Ссылки для упрощенного доступа

Радио тоже называли харамом. Могут ли мусульмане покупать биткойны?


Среди популярных запросов в поисковике, начинающихся со слов "можно ли мусульманину заниматься…", можно найти бокс, йогу и даже ритуальные услуги. Однако в этом же ряду встречаются инвестиции, трейдинг и криптовалюта. Две недели назад в Ингушетии назвали криптовалюту харамом. Так как же относятся к биткойнам мусульмане?

На популярных религиозных сайтах, освещающих вопросы ислама, большинство богословов, рассуждая о допустимости использования криптовалют, не выступает против них. Спокойно к этому относятся и за рубежом, во многих традиционных мусульманских странах. Так, в Иране майнинг разрешили промышленным электростанциям, а сама криптовалюта признана международным средством оплаты. Исламские учёные из Индонезии объявили биткойн разрешённым в религии, а в Саудовской Аравии создаётся своя "монета света" – Noorcoin.

А вот в Египте в 2018 году главный муфтий страны, шейх Шавки Аллам издал фетву, осуждающую операции с криптовалютой. Он сообщил, что биткойн "запрещён исламом", поскольку его сопровождают "мошенничество, обман и невежество".

Для Кадырова – халяль

Российские мусульмане в целом относятся к криптовалюте гораздо лояльнее. В 2018 году о криптовалютах заговорил глава Чеченской республики Рамзан Кадыров. В своём телеграм-канале он сообщил о намерении приобрести биткойн, объяснив это желанием следить за развитием криптовалюты, поскольку "в постоянно меняющемся мире технологий нужно самому совершенствоваться, чтобы разбираться в новшествах".

"Я уже говорил, что в Чеченской республике будут внедрять блокчейн. Мне интересны и инновационные платёжные сети", – написал Кадыров.

Инвестиция в биткойны, конечно, штука сомнительная

"Инвестиция в биткойны, конечно, штука сомнительная, можно потерять все деньги, страховки никакой нет. Тем более, развито мошенничество в этом сегменте. Но все же я придерживаюсь мнения, что эта отрасль должна четко регулироваться законодательством, но не запрещаться. Главное – обезопасить граждан от финансовых пирамид и других мошеннических схем", – добавил он. С тех пор об успехах Кадырова в майнинге в СМИ не сообщалось.

Ещё в 2017 году, когда даже само слово "биткойн" не было у всех на слуху, директор ингушского филиала Россельхозбанка Ахмед Мальсагов рассуждал, что в республике "есть большой потенциал для развития криптовалют".

"В тех регионах, где очень высока доля безработицы, как в Ингушетии, молодая рабочая сила будет искать возможности реализации своих сил в виртуальных деньгах и в валюте халяль (дозволенное в исламе. – Прим. ред.)", – утверждал Мальсагов. По его словам, "опасения и настороженность со стороны мусульман" – это абсолютно нормально, поэтому для развития криптовалюты в республике необходимо проводить просветительскую работу с населением.

В Ингушетии – харам

Но спустя четыре года риторика в Ингушетии всё же изменилась, и 12 апреля стало известно, что верующие в республике больше не могут майнить, не согрешив. По словам заместителя муфтия Ингушетии Магомеда Хаштырова, "ингушское духовенство выступило непосредственно против формирования пирамид через криптовалюту. На сегодняшний день очень много таких случаев, когда с помощью криптовалюты создавались пирамиды и люди теряли свои деньги. Пока государство не будет отвечать за качество и безопасность этого, мы считаем, что это сомнительные операции, а сомнительные операции ислам не поддерживает".

Ислам ни в коем случае не поддерживает их куплю, продажу и взаимодействие с ними

Хаштыров считает, что денежная единица должна поддерживаться государством.

"Законодательство Российской Федерации и многих других стран не имеет никакого отношения к формированию, созданию криптовалют, а также продаже, реализации и контролю над ними. Соответственно, имея такие большие риски, ислам ни в коем случае не поддерживает их куплю, продажу и взаимодействие с ними", – подчёркивает богослов.

Исламоведы из других российских регионов в то же время не видят в майнинге криптовалют ничего недозволенного для мусульман.

"Очень многим явлениям невозможно найти отражение в богословских трудах прошлого, – объясняет Кавказ.Реалии исламовед Раис Сулейманов. – Например, та же пандемия коронавируса. Мы можем судить об этом только по тому, как реагировали богословы на чуму или, к примеру, на холеру. Я раньше изучал религиозную политику в 20-е годы 20-го века. Среди документов я обнаружил, что раньше местные муллы говорили, что ислам запрещает слушать радио. Почему? Да потому что они раньше никогда не встречались с этим".

По мнению Сулейманова, логика рассуждений тех, кто выступает против криптовалют, строится на том, что это очень ненадёжный финансовый инструмент, как и покупка акций.

Это естественная реакция на что-то новое, неизведанное, будь то радио, телефон, телевизор или криптовалюта

"Есть харамность ростовщичества, – говорит Сулейманов. – Но в чём харам (запрещённное в исламе. – Прим. ред.), если ты купил доллары, а его курс поднялся? Ислам этого не запрещает. Да, с одной стороны, религиозные деятели хотят обезопасить верующих: люди могут остаться без денег. Плюс они исходят из принципа, что здесь может быть элемент какого-то мошенничества. С другой стороны, это естественная реакция на что-то новое, неизведанное, будь то радио, телефон, телевизор или криптовалюта. Не исключено, что, если рынок криптовалют будет развиваться, мы будем смотреть на эту фетву как на запрет радио столетней давности".

Воспринимать решение совета алимов Ингушетии как единственно правильное невозможно, уверен эксперт: "Вряд ли к этому будут прислушиваться другие регионы".

Браки с христианами тоже запрещали

Рассуждая о допустимости использования правоверными мусульманами криптовалюты, исламовед Азат Ахунов вспоминает фетву о запрете браков с христианами.

"В России есть разные исламские школы, поэтому решение ингушского совета алимов нельзя масштабировать на всю Россию, – уверен учёный. – Криптовалюты не очень хорошо изучены с точки зрения ислама. Но, к примеру, в Татарстане не раз обсуждали криптовалюты на круглых столах и на конференциях и приходили к выводу, что это не харам. Какой основной принцип харамности? Должен быть ростовщический процент или вложение денег в азартные игры и производство алкоголя. Плюс нельзя участвовать в проектах, которые приносят быструю и огромную прибыль".

По словам Ахунова, в исламе нет единоначалия, поэтому каждый верующий может поступать так, как считает правильным для себя.

Мусульмане приходят к выводам не очень быстро

"Мусульмане – это консервативная часть общества. Они приходят к выводам не очень быстро, поэтому в основном криптовалюты сейчас обсуждает не духовенство, а обычные люди, особенно молодёжь", – говорит эксперт.

В то же время в 2017 году в России была создана первая халяльная криптовалюта. Её создатель – вице-президент Ассоциации предпринимателей-мусульман России Ильнур Мухтов.

"Когда я организовывал свою компанию и создавал свою криптовалюту, я пришёл к Булату Мулюкову (сертифицированный шариатский эксперт по контролю за деятельностью исламских финансовых институтов, председатель Совета по исламскому праву Центра развития исламской экономики и финансов. – Прим. ред.) и сказал: я – мусульманин. Я хочу сделать халяльный проект. Я хочу создать терминал для торговли криптовалютой для коммерсантов. Он мне дал рекомендации. И мне этого было достаточно. Да, я не пошёл получать сертификат халяльности, но мне нужно было, чтобы моё душевное состояние было нормальным. Где-то месяц назад мы снова встречались с Мулюковым, и он сказал мне, что у него лично криптовалюты пока нет и он не собирается пока её покупать, потому что для него это больше макрух (сомнительное, требующее дополнительного исследования в исламе. – Прим. ред.), чем халяль. Но это точно не харам", – вспоминает Мухтов.

Он подчёркивает, что много изучал мнения богословов касательно криптовалют и не нашёл ничего предосудительного.

Есть такие мусульмане, которые говорят, что музыка – это харам

"Для продвинутых людей, которые следят за новостями, которым интересно, что происходит в мире, биткойн – ни в коем случае не харам, – рассуждает Мухтов. – Есть, конечно, ортодоксальные мусульмане. В Коране написано, что музыка – от шайтана. Единственное, что ты должен слушать, – это Коран. Есть такие мусульмане, которые говорят, что музыка – это харам. Да, с такими ортодоксальными тяжело. Они считают, что Новый год – это харам, языческий праздник. Но мы живём в светском обществе, в России. Соответственно, есть традиции того государства, в котором мы живём. Новый год для меня тоже праздник. Да, я его не праздную, как все, не напиваюсь в щи десять дней. Но встретить Новый год с ёлкой, с селёдкой под шубой, с оливье, в кругу семьи – это традиция. Тем не менее для ортодоксальных мусульман биткойн никогда не будет халяль. Но все остальные, думаю, считают, что биткойн – это нормально. И подтверждают это, покупая криптовалюту".

Со временем отношение к биткойну станет ещё лучше, уверен Мухтов: "Мы привыкли рублями всё платить. Привыкли – валюту, доллары покупать. Проблема в том, что низкая финансовая грамотность. Многие не знают, что такое биткойн. А в исламе как: если тебе принесли сосиску, ты спрашиваешь, есть там свинина или нет, и, если ты не уверен, ты её не ешь. Если ты не уверен, что этот бизнес халяльный, лучше от него отказаться. Да, когда биткойн только появился, люди считали его харамом. Но когда его стали изучать, поняли, что в этом нет ничего плохого".

В конце 2019 года в Ингушетии была обнаружена ферма по майнингу криптовалюты, незаконно подключенная к электросетям. Здание с подпольной криптофермой находилось рядом с селением Плиево Назрановского района. К нему были подключены 1651 аппарат для получения криптовалюты, два системных блока, ноутбук, видеорегистратор системы видеонаблюдения, а также два трансформаторных пункта мощностью по 1600 кВт каждый.

Ещё одна незаконно подключенная к сетям ферма была найдена в том же году в селении Сунжа. Её размер был значительно меньше, хотя и её хозяин нанёс имущественный ущерб ресурсоснабжающей организации, использовав бесплатно электроэнергию, которую Джейрахский район Ингушетии потребляет в течение двух недель, а Ингушская республиканская клиническая больница – за месяц.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG