Ссылки для упрощенного доступа

Мы попробовали вспомнить наиболее громкие события прошедшего года в Чечне

События в Чечне в 2017 году все еще имели тенденцию разворачиваться по спирали насилия. При определенном стечении обстоятельств эта тенденция способна создать угрозу для всего северокавказского региона.

Прошлый год начинался тревожно. Массовые аресты, захлестнувшие Чечню в январе 2017, напомнили жителям республики, что они все еще проживают в условиях полувоенного времени. Вначале речь шла о десятках задержанных.

После нападения на отдел полиции по Шалинскому району 30 января, в ходе которого были жертвы как среди нападавших, так и среди полицейских, число задержанных уже перевалило за сотню. Судьба некоторых из числа задержанных людей неизвестна до сих пор.

С весны мировое сообщество было озабочено информацией, поступавшей от "Новой газеты" о том, что в республике преследуются геи, а некоторые из них уже и убиты. В самой Чечне все это отрицалось, и никаких мер не было предпринято для расследования и наказания виновных в преследованиях. Никто так и не смог заставить чеченские власти дать вразумительный ответ на вопросы о геях в республике.

Решение Рамзана Кадырова снести дома для расчистки места под стоянки машин перед мечетями стало бедствием для жителей республики. Проблема сноса домов жителей приобрела почти хронический характер в Чечне. Жителям поселка Ойсхара повезло больше, чем другим, их дома сносились летом, и им успели построить квартиры на окраине села. Меньше повезло жителям чеченского города Шали.

Префектом Шалинского района является двоюродный брат главы республики Турпал-Али Ибрагимов (сын сестры матери Рамзана Кадырова). В начале декабря при посещении строящегося объекта в центре Шали, Кадыров заметил, что надо расширить подъезд к мечети его имени. Префект района тут же, несмотря на декабрьскую погоду, ринулся сносить дома в центре города по бывшей улице Ленина. В итоге свыше 90 семей шалинцев были буквально выкинуты на улицу. Взамен им обещали предоставить дома на окраине города Шали в районе танкодрома со стороны села Агишты.

В республике в прошедшем году получила свое продолжение практика выбивания извинений из тех, кто осмеливается критиковать власти в социальных сетях. Руководство республики не осознает, что унижает само себя, а не извнияющихся сограждан. С каждым новым извиняющимся по ТВ человеком, негативное отношение к методам работы чеченских властей только увеличивается. Публика все больше сочувствует тем, на кого власти давят.

Мать и друзья ищут молодого чеченского певца Зелимхана Бакаева в Чечне с августа. Власти Чечни попытались дискредитировать пропавшего певца тем, что якобы он расстроился плохо отснятым роликом и уехал в Германию. Уже пятый месяц, как республиканские власти не говорят о местонахождении Бакаева. Певец из Чечни всего лишь один из списка пропавших без вести в республике.

Драма мусульман Мьянмы широко обсуждалась в Чечне в сентябре. Трагедия народа рохинджа была использована чеченскими властями в своих интересах. Не осознавая того, что официальная Москва не на стороне беженцев, в Грозном пошумели несколько дней, собрав огромные толпы сочуствующих. После того, как выяснилось, что власти Грозного явно играют не в такт официальной политике России в Мьянме, они тихо свели на нет все свои возмущения. Никто из тех, кто грозил последствиями у посольства Мьянмы в Москве, ни разу больше не появился на экранах после того, как Кадыров призвал перестать митинговать в защиту мусульман этой страны. Кадыров все же послал 1 миллион долларов и гуманитарную помощь жертвам в Южную Азию.

Рукоприкладство, угрозы и вымогательство со стороны высших чинов Чечни также продолжились в 2017 году.

На фоне всех этих неприятностей такого рода событие, как смена названия футбольного клуба "Терек" на "Ахмат", воспринимается как что-то несущественное, хотя для десятков тысяч болельщиков команды трудно было примириться с решением чеченского руководства.

В своем параллельном мире продолжало жить руководство республики. Кадыров продолжал организовывать бои без правил, в том числе и с участием своих детей, которые, конечно всегда должны были побеждать.

Глава Чечни продвигал одну из своих дочерей (Хутмат) в мир исполнителей нашидов, а другую дочь (Айшат) он наивно посчитал уже готовой к конкуренции с крупнейшими домами моды мира. Сыновьям же предписан путь чемпионов боев без правил.

Кадыров приглашал из Москвы сомнительных особ из мира моды и эстрады. Раздаривал с барского плеча звания заслуженных деятелей культуры чеченской эстрады. Таких деятелей уже набралось два-три десятка.

С грустью можно отметить, что в этом году скончался один из самых известных чеченских певцов Имран Усманов, а в Киеве была убита Амина Окуева, и многое другое, что сделало прошедший год не самым позитивным.

Конечно были и моменты, которые радовали многих в республике: выход из тюрьмы политзаключенного Руслана Кутаева, освобождение семерых задержанных в ноябре в Грозном, воссоединение матери и пропавшей 22 года назад дочери. Что-то строилось, что-то заново открывалось, кто-то находил члена семьи пропавшего в годы войны, и многое другое, что было приятным узкому кругу людей. Многие положительно восприняли и занесение в санкционный список США главы Чечни. Это неожиданно привело к закрытию аккаунта Кадырова в Инстаграме и Фейсбуке. Были и отставки лиц, уход которых никак не огорчил население республик, будь то вице-премьер Ислам Кадыров, министр труда Мохмад Ахмадов или кадий Грозного Магомед Хийтанаев.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG