Ссылки для упрощенного доступа

"Потенциально опасные". Чеченцы в Европе жалуются на обыски и задержания из-за убийства французского учителя


Полиция у мечети в Париже

Пока мировое сообщество обсуждает конфликт турецкого и французского президентов из-за убийства французского учителя, чеченская диаспора во Франции переживает не лучшие времена. Приходят сообщения об обысках и задержаниях подозреваемых в экстремизме. Чеченцы полагают, что общественное неприятие и дискриминация во Франции теперь усилятся. Корреспондент Кавказ.Реалии выяснила, чего именно опасаются чеченские общественные и религиозные деятели в Европе.

Сайд-Ахмад Усманов отвечает за религиозное направление работы в чеченской общественной организации "Барт Маршо" и состоит в ассоциации ассамблеи чеченцев Европы. По его словам, даже спустя две недели после убийства учителя Самюэля Пати продолжают поступать новые сообщения о задержании чеченцев.

"В Блуа, это город в 300 километрах от Парижа, полиция в воскресенье забрала человека. Еще одного, как мы знаем, преследуют из-за лайка под фото с убитым учителем. Конечно, такой пост нельзя было лайкать, если это был лайк в поддержку убийства. Но мы до сих пор пребываем в тревоге и готовы к неожиданностям. Все новости говорят о том, что власти Франции договариваются с Россией, с Путиным напрямую, с министром внутренних дел – о сотрудничестве в сфере безопасности".

Усманов полагает, что чеченцев, попавших под подозрение в радикализме, теперь будет проще депортировать в Россию.

"У властей есть специальный список потенциально опасных людей. Человек, не подозревая о том, что он попал в этот список, уже находится под наблюдением, и к его высказываниям проявляют очень пристальное внимание. В этот список можно попасть из-за родственных или дружеских связей с теми, кто в нём находится. За попавшими в поле зрения следят: какие сайты посещает человек, какие новости читает, состоит ли в группах в социальных сетях, которые считаются экстремистскими. Даже если этот человек ничего не пишет, он потенциально может считаться радикализованным", – рассказывает Усманов.

Мы получаем сообщения о задержаниях чеченцев в оскорбительно жесткой форме

Он, впрочем, отмечает, что никакого незаконного преследования со стороны французских властей по национальному признаку нет. Мечети, организованные чеченцами в Ницце и Страсбурге, продолжают спокойно работать, а чеченские общественные и религиозные деятели взаимодействуют с местными властями в прежнем режиме.

"Если представители властей хотят у меня что-то выяснить, они просто звонят, вызывают в их отдел, и мы беседуем. Либо ограничиваемся телефонным разговором. На тему последних событий мы тоже говорили. А если французские партийные лидеры позволяют себе высказывания против чеченцев, то мы стараемся реагировать через адвокатов. И недавно Жан-Люк Меланшон сделал заявление против нас, но потом извинялся. Мы считаем, наша заслуга в этом есть", – говорит Усманов.

Охота на радикализм

Представитель Ассамблеи чеченцев Европы Шамиль Албаков полагает, что по репутации диаспоры нанесен огромный удар.

"В Европе сейчас идет очернение чеченцев. Полицейский список подозреваемых в экстремизме пополняется новыми именами, – заявляет Албаков. – Отдельно проверяют тех, кто в соцсетях поддержал убийство учителя. Были комментарии в духе "так ему и надо", Абдуллаха Анзорова (предполагаемого убийцу учителя. – Прим.) называли "героем", "молодцом".

Чеченцев сейчас объявляют террористами, мы становимся мячиком в политической игре

По словам Албакова, тем людям, которые поддержали убийство учителя, предъявляют обвинение по статье "Поддержка терроризма". Это влечет за собой задержание, расследование и суд. Обвиняемый может отделаться условным наказанием, но не исключен и реальный тюремный срок.

Как отмечает общественный деятель, комментарии, за которые судят мусульман, написаны на французском языке, а это значит, что их авторы давно живут во Франции и достаточно интегрированы в местное общество.

"Мы получаем сообщения о задержаниях чеченцев в оскорбительно жесткой форме. Мы советуем сразу же обратиться к адвокату, чтобы отстаивать свои права. Обыски в основном проводят рано утром. Ломают двери, всё переворачивают, действуют весьма агрессивно. Могут задержать и непричастных к комментариям людей. Например, в понедельник по радио передали, что полицейские задержали супругов мусульман, которые занимались кровопусканием – делали хиджаму – без необходимой лицензии и диплома. Пара попала в поле зрения правоохранительных органов именно в свете последних событий, связанных с убийством учителя", – отмечает Албаков.

По его словам, "волна настроений против мусульман очень ощутима".

"Нашим детям не дают быть первыми"

Имам и президент ассоциации "Союз чеченцев и ингушей Приморских Альп" Рамзан Магамадов из Ниццы не доверяет официальному расследованию убийства учителя Самюэля Пати.

"У нас нет инструментов, чтобы провести собственное расследование и противопоставить что-то официальному, но мы не можем полностью доверять полиции. В любом случае чеченский народ осуждает это убийство единогласно. Однако чеченцев сейчас объявляют террористами, мы становимся мячиком в политической игре", – считает Магамадов.

По его мнению, призывы к депортации чеченцев и предвзятое отношение от части французского общества являются несправедливой реакцией на произошедшее.

"Чеченский народ интеллигентный и образованный, наша молодежь учится в европейских вузах, в хороших школах. Однако, есть такая тенденция – нашим детям не дают быть первыми. Мой сын учился в физико-математическом классе, был вторым по успеваемости. Но ему не дали быть первым в классе, даже когда он этого заслуживал, и таких детей у нас много. Я всегда призываю чеченцев быть терпеливыми, чтобы не давать в руки инструмент давления тем политикам, которые нас используют", – заявляет имам.

Французы продолжают предоставлять убежище, несмотря на происходящее

Магамадов также рассказал, что по работе общается с представителями местной префектуры: "Как говорят французы, у меня две ответственности – и со стороны чеченцев, и со стороны мусульман. Нашу мечеть в ходе последних рейдов не проверяли. Мне просто позвонили, хотели знать мое мнение о случившемся, но давления никакого не было. Конечно, мы осуждаем фанатизм, мы должны соблюдать законы Европы".

Имам напомнил, что все, кто попросил убежище во Франции, обязались соблюдать местные законы.

"Это светское государство, не мусульманское. Здесь рисуют карикатуры на все религии: на Иисуса, на Моисея, на мусульман, на иудеев, на буддистов, на христиан, на католиков. Я призывал нашу молодежь проявлять терпение и не реагировать на провокации", – заявил Магамадов.

"Права человека – это ценности, которые работают"

Глава комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина рассказывает, что накануне получила сообщение от одного из своих "подопечных" из Чечни, который сейчас во Франции.

"Я ему ранее писала письмо поддержки, объясняла его ситуацию французским властям. И в среду он меня поблагодарил – он с супругой и пятеро детей. То есть французы, за что им спасибо, продолжают предоставлять убежище, несмотря на происходящее. И тем людям, которые подстрекают молодых мусульман к экстремистским действиям, следовало бы подумать, что надо испытывать хоть какую-то благодарность стране, которая их принимает", – говорит правозащитница.

Она отмечает, что не слышала о депортации чеченцев из Франции, связанных именно с убийством Самюэля Пати.

"Я слышала, что планируется встреча двух министров иностранных дел на эту тему, но состоялась ли она, мне неизвестно. А то, что люди получили убежище, это характеризует французов и их отношение к свободе, к правам человека. Это ценности, которые работают", – заявляет Ганнушкина.

Смотреть комментарии (14)

XS
SM
MD
LG