Ссылки для упрощенного доступа

"Тюрьма, пытки и смерть". Почему чеченцев высылают из Европы и что им грозит на родине


Полицейский рейд в пригороде Парижа

Во Франции с введением чрезвычайного положения после убийства учителя Самюэля Пати резко ухудшилась ситуация у части чеченских беженцев: они находятся под угрозой выдворения. Корреспондент сайта Кавказ.Реалии поговорила с представителями диаспоры в Европе и выяснила, что является поводом для депортаций выходцев из Чечни.

"Полиция действует в усиленном режиме"

Из Парижа на днях выслали 32-летнего Ису Хасиева, который приехал во Францию еще в девятилетнем возрасте. Об этом сообщил блогер и общественный деятель Муса Ломаев. По словам близких Хасиева, его выдворили за антифранцузские высказывания в соцсетях.

Мужа забрали в тюрьму, когда он в очередной раз пошел отмечаться в миграционной службе

Другой чеченец – Магомед – находится в депортационном лагере, куда его поместили до начала декабря. Об этом сообщил представитель "Ассамблеи чеченцев Европы" Шамиль Албаков.

"Многие чеченцы, чья ситуация уже была шаткой в плане документов и запроса на предоставление убежища, сегодня находятся под реальной угрозой полного лишения документов или депортации. У нескольких человек забрали политическое убежище под разными предлогами. Даже правозащитная организация Amnesty International предостерегает от нарушений прав человека под предлогом борьбы с экстремизмом. Но полиция действует в усиленном режиме, а в телепередачах порой требуют депортировать всех, кого только можно. И нет понимания, что эти люди в основном ничего общего ни с терроризмом, ни с экстремизмом не имеют", – заявляет Албаков.

Amnesty International в ноябре действительно выступила против преследования во Франции мирных противников карикатур на пророка.

"Те, кто не согласен с публикацией карикатур, имеют право высказать свои опасения. Выступления против карикатур не делают человека сепаратистом, фанатиком или исламистом", – утверждают правозащитники.

Опасность из Чечни

Жена Магомеда, который попал в депортационный лагерь, рассказывает, что они оказались в Европе десять лет назад из-за преследований в Чечне. Ее мужа "не оставляли в покое" из-за того, что в 1990-е годы он участвовал в боевых действиях против федеральных войск России.

"Он сидел в тюрьме, когда я с ним познакомилась. Когда вышел, его несколько раз забирали кадыровцы – последний раз в 2009 году. Тогда он сидел в подвале у ОМОНа шесть месяцев. Мы даже не знали, жив ли он. Когда ему удалось выйти, мы покинули Россию. Перебрались в Польшу, получили статус беженцев. Но вскоре нас снова нашли. К мужу стали приходить подозрительные люди, нас предупредили об опасности из Чечни", – пояснила супруга Магомеда.

В 2012 году семья перебралась из Польши во Францию, попросив убежища там, но им трижды отказывали.

"После первого отказа нас попытались выпроводить из страны. Но мы обжаловали это решение, и власти Франции согласились, что находиться в России мужу опасно. Высылку из ЕС отменили, однако осталось постановление покинуть Францию. Польша к этому моменту нас тоже уже не принимала", – добавляет собеседница.

По ее словам, очередной отказ ее муж получил на фоне скандала из-за убийства учителя истории и последовавших за этим требований популистских политиков выслать из Франции вообще всех чеченцев: "Мужа забрали в тюрьму, когда он в очередной раз пошел отмечаться в миграционной службе. Сейчас ему грозит выдворение в Россию. Это тюрьма, пытки и смерть. И хотя здешний же суд сказал, что ему опасно возвращаться в Россию, его все равно хотят депортировать. Префектура настаивает, что мой муж опасен для Франции, хотя он не нарушил ни одного закона, он никогда не имел проблем с полицией".

Неблагонадежных выдворяют, и власти имеют на это право

Окончательную точку в вопросе должен поставить Европейский суд по правам человека, куда обратились представляющие интересы Магомеда юристы. Сам он сейчас находится в больнице с коронавирусом, а члены его семьи – жена и пятеро детей в возрасте от семи месяцев до 14 лет – вынуждены жить в отеле.

"Муж никогда не одобрял убийство за карикатуры. Он был против такого решения вопроса. Наши дети учатся во французской школе, я учила язык, чтобы интегрироваться. Мы общаемся и дружим с местными и хотим жить здесь", – заверяет супруга Магомеда.

Живущий в Финляндии чеченский блогер Муса Ломаев считает, что некоторые депортации можно назвать обоснованными.

"Несправедливо считать государство, которое тебя приютило, кафирским и ненавидеть его. Один из высланных писал в соцсетях гадости про Францию. Неблагонадежных выдворяют, и власти имеют на это право – в стране действует чрезвычайное положение. Знаю, что таких случаев немало. Есть те, кто попал в тюрьму за радикальные высказывания и призывы. Если смотреть на это со стороны государства, то оно имеет право так поступать", – заявляет Ломаев.

Смотреть комментарии (8)

XS
SM
MD
LG