Ссылки для упрощенного доступа

В Кабардино-Балкарии осудили местного жителя за участие в НВФ в Сирии. При этом мужчина сам вернулся домой и сдался правоохранителям, которые обещали не наказывать его за добровольный отказ от экстремистской деятельности.

Ислам Гугов из города Баксана Кабардино-Балкарии уехал в Сирию в сентябре 2014 года. По данным правозащитного центра "Мемориал", к этому шагу его подтолкнул приятель из университета, который уже уехал в Сирию и в переписке рассказывал Гугову, что там убивают мирных людей и притесняют черкесов.

Обманув родных, Гугов вылетел в Стамбул и вскоре пересек турецко-сирийскую границу. Ислама поселили в так называемом "Кавказском доме" в Алеппо, где он иногда выполнял поручения перевезти раненых или готовить пищу. В боевых действиях он участия не принимал.

Вскоре молодой человек решил, что поездка в Сирию была ошибкой и происходящее вокруг не похоже на защиту мирных жителей. Весной 2015 года он уехал в Турцию под предлогом встречи с родителями, а там он связался с уроженцем Дагестана по имени Мухамад, который покинул Сирию еще раньше, и поселился у него. Ислам связался с родными, сообщил, что хочет вернуться, но боится, что его могут пытать и заставят взять на себя преступления, которые он не совершал – на родине в отношении него уже возбудили уголовное дело.

Отец Ислама, Анзор Гугов обратился за помощью к главе администрации Баксана Хачиму Мамхегову. Вместе они встретились с министром по вопросам координации деятельности органов исполнительной власти КБР в сфере профилактики экстремизма и реализации молодежной политики Залимом Кашироковым, который обещал помочь им. Также Гугов попал на прием к начальнику отдела управления ФСБ по КБР по городу Баксану Хачиму Иванову. Последний заверил, что "все будет в рамках закона". В телефонном разговоре с самим Исламом Гуговым сотрудник УФСБ по КБР Ислам Куважуков советовал молодому человеку добровольно вернуться домой и явиться с повинной и дал гарантии, что его права не будут нарушены.

Наконец Ислам решился: в марте 2016 года он прилетел из Стамбула в Нальчик, имея при себе уже написанную явку с повинной на имя старшего следователя следственного отделения УФСБ РФ по КБР Романа Губарева. Его встретили в аэропорту и привезли в УФСБ. Там один из сопровождающих забрал у него явку с повинной, пообещав отдать ее следователю. Гугова допросили, а после Ислам подписал предложенные ему бумаги: ему пояснили, что все записано с его слов, а перепроверять он не стал. То же повторилось и у следователя: после беседы Гугову дали подписать какие-то документы и пообещали приложить к ним явку с повинной. Ислама взяли под стражу.

Только после окончания следствия, уже во время ознакомления с материалами дела в суде, Гугов понял, что его показания были сильно искажены, а явку с повинной к ним и вовсе не приложили. По версии обвинения выходило, что никакого добровольного отказа от преступной деятельности не было, Ислам якобы был задержан сотрудниками ФСБ при пересечении границы.

При этом еще на стадии следствия Гугов обратился в комиссию по адаптации к мирной жизни людей, решивших отказаться от экстремистской деятельности, которая постановила ходатайствовать о снисхождении к нему и назначении наказания, не связанного с лишением свободы.

Тем не менее Гугову предъявили обвинение по части 2 статьи 208 УК РФ (участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании в целях, противоречащих интересам РФ) и 4 сентября 2017 года Нальчикский городской суд признал его виновным. Ислама приговорили к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Защита Гугова намерена обжаловать вердикт суда.

Кроме того, в начале этого года Исламу также предъявили обвинение по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) и статьи 205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ. Предварительное следствие по этому уголовному делу закончилось в прошлом месяце.

Комментируя дело Ислама Гугова, правозащитники «Мемориала» отмечают, что такое грубое нарушение договоренностей со стороны силовиков приведет к потере доверия людей, которые желают вернуться к мирной жизни.

О том же говорил на суде и глава администрации Баксана Хачим Мамхегов: "Моя гражданская обязанность – возвращать ребят, которые в свое время ошиблись. Я считал, что его возвращение даст пример многим, которые находятся там еще. На тот момент было шесть разыскиваемых. Я пытался со всеми поговорить, с родителями, с родными. Почти со всеми получилось поговорить у меня. Я говорил им то же самое – вернуться и сдаться. Только он поверил нам и вернулся – и вот он осужден. Мне сложно будет начинать разговор с теми, кто еще бегает".

Однако случай с Гуговым не единичный. Так, в разговоре с "Кавказ.Реалии" адвокат из другого региона СКФО, вспомнил схожее дело в своей практике. Тогда его подзащитный также был осужден несмотря на то, что добровольно сдался правоохранителями. Это привело к печальным последствиям: его друзья, желавшие последовать его примеру, не только передумали возвращаться к мирной жизни, но и решились на совершение теракта.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG