Ссылки для упрощенного доступа

Бездомные животные на Кавказе: выжить во время пандемии


Приюты для бездомных животных - одни из самых финансово нестабильных организаций. Во время карантинных мер ввиду пандемии коронавируса их положение ухудшилось. О том, как им пришлось выживать на самоизоляции, рассказали Кавказ.Реалиям владельцы приютов Ставропольского края, Дагестана и Северной Осетии.

Ставрополь: "Боялись, что негде будет покупать корм"

В Ставропольском крае насчитывается более 10 тысяч бездомных животных. По свежим данным управления ветеринарии региона, больше всего животных в Георгиевске - 1730 голов, в Будённовске - 753 и в Минеральных Водах - 700. Но лидером антирейтинга является столица края - Ставрополь. Бездомных животных в городе насчитывается 1,5 тысячи.

Заботу о малой части из них взял на себя приют "Лучший друг". У них на попечении около 300 кошек и собак. Голодать во время самоизоляции им не пришлось, но некоторые проблемы приюта все же коснулись.

"Помните, в первые дни жестких ограничений едва не закрылись зоомагазины? Мы тогда забегали, боялись, что негде будет покупать корма для наших животных. Но потом все решилось, на самом деле мы успели, как верблюд в игольное ушко, проскочить: буквально перед пандемией закупились кормом и другими необходимыми вещами. То есть на пару месяцев самоизоляции нам хватило", - рассказала Валентина Кот, руководитель приюта "Лучший друг".

Как живет приют для животных в Ставрополе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:22 0:00

Тем не менее, из-за коронавируса приют столкнулся с весомой проблемой – оттоком волонтёрской помощи. По словам Валентины, основную долю работы в "Лучшем друге" выполняют наёмные работники, но помощь добровольцев тоже нельзя переоценить. Они моют, кормят, вычёсывают, выгуливают животных и выполняют самую различную работу на территории, а также привозят лекарства, наполнители, подстилки. Из-за локдауна всего этого стало в разы меньше.

"Передвижение по городу было ограничено, и никто из волонтёров не ехал к нам. Потом острый период прошёл, и народ начал выходить. А у нас как раз все запасы кончились. Пришлось через соцсети просить помощи. Слава Богу, люди откликнулись", - вспоминает она.

Но самая большая потеря для любого приюта, не только ставропольского - сокращение возможности пристроить животных. Обычно им находят новый дом не только через интернет, но и с помощью выставок.

"До самоизоляции и ограничений мы каждую неделю выставляли 6-8 клеток с кошками в разных зоомагазинах. Одно-два животных находили себе дом, это было не плохо, - рассказывает Валентина Кот. - Мы также пропустили все летние мероприятия с массовыми гуляниями - День защиты детей, День России. На такие события мы обычно брали не только кошек, но и собак на поводках. Плюс на выставках удается раздать информацию о приюте, о том, что к нам можно прийти, принести помощь, можно провести время с животными. Для многих людей это уже хорошо, ведь некоторые не могут по каким-то причинам содержать питомцев, а любить их любят и общаться хотят. Даже простое общение полезно для животных - чем больше они общаются с человеком, тем больше социализируются, тем проще их пристроить".


На территории приюта несколько зон - вольеры, где гуляют здоровые собаки, клетки с животными, которые ждут своей очереди погулять, клетки с больными собаками, будки с цепями, где также обитают здоровее особи. Их выгуливают волонтёры в ближайшем лесу.

Есть две комнаты в здании, там содержатся кошки. Отдельно от здоровых живут пушистые с тяжёлыми болезнями. В их числе шесть питомцев с ВИК - вирусом иммунодефицита кошек.

"Такие животные нуждаются в специальном корме, ведь первое, что поражает вирус - это слизистые оболочки, включая ЖКТ. У них поражается и ротовая полость так, что приходится удалять зубы. Несмотря на это кошки с ВИК могут жить, особенно если бы их забирали домой", - добавляет Валентина.

За девять лет своего существования приют "Лучший друг" помог найти дом 5564 бездомным животным, включая животных-инвалидов.

Владикавказ: "Было невозможно отправлять животных на усыновление в Европу"

Во Владикавказе на улицах масса брошенных собак и кошек. И это при том, что в городе есть несколько приютов, включая муниципальный. Один из них - частный - больше напоминает перевалочный пункт животных от голодной и дикой жизни к сытости и безопасности. Его название полностью соответствует такой негласной концепции - "Счастливый".

Приют организовал бывший офицер Алексей 20 лет назад. На вопрос, что его побудило начать спасать жизни собак, он ответил, что обязан им своей жизнью. Алексей работает один, не считая женщину, которая приходит убирать и мыть посуду по выходным.

"В основном животных я лечу сам - в советское время военные университеты давали очень широкий круг знаний. Но если требуются хирурги, в том числе и на стерилизацию, то я приглашаю их из Ставрополя или из Минеральных Вод. Оплачиваю дорогу, питание, работу. Да, это далеко, зато они качественно делают, в отличии от местных ветеринаров", - рассказывает Алексей.

Он собирает покалеченных и больных собак, ставит их на ноги и подыскивает им дом. Благодаря личным контактам Алексея в официальной зоозащитной организации Германии, его подопечные разъезжаются по Европе. Попадают некоторые и в российские семьи.

"Из-за коронавируса закрылись границы, и стало невозможным отправлять животных на усыновление в Европу, - поясняет Алексей. - Сейчас границы открываются, но пока всё очень сложно. Вот недавно отправили одну собаку через Латвию, но этот путь оказался дорогим, так как собак надо затамаживать в России и ещё платить растаможку в Латвии. Плюс длинная дорога получается. А Беларусь и Польша закрыты, раньше так возили перевозчики".

Транспортировкой животных занимаются водители частных зооавтобусов. Это, как правило, бизнес. Волонтёры встречаются крайне редко.

"Литовцы просят за доставку одной собаки 350 евро, беларусы - 250. Москвичи самые лояльные - 150. Но не все москвичи, пара перевозчиков только, остальные говорят «нам плевать на вашу зоозащиту, для нас это бизнес» и задирают цены. Чтобы распределить затраты, я договариваюсь с немцами. Они дорогу оплачивают сами, а с меня доставка до Москвы, документы, стерилка и вакцинация. Остальное платят усыновители или зоозащитная организация", - отмечает бывший военный.

По его словам, случаи возврата единичны: заводя домашних питомцев, европейцы готовы заботиться о них и не бросают их, как в России.

У самого Алексея дома живёт собака с инвалидностью. Он нашел её на улице - сбила машина.

"Прооперировал, в приюте её начали обижать и сломали ногу. Прооперировал вторично, и пока заживала нога, она у меня дома жила. Так и осталась. Моя старенькая прожила 16 лет дома и умерла, а эта заняла её место. Зовут Хотя, дворняга, помесь со спаниэлькой", - рассказывает он.

Помимо лечения собак, Алексей также ловит дикарей в своём округе. Он их стерилизует и выпускает на волю. Однако многие из них сами возвращаются в приют. Выгонять их Алексею жалко, поэтому их тоже ждёт пристрой. По словам владикавказца, точное число спасённых жизней он не знает, однако в прошлом году он определил в семьи 21 собаку.

Хасавюрт: "Умоляла пропустить с умирающей собакой в клинику"

Пари - одна из основателей хосписа для животных-инвалидов "Zoohelp" в дагестанском Хасавюрте. Организация существует уже четыре года. За это время из 30 волонтеров, собравшихся спасать жизни бездомным животным, остались только пятеро.

Поначалу собаки хосписа размещались временно на площадке в посёлке Аэропорт. Однажды неизвестные разгромили будки. Волонтер обнаружил труп собаки, которая не смогла убежать от нападавших из-за перелома позвоночника. Пари уверена, что это была месть жителей посёлка, недовольных таким соседством, После этого всех оставшихся животных перевезли в новый дом - на свою землю, со своими строениями и круглосуточной охраной.

В период пандемии было сложно: хоспис находится за пределами города, и добраться до него людям не с хасавюртовской пропиской было невозможно. От голодовки подопечных "Zoohelp" спасала только изобретательность волонтёров, вспоминает Пари.

"На выездах из города были организованы блокпосты, дежурили сотрудники полиции. Они не пропускали нас, и чтобы попасть к животным и покормить их приходилось использовать две машины: одна ехала из города с мешками с кормом, другая - из хосписа в сторону города. У этого блокпоста машины встречались, мы перетаскивали все эти тяжёлые мешки из одной машины в другую, пересаживались сами и ехали кормить животных. А ночью обратно", - рассказывает она.

Через блокпост таким же образом носились лекарства, субпродукты для каш, а также сами кошки с собаками. Но когда требовалось отвезти животных в клинику на рентген или на экстренное лечение, девушки и их помощники из хосписа сталкивались с непроницаемой стеной системы.

"Мы не могли попасть к врачам в Махачкалу - только там есть ветеринары, которые лечат наших животных, - добавляет Пари. - Мы не могли попасть и в Грозный, куда ещё до пандемии возили экстренных животных. Во время пандемии у нас был кошмарный случай: очень тяжёлая собака, она истекала кровью, требовалось срочно доставить её в клинику в Грозный. Из Хасавюрта мы вырвались, но на посту в Чечню нас остановили. Они видели в машине собаку, видели, что она вся в крови, что у нее конвульсии. Наша девочка в истерике со слезами умоляла их пропустить к врачам, ждавшим её. Но сказали: «Нет, у нас закрыто» Собака умерла. И это не единичный случай".

Упал за время пандемии и пристрой с финансированием. Многие спонсоры, или, как их называют в хосписе, кураторы, потеряли работу и не смогли больше помогать животным.

"Кураторы ежемесячно скидывают на счёт хосписа некую сумму - 200, 300, 500 рублей, кто сколько может. Также они могут курировать какое-то определённое животное - выделять деньги на его содержание. Из-за коронавируса и массовых увольнений часть этих людей осталась без работы, а наши животные - без их финансовой поддержки, - поясняет Пари. - Конечно, мы ни на кого не обижаемся, ведь людям нужно себя хотя бы прокормить, куда там ещё помощь бездомным животным".

Сейчас в хосписе живут около ста животных. За четыре года удалось спасти и пристроить 197 кошек и 135 собак.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG