Ссылки для упрощенного доступа

Продовольственный кризис, удар пандемии и бессрочная акция протеста. Итоги 2020 года в Южной Осетии


Утраченное преимущество в борьбе с коронавирусом, переполненные больницы и нехватка лекарств, покушение на главу МВД, убийство Инала Джабиева, парламентский локаут и бессрочный протест. Для самопровозглашенной Южной Осетии 2020 год стал самым тяжелым за последние 12 лет. О главных событиях в республике – в материале Кавказ.Реалии.

"Нулевая волна" и продовольственный кризис

В начале апреля власти Южной Осетии закрыли границы: сначала с Грузией, а затем и с Россией. Эти меры позволили избежать быстрого распространения коронавируса. Случаи заражения фиксировались, но практически все 80 заболевших весной перенесли инфекцию в легкой форме. Сам вирус привезли в Южную Осетию студенты и курсанты российских вузов. Их власти республики отозвали на родину на карантин. Молодежь перенесла болезнь на ногах, в карантинных зонах. Ограничения позволили пройти весенний этап пандемии без потерь. Показательным было и то, что Северная Осетия одолжила у Южной Осетии несколько аппаратов ИВЛ. На тот момент в Цхинвали они не использовались, поскольку тяжелых случаев не было.

В мае – июне Южная Осетия платила за эпидемиологическое спокойствие в буквальном смысле рублем. Из-за закрытой российско-осетинской границы возникли сложности с поставками продуктов. И если сначала на прилавках магазинов исчезла кисломолочная, скоропортящаяся продукция, то впоследствии она вернулась в магазины, но уже по другим ценам. Главное – существенным оказался рост цен на сезонную продукцию: овощи, фрукты, ягоды. Местные жители жаловались, что доходило до абсурда, когда помидоры и персики продавались по 200 рублей за килограмм. В Северной Осетии та же продукция реализовывалась за 80–100 рублей. Таким образом, пандемия обнажила еще одну большую проблему для Южной Осетии – отсутствие собственной плодоовощеводческой продукции. Большинство жителей Южной Осетии сосредоточено в Цхинвали, а в селах преимущественно остались люди старшего поколения, которые разве что могут обеспечить лишь собственные потребности в сельскохозяйственной продукции.

Попытки властей вразумить поставщиков и транспортников носили лишь временный эффект. Вместе с тем жители республики винили в сложившейся проблеме властные органы, которые не смогли обеспечить продовольственную стабильность. Однако заслугой локдауна оставалась "нулевая волна" коронавируса, на этом фоне претензии к властям по ценовому росту отошли на второй план. В то же время с каждым днем росло недовольство закрытой границей, тем более в Северной Осетии в июне уже начинало ослабевать влияние коронавируса, регион постепенно возвращался к обычной жизни. Но в Цхинвали всякий раз переносили срок открытия границы с Россией.

Когда в середине сентября ограничение на перемещение все же отменили, это привело к большому потоку миграции, причем в обоих направлениях. Километровые очереди на погранично-таможенном пункте стали предвестником беды. К тому времени в Северной Осетии уже наметился повторный рост заболеваемости, и было понятно, что на этот раз перед коронавирусом уже не будет того барьера, который весной уберег самую маленькую республику Кавказа от пандемии.

Ситуация начала развиваться стремительно. В какой-то период Южная Осетия даже обошла Северную по темпам прироста заразившихся на душу населения. В сентябре – октябре проблему усугубила нехватка лекарств в больницах и аптеках, а перебои с поставками кислорода привели к двум смертям. Не хватало и мест в больницах. Поэтому в критический момент в Цхинвали запросили помощь у Москвы, откуда был направлен мобильный госпиталь Минобороны. Наиболее тяжелых больных направляли во Владикавказ и по линии Красного Креста в медучреждения соседней Грузии. Оппозиционные парламентарии обвиняли исполнительную власть в провальной работе по подготовке к коронавирусу.

Убийство Джабиева и бессрочный протест

Вечером 17 августа в Цхинвали произошло покушение на главу МВД Игоря Наниева. Стрелок произвел несколько выстрелов из полуразрушенного дома, нанеся повреждения двигавшейся служебной "Ниве". В городе, где чуть ли не каждый второй мужчина старше 30 лет имеет боевой опыт, едва ли составило бы труда организовать покушение. Поэтому версия о предупреждении министру сразу же начала рассматриваться в качестве одной из основных.

Это нападение предопределило дальнейший ход общественно-политической жизни в Южной Осетии. Спустя неделю по подозрению в совершении покушения задержали несколько человек. В их числе был Инал Джабиев. Допросы задержанного в ИВС перешли в пытки, в результате которых 28 августа 30-летний мужчина скончался. В тот же день фотографии его трупа с обширными гематомами и следами увечий были распространены в соцсетях и мессенджерах. Это всколыхнуло общественность, у стен больницы, куда привезли тело Джабиева, начался народный сход, перекинувшийся вскоре на центральную площадь города и переросший в стихийный митинг. Поздно вечером того же дня президент Анатолий Бибилов, чтобы сбить градус негодования, отправил в отставку правительство и отстранил Наниева.

Однако парламентарии потребовали также отправить в отставку генпрокурора Урузмага Джагаева, который вел расследование покушения на своего коллегу из МВД. Под этим обращением подписалось большинство депутатов парламента, но Бибилов отказался принимать отставку генпрокурора. Это и породило политический кризис. 17 парламентариев приняли решение о приостановлении своей работы до удовлетворения требований об отставке Урузмага Джагаева. В республике начался парламентский локаут и политический коллапс.

В середине ноября в Цхинвали пришли результаты российской экспертизы о причинах гибели Инала Джабиева. Они шокировали не только семью, но и общественность. По данным специалистов Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны РФ, причиной смерти задержанного стал абстинентный синдром (внезапная отмена употребления наркотического препарата), а не пытки. По словам вдовы Джабиева Оксаны Сотиевой, семья как будто заново пережила смерть Инала. Родственники погибшего не согласились с выводами российских судмедэкспертов.

На тот момент эпидемиологическая ситуация в республике еще оставалась сложной, но, как только заболеваемость пошла на спад, Джабиевы перешли к публичным акциям протеста. 4 декабря Оксана Сотиева провела одиночный пикет у здания посольства России, а вечером того же дня на Театральной площади города, напротив правительственного здания началась бессрочная акция протеста. Вместе с Сотиевой ее проводит мать Инала Джабиева – Майа Джабиева. К ним приходят сочувствующие. Вместе они требуют отставки генпрокурора и справедливого наказания для всех причастных к гибели Инала. Милиция пытается помешать протестующим. В первый день им не позволили установить палатку. Кроме этого, сотрудники ОМОНа несколько раз отбирали у женщин газовые горелки, а также тенты от дождя и снега.

"Убили сына во второй раз". Протест в Цхинвали
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:57 0:00

Бессрочная акция протеста в Цхинвали стала главным событием прошедшего года, продолжившись в 2021 году. Вместе с протестом продолжается общественно-политический кризис. Оппозиционные депутаты продолжают бойкотировать работу парламента, но президент Анатолий Бибилов по-прежнему отказывается увольнять генпрокурора Урузмага Джагаева.

Текст может содержать терминологию и топонимы, используемые в самопровозглашенной республике Южная Осетия.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG