

"То есть люди, которые при других обстоятельствах были бы задержаны и получили бы максимальный срок или вообще могли быть убиты при задержании, получают шанс исправиться", - говорит эксперт.

При этом он напоминает, что за последние два года состоялось только два заседания комиссии: в 2016-м было рассмотрено одно обращение, а в 2017-м обсуждалась в целом ситуация с задержанными по подозрению на нападение на пост ДПС у села Яндаре в ноябре прошлого года.

Собеседник "Кавказ.Реалии" не исключает, что какие-то обращения просто не дошли до комиссии, поскольку в Совете безопасности республики "посчитали нецелесообразным их рассматривать".

Что касается криминальных статей, то, по словам Акиева, за все время работы комиссии он сталкивался лишь обращениями по статье 222 УК РФ (хранение оружия), которая часто шла в довесок к участию в НВФ.

"По статистике, который приводит Совет безопасности, с начала работы комиссии в 2011 году было рассмотрено более 60 заявлений. В адаптации отказали лишь однажды, когда рассматривали дело бывшей жены одного из членов НВФ. Также было дело Хамзата Альдиева, которого адаптировали в 2013 году, но потом против него возбудили дело в Чечне, а так как на эту республику действия адаптационной комиссии не распространяются, там он был осужден на 13 лет", - заключил Акиев.

Глава правозащитной организации "Машр" Магомед Муцольгов, работу адаптационной комиссии называет неэффективной и сомневается, что расширение ее деятельности что-либо изменит.

"Если комиссия помогла хотя бы одному человеку, значит, ее создали не напрасно, но в целом она не очень эффективна. У нее нет никаких реальных полномочий, она может лишь попросить о снисхождении к тому или иному обратившемуся человеку. Не факт, что к этой просьбе прислушаются", - сетует он.

Кроме того, правозащитник отмечает, что комиссия может служить и как инструмент давления, поскольку чтобы обратиться в нее, нужно признать себя виновным в экстремистской или террористической деятельности.

В качестве примера он приводит дело Альберта Хамхоева, одного из подозреваемых в пособничестве напавшим на пост ДПС у Яндаре. По его словам, семье Альберта настойчиво предлагали обратиться в комиссию, хотя Хамхоев сразу же заявил о своей непричастности и не оговорил себя даже под пытками.

"Он не террорист, не экстремист, ему подбросили на глазах у родных пистолет, пытали, уже возбуждено дело по этому факту, так зачем же ему комиссия? Обратиться туда – фактически признать себя виновным. Многие людей жаловались на пытки, на то, что их заставили оговорить себя, но это игнорировали. Возможно, и кого-то из них пропускали потом через комиссию", - добавил Муцольгов.

По словам правозащитника, гораздо продуктивней была работа общественных наблюдательных комиссий (ОНК), контролирующих соблюдение прав человека в местах принудительного содержания. Однако, по его словам, в последний созыв в ОНК в Ингушетии попали в основном бывшие правоохранители, что очень плохо отразилось на ее деятельности.

XS
SM
MD
LG