Ссылки для упрощенного доступа

Вернувшиеся из Сирии россияне рискуют оказаться на скамье подсудимых, несмотря на явку с повинной. "Кавказ.Реалии" вспоминает резонансные случаи, когда добровольно отказавшихся от участия в войне людей преследовали, вопреки обещаниям властей и силовиков.

В минувший понедельник в Россию из Сирии вернулась самая многочисленная группа людей: 12 женщин и 29 детей доставили спецрейсом в Грозный. (Всего за последние несколько месяцев из Сирии и Ирака в Россию вернулось более полусотни человек, большинство из них – дети).

Вскоре выяснилось, что перед вылетом они подписали подтверждение, что возвращаются на родину добровольно и готовы в случае необходимости понести уголовную ответственность. Представитель главы Чечни в странах Ближнего Востока и Северной Африки, сенатор Зияд Сабсаби, также отметил, что вернувшиеся должны предстать перед судом, если они нарушили закон "до того, как покинули территорию РФ, и в отношении них возбуждены уголовные дела".

В итоге сразу по прилету трое уроженок Дагестана были задержаны правоохранительными органами республики.

"Их сотрудники приехали и забрали женщин по тем делам, которые возбуждены против них. Будайханову Викторию они отвезут в Москву, потому что она была объявлена в розыск там", - сообщила член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова.

Это не первый случай, когда людей, возвращенных с Ближнего Востока, привлекли к ответственности.

21 октября из Сирии в Грозный доставили семь женщин и 14 детей. Тогда центр по борьбе с экстремизмом МВД заверил: вернувшимся будет оформлена явка с повинной, что поможет им избежать уголовную ответственность по статье об участии в незаконных вооруженных формированиях.

"В статье 208 УК РФ (участие в незаконных вооруженных формированиях) есть примечание, о том, что при добровольной явке в правоохранительные органы данное лицо освобождается от уголовной ответственности. В нашем случае эти женщины добровольно вернулись на родину и соответственно подпадают под действие этой части статьи", - заявил РИА Новости представитель ведомства.

Однако и тогда две жительницы Дагестана были арестованы, поскольку находились в федеральном розыске за участие в незаконных вооруженных формированиях на территории иностранного государства.

24 октября Загидат Абакарову и Муслимат Курбанову заключили под стражу на два месяца, несмотря на то, что у обеих есть несовершеннолетние дети.

Юристы правозащитного центра "Мемориал", в который обратилась мать Курбановой, посчитали, что суд нарушил УПК и не обосновал в постановлении невозможность применения к обвиняемой Муслимат Курбановой иной, более мягкой, меры пресечения.

"Он исходил лишь из тяжести предъявленного ей заочно обвинения и факта заочного же объявления ее в международный розыск. Суд не учел при решении вопроса об избрании меры пресечения наличие у обвиняемой грудного ребенка", - отметила юрист "Мемориала" Галина Тарасова, подчеркнув, что Курбанова, "обвиненная в участии в незаконном вооруженном формировании на территории иностранного государства, добровольно вернулась оттуда при содействии властей Чеченской Республики".

В начале сентябре в Кабардино-Балкарии также осудили местного жителя Ислама Гугова, который добровольно вернулся из Сирии. Перед приездом отец Гугова вел переговоры с силовиками, которые обещали, что Исламу оформят явку с повинной и, поскольку он не принимал участия в боевых действиях, его не будут наказывать лишением свободы. Однако в суде обвинение выдвинуло другую версию: Гугов якобы был задержан сотрудниками ФСБ при пересечении границы. Ему назначили наказание в виде трех лет в колонии. Сейчас мужчине грозит новый процесс.

В конце декабря прошлого года к 4,5 годам лишения свободы по обвинению в попытке присоединиться к террористической группировке "Исламское государство" приговорили Варвару Караулову.

"Люди мне звонят, в том числе и с Кавказа, рассказывая, что их дети попадают в такую же беду. Однако эти родители боятся обращаться в службы безопасности, потому что видят наш пример – мы обратились, всячески содействовали поимке вербовщиков, а в итоге Варя оказалась за решеткой. Чтобы предотвратить вербовку, нужно получать информацию от таких людей, как моя дочь. А если получать такие прецеденты, кто ж пойдет помогать?" - говорил тогда в интервью "Кавказ.Реалии" отец Варвары Карауловой – Павел.

Сроки наказания, назначенные тем, кто, по мнению суда, принимал участие в сирийском конфликте, сильно разнятся. Это может быть и 2 года колонии, как в процессе над чеченцем Саидом Мажаевым, который добровольно вернулся на родину, так и 16 лет строгого режима, как в деле дагестанца Абдурахмана Усманова, который даже саму поездку в страну конфликта.

XS
SM
MD
LG