Ссылки для упрощенного доступа

“Одну кошку утопила, а вторую подожгла”


Почему в Дагестане не работает статья о жестоком обращении с животными

Недавно в соцсетях появился ролик о кошке Наде, которая пострадала от беспрецедентной людской жестокости. Надя жила в одном из магазинов Махачкалы, и, когда она разбила там посуду, хозяйка облила ее спиртом и подожгла. У кошки полностью сгорели уши и шерсть на темени, частично - веки и нос. Но в Дагестане об этом узнали, только когда об этом сообщили московские СМИ.

Первый вопрос, который возникает, когда смотришь это ужасающее видео: почему так называемый человек, который сделал такое с кошкой, не привлечен к ответственности, ведь Уголовный кодекс России это позволяет? С этим вопросом мы обратились в дагестанскую зоозащитную организацию "Зоолайф", которая выхаживала Надю.

"Для наших людей это нормально"

Первоначально кошка попала не к зоозащитникам, а к ветеринару, рассказала "Кавказ.Реалии" куратор "Зоолайфа" Асият Газибекова: "Недалеко от этого магазина находится ветеринарная клиника и искалеченную кошку туда и подбросили. Врач утром пришел на работу - она лежала в коробке, обернутая в тряпочку".

"Всё это произошло в начале марта. У врача Надя была около месяца, он ее лечил. Потом ему надо было ехать в Москву на стажировку, и он попросил меня ее забрать. И вот, с апреля - она у меня. Тоже лечила ее, обрабатывала. Скоро приедут волонтеры из Москвы, заберут ее - Наде нужна пластическая хирургия на глаза. В целом уже всё нормально, всё заросло, но у нее не закрываются до конца веки, глаза постоянно слезятся, что может привести к слепоте", - говорит зоозащитница.

О том, что же произошло с кошкой, Асият узнала случайно. "Я о Наде нигде не сообщала. Не выкладывала фото в соцсети, не запускала сбор денег. Она просто жила у меня - и всё, я сама занималась ее лечением", - подчеркивает она.

"И тут мне звонит приятельница и говорит, что продавщица из магазина, расположенного в ее доме, рассказывает покупателям ужасные вещи. Что у нее были две кошки, и одну она утопила, а вторую - облила спиртом и подожгла. И подруга спросила: "Это случайно не та кошка, обгоревшая, которая у тебя живет?". Магазин этот находится как раз неподалеку от той ветеринарной клиники. Но заранее моя приятельница этого не знала, она не знала, откуда у меня Надя. Поэтому я верю ее словам, такое нельзя придумать", - уверена Газибекова.

В тот же день зоозащитники отправились в этот магазин, но работающая там женщина сказала, что она ничего подобного не говорила, это всё ложь.

Случаи жестокого обращения с животными в Махачкале - не редкость, заявляет зоозащитница: "Я даже и не думала, что Надя вызовет такой ажиотаж. Просто выложила сбор на бинты и мази, и так ее история попала в интернет. Я не собиралась привлекать внимание за счет этого. И я много такого выкладывала. Там и хуже раны были. И рубили, и резали, и спицы в глотку засовывали - щенкам. Убивали их так, изощренно. Это в 2017 году, когда "бойня" у нас тут была, после гибели девочки. Вспарывали животы собакам, живым, привязывали к машине и таскали по всему городу. Средь бела дня".

По мнению Газибековой, отношение ряда дагестанцев к животным на улице, в основном, негативное. "Конечно, есть те, кто звонит, рассказывает о том, что они увидели, просят приехать, помочь каким-то животным. И это тоже жители нашего города. Но ощущение, что таких меньшинство, а большая часть - это те, кто только хочет от них избавиться", - говорит зоозащитница.

То, что Газибекова и другие зоозащитники называют "бойней", началось в феврале прошлого года, когда была найдена мертвой 9-летняя девочка. В ее гибели обвинили собак, и горожане занялись уничтожением животных. "Массово вышли люди - и начали забивать всех собак. В Каспийске, в Махачкале. Без разбора - щенки, беременные - их просто-напросто всех начали убивать. Здесь было кровавое месиво. Мы несколько дней спали по 2-3 часа в сутки, потому что постоянно, даже среди ночи, шли звонки: "Там собака, там собака, там собака", - вспоминает активистка.

Но проявляли жестокость не только к собакам. "Кошек могут выкинуть с балкона, закопать живьем в землю или поджечь. Ко мне в 2014 году попал котенок, он, к сожалению, умер. Так его дети просто бросили в огонь. Хотели посмотреть, как он горит. Бывает - лапу отрежут, ухо отрежут, глаза выколют. Особенно много издевательств - над маленькими котятами, и чаще всего издеваются дети или подростки. А родители на это не реагируют", - рассказывает Газибекова.

Заявители идут в отказ

"Мы не стали подавать заявление по Наде, потому что нет никаких доказательств, что всё было именно так. Мы знаем историю со слов ветеринара, который ее нашел, со слов кого-то еще. И не можем подавать заявление, основываясь на словах других людей", - пояснила "Кавказ.Реалии" руководитель "Зоолайфа" Ольга Вяткина.

"Сами люди, которые находят этих животных или являются непосредственными свидетелями, отказываются писать заявления", - подчеркивает она.

"У нас был случай - обратилась женщина, которая видела, как ее сосед отрубил коту лапу. Отвезли кота к ветеринару, стали лечить. И мы ей предложили - "Напишите заявление, потому что мы не были свидетелями, мы не можем со стороны написать. А когда вы напишете, мы тоже подадим заявление, для поддержки и контроля расследования. Вроде бы, договорились. Через пару дней оказывается, что сосед с ней поговорил, сказал ей, что он ветеринар и что он якобы хотел помочь коту. Отрубив ему лапу! И она пошла в отказ. Что мы можем сделать?" - недоумевает Вяткина.

"Люди сами не доводят эти ситуации до конца, и такое их поведение ограничивает наши возможности, - говорит она. - У нас такая полиция… Они просто покрутят пальцем у виска. Ну, это же не доказано, было это, не было, мы не свидетели".

"Да участковые сами говорят: "Животных отстреливать надо, они мешают". Это в 2017 году в Ленинкенте. Там был отстрел собак, мы вызвали участкового на место, он не соизволил приехать. Мы поехали к старшему участковому, который сидел у себя на пункте. Разговаривали, пытались объяснить, что такие вещи не делаются, что собак нужно отлавливать, стерилизовать и выпускать обратно. А он говорил, что нет, их слишком много, их надо отстреливать. Даже полицейские не знают, что за это полагается уголовное преследование", - убеждена Вяткина.

"Нет состава преступления"

Руководитель еще одной дагестанской зоозащитной организации "Эколайф" Виктория Шевцова пытается идти другим путем - взаимодействовать с полицией.

"Я не очень верю в историю Нади. Если они знают, кто поджег кошку, почему не было написано заявление в правоохранительные органы?" - недоумевает она.

"Наша организация пишет заявления в полицию, - утверждает Вяткина. - Когда в Каспийске убивали собак, отстреливали - мы по этим случаям писали заявления. Везде получили отказы. Но когда я напрямую разговаривала с полицейскими - с участковым или мы вызывали на место происшествия - не могу сказать, что над нами смеялись. Я с насмешками никогда не сталкивалась. Может, говорили: "Да ладно, чего вы, тут людей убивают, а вы нас из-за собак вызвали". Так было, да. Но когда им начинаешь немножко говорить на юридическом языке, тут же замолкают".

"Но в итоге везде идут отписки, - признается Шевцова. - 'Нет состава преступления' и так далее. Хотя я думаю, что так по всей России. Вот эта 245-я статья, которую якобы ужесточили, просто не работает. Вот, допустим, у нас. Сказали, чем должны следователи заниматься, расследуя преступления, связанные с убийством собак. Но я еще не видела, чтоб наши заявления доходили до следователей. Везде дознаватели".

Несколько месяцев назад в Махачкале опять расстреливали собак. Сначала, в начале апреля, двух собак убили ночью. Через три недели - кормящую собаку. У нее остались щенки. "Мы написали заявление, а потом пошли на прием к начальнику ОВД Кировского района. Он нас встретил довольно нормально и обещал, что возьмет это дело на контроль, разберется, поговорит с участковыми. Я даже удивлена, но после нашего разговора отстрелы больше не повторялись", - говорит зоозащитница.

При этом никакой реакции от полиции по своему апрельскому заявлению общественники не получили до сих пор: "На первое заявление, по поводу расстрела двух собак в начале апреля, отписка была, а тут пока никакого ответа".

Шевцова не считает, что в Дагестане как-то особо не любят животных: "Не могу сказать, что у нас тут отлавливают собаку или кошку - и начинают ее прям пытать. Как смотришь иногда - в других регионах России, случаи крайней жестокости. У нас я с таким не сталкивалась, за исключением того, что собак просто отстреливали".

"Мне кажется, люди немножко утрируют. Да, у нас могут пихнуть, пнуть, картошку швырнуть - на рынке, например, котенок сидит, и в него бросят картошку. Но так, чтоб прям взять животное и сидеть расчленять его… Я о таком не слышала", - говорит она.

Полиция посылает… в прокуратуру

При этом в пресс-службе МВД Дагестана отрицают, что относятся к заявлениям зоозащитников несерьезно. "Мы рассматриваем любое поданное заявление. Всё рассматривается, это в Уголовном кодексе расписано. Если есть статья, то мы должны провести все мероприятия в соответствии с законодательством", - сказал "Кавказ.Реалии" представитель ведомства.

На вопрос о том, почему во всех подобных заявлениях полиция по итогу не обнаруживает состава преступления, сотрудник пресс-службы ответил: "Если нет оснований для возбуждения, так что ж? Если у заявителей есть подозрение, что отказ в возбуждении дела незаконен, они могут пожаловаться в прокуратуру".

Стоит отметить, что в обоих резонансных случаях гибели детей - 9-летней девочки в феврале 2017 года в поселке Редукторный и 4-летнего мальчика год спустя в поселке Семендер - точную причину смерти установить не удалось, так как судмедэкспертизы не было, вскрытие не производилось.

"Разбираться, какая это была собака, дворняжка или бойцовая, когда умер ребенок, а может, он умер от чего-то еще, а собаки уже потом покусали - никто не стал. Посмотрели поверхностно, на собак списали - ну и ладно, можно дело закрывать", - говорит Шевцова.

К сведению

Согласно ст.245 Уголовного кодекса РФ, за жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и страданий, а равно из хулиганских или корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье, предусмотрено наказание в виде штрафа до 80 тыс. рублей, либо обязательных или исправительных работ, либо ограничения свободы на срок до одного года, либо тюремного заключения на срок до трех лет. То же деяние, совершенное группой лиц, с применением садистских методов, с публичной демонстрацией процесса или в отношении нескольких животных, наказывается штрафом до 300 тыс. рублей - и вплоть до пяти лет тюрьмы.

В России случаи осуждения по ст.245 происходят всё чаще. Так, в 2017 году две жительницы Хабаровска были приговорены к трем и четырем годам лишения свободы за жестокие убийства животных и птиц. До этого действия девушек получили широкий резонанс в сети. Пермяк, который избил соседскую собаку, был наказан 10 месяцами ограничения свободы, иркутянин, устроивший над псом расправу, - обязательными работами, а житель Новосибирской области отправился в колонию на два года после убийства котенка.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG