Ссылки для упрощенного доступа

"Я имел в виду сок, а не водку"


Прямой эфир с Владимиром Путиным, 20 июня 2019

Среди россиян, которые в ходе "Прямой линии" 20 июня обратились к президенту Владимиру Путину, оказался бывший глава Ботлихского района Магомед Омаргаджиев. После этого в соцсетях на Омаргаджиева обрушился шквал критики. А вот сам он не жалеет о сказанном и уверен, что теперь "две тысячи ополченцев" будут ему благодарны.

Прежде всего экс-глава района попросил Путина дать статус участников боевых действий тем землякам, которые помогали федеральным войскам в войне против Ичкерии в 1999 году в Ботлихе, Цумаде, Новолаке и Буйнакском районе. А затем повел речь про про выпивку.

"Еще один вопрос. Вы помните, в солдатской палатке поднимали бокал 'За победу'? И мы все встали, рядом с вами хотели выпить, но вы сказали: 'Потом'. Сейчас Ботлих цветет, здесь газ, вода, здесь все красиво. Разрешите нам поднять бокал за ваше здоровье, за победу", - заключил дагестанец.

"Могу спокойно умереть..."

Во-первых, дагестанцы-мусульмане возмутились "харамным высказыванием", потому что алкоголь в исламе запрещен: "взрослый человек, да еще мусульманин, предлагает пить водку", "своей 'речью' испохабил память о тех, кто защищал свою землю кровью и не думал о 'бокалах'".

Однако ж высказывание было вовсе не харамным, утверждает Омаргаджиев. В беседе с "Кавказ.Реалии" экс-глава района пояснил, что имел в виду не водку, а "экологически чистые фруктовые соки, которые производятся в Цумадинском и Ботлихском районах". По его словам, сам он уже 20 лет не употребляет алкогольные напитки.

"Я Путину два-три раза уже дал телеграмму: когда будем пить за победу? Понимаете? И про статус ополченцев спросил. А то, что в интернете пишут – пусть говорят, да. И не защищай меня, пожалуйста, там. Всевышний всё видит", - отметил Омаргаджиев "Кавказ.Реалии".

Если после его вопроса Путину более двух тысяч ополченцев будут получать свои льготы, Омаргаджиеву будет приятно, заявляет он:

"Я могу спокойно умереть, выполнив эту миссию".

"Мы что, рабы или крысы подопытные?"

Во-вторых, критики сочли вопрос Омаргаджиева недостаточно актуальным, отметив, что вместо этого можно было озвучить другие - не менее важные проблемы Ботлихского района и всей республики.

К примеру, об этом. Недавно в региональное правительство поступила жалоба от имени жителей Андийского округа, который входит в Ботлихский район. Люди попросили обратить внимание на плохое качество автомобильных дорог, связывающих их отдаленные сёла с райцентром, а также состояние участковой больницы. Из письма следует, что 13 тысяч человек в девяти андийских сёлах обслуживает одна-единственная больница (построена в 1984 году и нуждается в капитальном ремонте), а также две машины "скорой помощи", одна из которых (2007 года выпуска) уже пришла в непригодность. Людям также "крайне необходим" рентгеновский аппарат.

Или о беспределе силовиков в Дагестане, о бесправности населения. Чтобы поведать об этой проблеме, 20 июня общественница из Махачкалы Лариса Бачиева провела одиночный пикет в Москве. Она стояла сначала на Манежной, а потом и на Красной площади - пока ее земляк в Ботлихе испрашивал у Путина разрешения выпить. Вокруг пикетщицы собрались человек 50.

"Получилось что-то вроде мини-митинга. Я многим объяснила, что происходит в Дагестане с арестами и т.д. Оказалось, что некоторые даже не знали об этом", - рассказывает Лариса Бачиева в беседе с "Кавказ.Реалии".

Ей обидно за народ: за одиноких женщин с детьми без квартир, за торговцев на рынках, чье имущество открыто подожгли и никому ничего не возместили - имеются в виду пожары на рынках Махачкалы.

"Вышла, потому что устала, - говорит Бачиева. - Так жить нельзя. Дагестанцы не могут спросить про свои проблемы?".

Или вот профучёты, продолжает общественница: молодых ребят по неким "экстремистским спискам" забирают, и те исчезают.

"По одному забирают и министров, и членов правительства. Да, я понимаю: они там где-то что-то украли, превысили. Но! Не Москва ли им позволяла это делать? Нас всех надо пересажать? Мы что, рабы или крысы подопытные? Дагестан должен стать неким полигоном для опыта борьбы с коррупцией?" - задаётся вопросом Бачиева. Она предлагает тем, кто проводит в Дагестане "антикоррупционные действия", попробовать сначала на себе.

Долго постоять на пикете общественнице не дали: вскоре приехала полиция и забрала её в райотдел. В полиции девушку продержали более трех часов, вспоминает Бачиева.

Смотреть комментарии (11)

XS
SM
MD
LG