Ссылки для упрощенного доступа

Чем запомнится 2017 год дагестанцам?

Новая власть

Самым знаковым событием ушедшего года для Дагестана стала смена власти – Рамазан Абдулатипов покинул пост главы республики. Сделал он это раньше положенного срока. Официально – из-за возраста (хотя есть главы российских регионов и постарше Абдулатипова), неофициально – из-за массового недовольства населением и фальсификациями на выборах 2016 года. Его поддержка местным населением не достигала и 10 процентов.

Место главы республики занял Владимир Васильев – фигура абсолютно внеклановая и, кажется, временная. Пока что серьезных заявлений и шагов Васильев не предпринимал. Единственное – при нем отправлен в отставку министр образования Шабас Шахов, с именем которого было связано немало коррупционных скандалов.

Ищите женщину

Необычной новостью стало намерение жены муфтия Дагестана Айны Гамзатовой выдвинуть свою кандидатуру на пост президента России. Гамзатова – не просто супруга муфтия: под ее фактическим управлением находится медиа-холдинг при дагестанском муфтияте.

Незадолго до решения Гамзатовой стало известно, что свой предвыборный штаб в Дагестане откроет политик, журналист и телеведущая Ксения Собчак. ЦИК РФ уже одобрил ее кандидатуру для участия в предвыборной гонке на пост президента страны.

Из Сирии – в тюрьму

В 2017 году Рамзан Кадыров выступил защитником женщин и детей, попавших в Сирию, и обещал им реабилитацию при возращении на родину. При его содействии в страну действительно были возвращены десятки женщин и детей, но повезло не всем. Две дагестанки прямо у трапа самолета были встречены дагестанскими силовиками, которые увезли их на родину – об этом поведала чеченская правозащитница Хеда Саратова.

Известны имена задержанных женщин. Это Муслимат Курбанова 1992 года рождения, которая прилетела в Россию с трехмесячным ребенком и Агидат Абакарова, тоже имеющая малолетнего ребенка. Позже было заявлено, что обе женщины находятся в федеральном розыске. Задержаны они были в середине октября сроком на два месяце. Недавно стало известно, что срок задержания Курбановой продлен до 22 января.

Забытый пожар

Пожар в дагестанском селе Мокок в 2016 году уничтожил его полностью. 74 дома полностью сгорели, 700 человек оказались без крова.

Дагестанские власти до сих пор не выплатили компенсации погорельцам, дома не восстановлены. Жители села пытаются добиться справедливости, но складывается ощущение, что о них забыли. В похожую ситуацию попали жители села Временное, дома которых были уничтожены в ходе спецоперации.

В 2017 году случился еще один крупный пожар – в марте сгорел рынок на улице Ирчи Казака, так называемый "Рынок Ирчи". Торговцы долгое требовали компенсации от государства, но получили, по их словам, "сущие копейки". Мэр Махачкалы Муса Мусаев заявлял, что власти ничего не должны торговцам, так как их товар не был застрахован.

Странное похищение

В июле Дагестан стал главным ньюсмейкером для российских СМИ: здесь похитили министра строительства и ЖКХ Ибрагима Казибекова. Сначала за министра потребовали выкуп в 70 млн рублей. Похитителей задержали при якобы передаче денег.

Интересно, что на следующий дело после похищения министр, как ни в чем ни бывало, вышел на работу. По делу о похищении были арестованы братья Залкип и Яхъи Алискантовы. Некоторые СМИ писали о том, что похищение было инсценировкой, также была версия о долгах Казибекова перед некими третьими лицами. О деле очень быстро перестали говорить, вскоре подробности вовсе перестали появляться в новостных лентах.

Спорные земли

В июле в селе Ленинаул, которое находится на границе с Чечней, произошел конфликт между местными жителями – аварцами и чеченцами-аккинцами. Конфликт чуть не перерос в крупное столкновение, но был разрешен, в том числе, при помощи представителей Чечни.

Глубинная суть конфликта заключается в том, что местные чеченцы-аккинцы хотят, чтобы Ленинаул и соседний Калининаул вошли в восстанавливаемый Ауховский район, который должен появиться на месте Новолакского района Дагестана. Сейчас села входят в соседний, Казбековский район.

Также вновь была поднята проблема Ногайского района. Летом в селе Терекли-Мектеб прошел Всероссийский ногайский съезд. Выступающие резко критиковали решение дагестанских властей о легализации населенных пунктов в Ногайском районе, которые стихийно выросли на землях отгонного животноводства. Не понравилось ногайским активистам и то, что Махачкала назначила на пост главы района своего человека вместо того, чтобы дать право выбора местному населению.

Протестный Дагестан

С февраля активисты боролись против строительства музея "Россия – моя история" на территории парка Ленинского комсомола в Махачкале. Людям приходилось фактически дежурить в парке, чтобы не дать вырубить деревья. В итоге активистам удалось добиться своего – для строительства музея выбрали другое место в Махачкале.

Протестная активность на этом не закончилась: 12 июня в Махачкале прошел антикоррупционный митинг, следствием которого стали массовые задержания активистов и журналистов. Восемь человек были доставлены в отделение полиции. Некоторые пострадали от рук неизвестных: так, кто-то разбил камеру корреспондента "Кавказского узла" и попытался вырвать мобильный телефон у журналиста газеты "Черновик".

Против "Платона"

Минувшей весной по России прокатилась волна протестов дальнобойщиков, недовольных введением системы оплаты "Платон". Самыми стойкими оказались водители из Дагестана.

Дальнобойщики протестовали целых 33 дня. В акции приняли участие 90 процентов перевозчиков. Все это время против них шли гонения, лидера протестного движения Рустама Малламагомедова несколько раз задерживали.

Водителям грузовиков так и не удалось добиться отмены "Платона". Забастовка была прекращена, но водители говорили, что в случае необходимости готовы к новым протестным акциям.

Охота на животных

В конце прошлогодней зимы в Дагестане была найдена мертвой маленькая девочка. Официально было заявлено, что она скончалась от укусов собак. Это вызвало бурную реакцию в обществе, а в феврале-марте началась настоящая охота на бездомных животных.

Собак отстреливали прямо на улицах, их трупы долго лежали на обозрении у людей, счет убитых животных шел на сотни, а то и тысячи. Местные активисты прятали животных в подвалах и своих домах, митинг против отстрела собак в Дагестане прошел даже в Москве.

Благодаря усиленному вниманию прессы и активности неравнодушной части общества, массовый отстрел удалось остановить. Хотя летом в СМИ периодически появлялись сообщения об отстрелах собак в Каспийске.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG