Ссылки для упрощенного доступа

ФСБ пришла к правозащитникам


Архивное фото

Сотрудница "Правовой инициативы" Зарина Саутиева рассказала, как проходил обыск в организации

Сегодня в московский офис проекта "Правовая инициатива" нагрянули силовики - сотрудники полиции и ФСБ. Они провели обыск, в том числе - забрали у сотрудников мобильные телефоны, заставили разблокировать их и читали переписку. В течение 40-50 минут с силовиками один на один находилась сотрудница организации родом из Ингушетии Зарина Саутиева. "Кавказ.Реалии" попросил ее рассказать, что произошло.

- Зарина, во сколько пришли силовики и сколько их было?

Я пришла на работу в 9.40. Поставила вещи и пошла на кухню. Вспомнила, что забыла кружку, вернулась в офис за кружкой, выхожу с ней - и тут они на меня идут. Они спросили, какой у нас кабинет, я ответила, что восьмой. Они сказали мне отдать телефон. Мой телефон лежал на столе, я сразу схватилась за него. Они требовали отдать телефон, а я не понимала, что происходит, кто все эти люди и почему я должна давать им мой телефон. Сначала пришли трое или четверо в гражданском и трое в форме СОБРа, в масках, с автоматами. Один из тех, кто был в гражданском, через несколько минут показал мне удостоверение, я увидела там "МВД". Потом подошли еще двое в гражданском, там тоже один показал документы — это были сотрудники ФСБ, В общей сложности их было человек восемь.

- Они забрали у вас телефон силой?

Я села в свое кресло, а телефон держала за спиной. Один из тех, кто был в гражданском, стал на меня чуть ли не набрасываться, пытаясь его отобрать. Мне это, конечно, было очень неприятно, так как я ингушка, а тут до меня какой-то незнакомый мужчина дотрагивается... Сами понимаете. В итоге он все-таки отобрал телефон и стал требовать у меня пароль. Я отказывалась давать, но потом он показал документы - и я приложила палец, они разблокировали телефон, стали в нем копаться. Искали приложение Jitsi Meet (приложение для зашифрованного голосового и видеообщения - прим.ред.). У меня оно есть, но я им не пользовалась особо, когда они поняли, что там ничего не прочитают, зашли в Skype, тоже копались. Потом они поставили мой телефон на авиарежим, отложили его и попросили не трогать.

- Они предъявляли вам какой-то ордер на обыск или что-то подобное?

Они интересовались седьмым кабинетом. Он находится рядом с нами, но мы к нему никакого отношения не имеем. Я не знаю, кто там работает. И они ходили туда-сюда, по столам шарили, всё смотрели - шкафы, папки. Я им говорю - "Если вы хотите просматривать и наши документы, покажите постановление". Они ответили, что постановление у владельца офисного центра и что у них есть санкция на обыск всего здания.

- Как долго вы оставались с ними наедине?

Минут 40-50. Всё это время они ходили по нашему офису, выходили в коридор. Потом пришли еще три наши сотрудницы, у них тоже сразу забрали телефоны - и паспорта. Мой паспорт они тоже забрали, сфотографировали его. Коллег попросили самих поставить телефоны на авиарежим, в их телефонах они уже не копались. Спрашивали у них то же самое, что у меня - что у нас за работа, чем мы занимаемся. Они, как и я, отвечали, что у нас юридические услуги, защита прав человека.

В какой-то момент спросили - а почему у вас все папки с чеченскими фамилиями.

- А как они поняли, что фамилии именно чеченские?

Вот не знаю. Но они сразу поняли, что все фамилии на папках - чеченские. Может, это из-за того, что они увидели в моем паспорте место рождения - Чечено-Ингушская Республика. Я ответила, что у нас много заявителей из Чечни по делам, связанным со второй чеченской войной.

- И как всё это завершилось?

Они посмотрели у нас всё, что можно было посмотреть. Заглядывали там, пролистывали кое-что. И почему-то просто находились в нашем офисе. Один сидел, другой стоял, третий ходил туда-сюда. Собровцы попросили стулья и сели на нашей кухне. А потом они с кем-то созвонились, стали спрашивать про "Астрею", причастны мы или нет, а им там, видимо, сказали, что нас можно оставить, не трогать. И после этого они ушли - в соседний кабинет. Им ключ кто-то предоставил. Мы с девочками когда уходили - мы вынуждены были уйти с работы пораньше - они там сидели - и в седьмом кабинете, и в коридоре.

- Вы пытались выяснить у владельца здания, кто это, что происходит?

Наш директор, Ванесса Коган, звонила арендодателю, который сдает нам помещение, он сказал, что да, у этих силовиков есть постановление на обыск всего здания, попросил нас оказать им содействие.

Как пояснила "Кавказ.Реалии" адвокат проекта "Правовая инициатива" Ольга Гнездилова, организация работает в России с 2001 года, и до сих пор силовики не проявляли к ней интереса. "В 2017 году мы, правда, подвергались атаке со стороны сотрудников телеканала НТВ", - отметила она. "Мы пока не связываем произошедшее с нашей деятельностью, так как сейчас сотрудники ФСБ находятся в соседнем офисе. Но пока они не ушли из здания, мы не можем до конца знать об их намерениях. По их словам, разрешение на обыск было выдано на все шестиэтажное здание", - добавила собеседница.

Проект "Правовая инициатива" занимается делами пропавших на Северном Кавказе, на их счету - более 200 выигранных в ЕСПЧ дел, касающихся этой темы. Кроме того, организация занимается правами женщин. Недавно она оказалась в центре внимания из-за ситуации с чеченкой Заирой Сугаиповой, которая обратилась к правозащитникам за помощью. Заиру вывезли из Москвы в Грозный, а потом на ЧГТРК "Грозный" вышел сюжет о том, что девушку "завербовали" феминистки.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG