Ссылки для упрощенного доступа

На каждого найдется террористическая статья


Международный правозащитный центр "Мемориал" начал публиковать обзоры неправомерного применения антитеррористических статей уголовного кодекса России. В первом из них говорится о "формирующейся системе массовых политических репрессий под видом борьбы с терроризмом".

В первом обзоре сотрудница "Мемориала" Дарья Костромина рассказывает, как за последние 16 лет изменилось уголовное законодательство и масштабы преследований по антитеррористическим статьям.

"Есть обвинения, сфальсифицированные полностью и частично. Иногда терроризмом называют незначительную порчу имущества. Иногда – религиозно-политическое течение. Иногда – призывы к революции. Иногда одни люди отвечают за действия других, иногда следователи ФСБ придумывают несуществующую группу и произвольно назначают кого-то ее лидером", - говорится в материале.

Антитеррористическое законодательство России сейчас включает в себя 8 статей:

- 205, террористический акт

- 205.1, содействие террористической деятельности

- 205.2, публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание или пропаганда терроризма

- 205.3, прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности

- 205.4, организация террористического сообщества и участие в нем

- 205.5, организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации

- 205.6, несообщение о преступлении

- 361, акт международного терроризма.

Автор отмечает, что некоторые из этих статей сформулированы так, что к террористическим могут относиться и другие преступления, предусмотренных статьями о захвате заложников, участии в НВФ, посягательстве на жизнь государственных деятелей, насильственном захвате власти, мятеже и так далее.

С 1996 года в УК РФ существовала лишь статья 205. Она предполагала от 5 до 10 лет заключения за совершение теракта, а при отягчающих обстоятельствах срок мог быть повышен до 15 и 20 лет.

К 2017-ому выросло не только число антитеррористических статей, постоянно росло и количество действий, которые могут квалифицироваться как преступные, например, прохождение обучения, финансирование, помощь советами, несообщение о преступлении.

"Наказания постоянно ужесточались, наблюдается своеобразная «инфляция сроков». Сейчас семь из восьми антитеррористических статей предполагают возможность применения пожизненного лишения свободы. Законодатель последовательно уравнивал гипотетические революционные восстания, ведение боевых действий в составе нелегальных структур и терроризм", - говорится в документе.

Описывая динамику преследований по террористическим статьям за последние пять лет, автор указывает, что количество осужденных, в приговоре которых статья из группы 205–205.6 УК РФ являлась основным обвинением, начало расти с 2014 года: в 2009-2013 годах их число колебалось приблизительно от 20 до 40, а в первом полугодии 2018 года (144 осужденных) наблюдается снижение темпов роста, поэтому общее количество осужденных за этот год, скорее всего, не будет сильно превышать цифры прошлого года (276 осужденных).

Та же тенденция наблюдается в данных по количеству составов преступлений, предусмотренных статьями 205–205.6 УК РФ, по которым были вынесены обвинительные приговоры. Если в 2013 году их было 56, то в 2017-м уже - 388.

За это время по террористическим статьям УК РФ (в случаях, когда они являлись самыми тяжкими в обвинении) не было вынесено ни одного оправдательного приговора, указывает автор. Дела по этим статьям отнесены к подсудности только Московского, Северо-Кавказского, Приволжского и Дальневосточного окружных военных судов, а апелляционные жалобы по таким приговорам рассматриваются только в коллегии по делам военнослужащих Верховного суда РФ.

"Кавказ.Реалии" не раз рассказывал о судебных процессах по террористическим статьям на Кавказе. Так, в июне 2018 года суд вынес приговор экс-главе Кучерлинского сельсовета (Ставропольский край) Мухарему Орозбаеву: он получил 8 лет строгого режима по обвинению в вербовке знакомого в отряд экстремистов в Сирии (часть 2 статьи 205.1). По данным следствия, Орозбаев, используя свое служебное положение, уговорил односельчанина пройти обучение в радикальной группировке "Исламское государство" на территории Сирии. Озорбаев отверг все обвинения, заявив, что является приверженцем "традиционного ислама".

В октябре 2018 года жительница Чечни заявила о том, что местные силовики пытали ее сына Эйда Арсанухаева, требуя признать обвинения в пропаганде терроризма. По словам женщины, его задержали под предлогом того, что он показывал своим знакомым некое видео и оправдывал действия террористов. Сейчас Арсанухаев находится в СИЗО, на него заведено дело по части 1 статьи 205.2 УК РФ (публичное оправдание или пропаганда терроризма).

В ноябре этого года на 16 лет в колонии строгого режима осудили 23-летнего Ислама Гугова из Кабардино-Балкарии. Он уехал в Сирию в сентябре 2014 года, но вскоре решил вернуться на родину. Отец Ислама вел переговоры с силовиками, которые обещали, что ему оформят явку с повинной и, поскольку он не принимал участия в боевых действиях, его не будут наказывать лишением свободы. Однако в сентября 2017 года его признали виновным в участии в НВФ (часть 2 статьи 208 УК) и приговорил к трем годам лишения свободы. В апреле 2018 года этот приговор отменили. Однако по второму уголовному делу – по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) и статьи 205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ его признали виновным.

В августе 2018 года "Мемориал" сообщил о пытках уроженца Дагестана Сабира Набиева, обвиняемого по части 1 статьи 205.1 (склонение к террористической деятельности) и части 2 статьи 205.4 (участие в террористическом сообществе) УК РФ. По данным следствия, он вступил в террористическое сообщество сторонников "Исламского государства" и с сообщником склонял гражданина Сирии к вступлению в ИГ и участию в войне в Сирии. Набиев вины не признает.

Более половины осужденных по статье 205.5 (организация деятельности террористической организации и участие в ней) – это фигуранты дел о причастности к запрещенной организации "Хизб ут-Тахрир". Общее число приговоренных к заключению сторонников этой организации уже превысило 300 человек. При этом правозащитники отмечают, что обвинение членов "Хизб ут-Тахрир" в терроризме только на основе организационной деятельности и преследование их по антитеррористическим и антиэкстремистским статьям неправомерно.

В 2018 году было несколько уголовных дел и по статье 205.6 (несообщение о преступлении). Сроки наказания по ним относительно небольшие. В июне уроженца Ингушетии Алисхана Эсмурзиева приговорили к двум годам колонии-поселения за незаконное хранение оружия и несообщение о подготовке теракта в Санкт-Петербурге. И Эсмурзиев, и осужденный по этому же делу уроженец Дагестана Шамиль Омаргаджиев жаловались на пытки.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG