Ссылки для упрощенного доступа

"Информационную жвачку создали, чтобы все боялись"


Александра Иванова (Варвара Караулова)

Отец Варвары Карауловой о Коране, вербовщиках и информационной жвачке

Московский окружной военный суд признал бывшую студентку МГУ Александру Иванову (Варвару Караулову) виновной в попытке присоединиться к террористической организации «Исламское государство» и приговорил ее четырем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима.

Прокурор просил дать девушке пять лет, отмечая повышенную общественную опасность ее поступков, так как подсудимая, по его словам, собиралась стать снайпером или смертницей.

29 ноября экс-студентка отметила в СИЗО 21-летие. За год она выучила иврит и осознала ошибки.

История Варвары Карауловой известна: студентка-отличница влюбилась в некоего Айрата Саматова, с которым переписывалась в Сети 4 года, стала носить хиджаб, бросила вуз, улетела в Турцию, была поймана на границе с Сирией, после чего отец выехал за ней и вернул в Россию. Через пять месяцев ее арестовали, обвинив в связях с террористами.

В интервью «Кавказ.Реалии» отец девушки Павел Караулов, до последнего надеявшийся на оправдательный приговор, объяснил, зачем покупал Варе Коран, для чего она занималась спортивным самбо и почему сменила имя.

- Почему из вашей дочери слепили образ едва ли не самого страшного «игиловца» в России?

Однако эти родители боятся обращаться в службы безопасности, потому что видят наш пример – мы обратились, всячески содействовали поимке вербовщиков, а в итоге Варя оказалась за решеткой.

- Есть ошибки конкретно двух сотрудников правоохранительных органов. Если мы посмотрим на западную модель работы со свидетелями, то свидетели, как правило, имеют иммунитет. Когда мы прилетели с Варей из Турции, все сотрудники, включая экс-начальника пресс-службы Следственного комитета Владимира Маркина, публично сказали, что претензий к Варе нет, она является исключительно свидетелем. Мы с самого начала взаимодействовали с правоохранительными органами – у меня было и есть совершенно искреннее желание этих выродков наказать. Люди мне звонят, в том числе и с Кавказа, рассказывая, что их дети попадают в такую же беду. Однако эти родители боятся обращаться в службы безопасности, потому что видят наш пример – мы обратились, всячески содействовали поимке вербовщиков, а в итоге Варя оказалась за решеткой. Чтобы предотвратить вербовку, нужно получать информацию от таких людей, как моя дочь. А если получать такие прецеденты, кто ж пойдет помогать?

В самый пик освещения ситуации Вари мне звонило по человек 10-12 с вопросом, что им делать, куда обращаться, где искать пропавших детей. Недавно из Ростова люди звонили. Говорят, аналогичная ситуация, вроде как любовь, тоже все печально и тяжело.

- И что вы советуете – обращаться в ФСБ или нет?

- Считаю, что нам очень помог Интерпол. Правоохранительные органы Турции оказали содействие. Знаю прекрасных людей в ФСБ, которые искренне помогали. Но есть 2-3 человека, которых не хочу характеризовать, но они явно не на своем месте.

- Варваре предъявлено обвинение по ст. 205.5 УК РФ (приготовление к участию в деятельности террористической организации). Что вас главным образом смущает в деле?

- У ребенка в состоянии стресса были получены «признательные» показания – без адвокатов, без аудио- и видеозаписи, что законом прямо запрещено (статья 301). Эти материалы легли в основу дела. На нее оказывалось фактическое давление. Хотя, если мы говорим о службе безопасности России, то, наверное, предполагаем, что они должны обеспечивать безопасность граждан, а не запугивать их.

Варе вменяется в вину, во-первых, то, что она учила языки, во-вторых, продолжила переписку с Саматовым (под контролем спецслужб, кстати; все гаджеты были прошиты), в-третьих, сменила имя.

Варя была задержана в квартире, в которой прописана. То есть, не скрывалась. В качестве одного из доказательств приводится смена имени и фамилии. Но когда вас на каждом углу преследуют журналисты, как быть? Варя интроверт, ей было неуютно. Они с мамой посоветовались, сходили в обычный МФЦ (многофункциональный центр предоставления госуслуг. - «Кавказ.Реалии») и на абсолютно законных основаниях поменяли. Варе вменяется в вину, во-первых, то, что она учила языки, во-вторых, продолжила переписку с Саматовым (под контролем спецслужб, кстати; все гаджеты были прошиты), в-третьих, сменила имя, в-четвертых, как следует из материалов дела, «в процессе общения получала информацию месте, где она могла оказаться с человеком, с которым планировала связать свою жизнь». В-пятых, осваивала боевые искусства. При этом свидетели говорили, что она занималась и греблей, и баскетболом, и волейболом. И да, в официальной секции в университете посещала спортивное самбо. Это ж абсурд какой-то.

- Почти всех представителей шоу-бизнеса можно наказать за смену имени.

- И 90% женщин, которые при замужестве меняют фамилию. Бред, конечно.

- Как она пришла к исламу?

Коран ей покупал, который в итоге стал вещественным доказательством. Коран – вещественное доказательство чего?

- Влюбилась. Ну и любознательная очень. Занималась религиоведением. Коран ей покупал, который в итоге стал вещественным доказательством. Коран – вещественное доказательство чего? Это реально в обвинительном заключении черным по белому написано.

- И тем не менее, почему именно Варвара Караулова стала олицетворением ИГИЛа для масс? Очевидно, что без отмашки ни уголовного дела не было бы, ни информационной «поддержки» - государственные СМИ крайне активно освещают процесс.

- Статья 205.5 применяется впервые. Фактически нет ни правовой, ни доказательной базы применимости, ни прецедентного права. Крайне сложно обвинить человека, когда он ничего не делал. Приготовлялся – это когда магний тащил, порох куда-то высыпал, ржавые гвозди в банки складывал…

На мой взгляд, здесь три составляющие. С одной стороны, есть статья 205.5 и желание ее правоприменять. С другой, ИГИЛ, который является страшилкой и с которым мы на государственном уровне вроде как боремся.

С третьей, невольно, когда искал дочь, я стал глашатаем. В 2014-м об ИГИЛе никто особо не говорил, о Варе Карауловой никто не слышал. А сейчас информационную жвачку «Караулова + ИГИЛ» можно дешево и быстро продать населению, которое особо ни во что не вникает.

Информационную жвачку создали, чтоб все боялись статьи 205.5. Мол, помни о ней, если начинаешь о чем-то думать, с кем-то говорить или переписываться, лайки не туда ставишь опять же.

- По-вашему, прокурор запросил для Варвары 5 лет за переписку?

- О чем можно говорить, когда за лайк или перепост в интернете дают полтора года. Может, внимание правоохранителей к интернет-коммуникации действительно необходимо, но оно требует крайне аккуратного отношения – за этим же люди и их судьбы стоят.

- По версии следствия, Иванова (Караулова) готовилась по наводке вербовщика. Где вербовщик?

Следствие даже не попыталось определить вербовщиков. Хотя пробить IP адреса труда бы не составило.

- Прекрасный вопрос. Самому интересно, его кто-нибудь вообще вызывал, определял, где он находится, как его зовут? Адвокат в суде хорошо сказал: «Представлюсь, например, Леонардо Ди Каприо, буду с вами переписываться, фотографии присылать, я от этого стану Леонардо Ди Каприо?». Следствие даже не попыталось определить вербовщиков. Хотя пробить IP адреса труда бы не составило. Парадокс в том, что никто не знает, кто был с той стороны. Все говорят, что она сделала плохо, так как общалась с тем человеком. А там вообще был человек? Там была фотография.

- Таким образом, мы имеем в сухом остатке: огромное количество ресурсов, потраченных на поимку, допросы и суд над 19-летней влюбленной студенткой. При этом сам «корень зла» - вербовщик ИГИЛа не выявлен.

- Адвокат Илья Новиков на суде правильно сказал, что, если кто и должен понести наказание – это те люди, которые потратили деньги налогоплательщиков на охрану, сопровождение, расследование, содержание безвинного подростка. Не добившись при этом ничего.

- Судя по записям и публичным выступлениям, ваша дочь за два года очень выросла. Какой у нее сейчас настрой? Строит ли планы на будущее?

- Она прекрасно понимает, что сделала ошибку. Осознала ее, в чем не стесняется признаваться. Подростковое максималистичное стремление проявить себя, которое было наложено на определенного рода семейные обстоятельства, прорвало. Кто-то из нас в этом возрасте хлопает дверью, кто-то напивается. Подростковый взрыв был очень сконцентрирован, поскольку девочка очень домашняя, отличница, занималась спортом, любила собаку, на это наложился пубертатный период, когда, может, захотелось физической близости.

Планы на будущее у нее, безусловно, есть. Без этого какой смысл жить? Очень рад, что, несмотря на такое жесточайшее давление, не удалось ее сломать. Сейчас она в следственном изоляторе освоила иврит, изучает физику. Может, переориентирует свое будущее – один из вариантов Институт стран Азии и Африки в МГУ. Если говорить на более широкую перспективу, нужна помощь людям, которые попадают в аналогичную ситуацию. Кто как не мы, можем им попытаться помочь.

- Вы три года жили в Америке и даже как-то сказали, что первым языком вашей дочери был английский. Как думаете, сложилась бы жизнь у Вари иначе, если бы вы остались в Штатах?

- История не терпит сослагательного наклонения. Но думаю, что, конечно, все было бы по-другому.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG