Ссылки для упрощенного доступа

"Не жаловались до последнего"


Митинг протеста в Магасе, 26 марта 2019 года

Состояние задержанных ингушских оппозиционеров 67-летнего Малсага Ужахова и 65-летнего Ахмеда Барахоева вызывает опасение у адвокатов

Среди почти 30 жителей Ингушетии, которые после митинга в Магасе 26-27 марта оказались в СИЗО, - двое пожилых людей, это старейшина Ахмед Барахоев и бывший глава Совета тейпов Ингушетии Малсаг Ужахов. Одному 65 лет, другому - 67. Оба были задержаны и помещены под стражу в апреле. 9 августа Ахмеду Барахоеву был продлен арест до 11 ноября, а Ужахову в июне срок содержания в СИЗО был продлен до 25 сентября. Причем против Ужахова, пока он сидит, было возбуждено и второе уголовное дело - создание и руководство некоммерческой организацией, деятельность которой сопряжена с побуждением граждан к совершению противоправных деяний (имеется в виду Совет тейпов).

На этой неделе стало известно об ухудшении состояния Малсага Ужахова. "Ему необходимо постоянно принимать лекарственные средства - по сердечно-сосудистым заболеваниям, он является инвалидом по этим заболеваниям. Кроме того, ему нужно постоянно находиться на диете, у него диабет. Еще у моего подзащитного удалена щитовидная железа, ему необходимо постоянно применять гормональные препараты", - рассказал “Кавказ.Реалии” адвокат Ужахова Джабраил Куриев.

"Какое-то время у него эти препараты отсутствовали, так как мы вынуждены обеспечивать его ими самостоятельно. Я был у него 13 августа - Малсага знаю очень давно, лет 20, и сразу заметил по его лицу, поведению, что у него состояние не очень хорошее. Он был бледным, лицо мне показалось чуть опухшим. Сам Малсаг в силу своей мужественности никогда ни на что не жалуется. Но из-за того, что он около недели не мог пить необходимые лекарства... Очевидно, его состояние ухудшилось. Сейчас мы ему лекарства передали, всё в порядке, но в целом эта ситуация не может не беспокоить", - сказал Куриев.

"По закону в местах содержания под стражей должна обеспечиваться медицинская помощь, в том числе - лекарственная", - подчеркивает адвокат.



"Я считаю, что с такими болезнями, хотя они и не отнесены к перечню заболеваний, освобождающих от содержания под стражей, Малсагу должна быть изменена мера пресечения. Суть законодательства в том, чтобы не причинять физических страданий. А Малсаг Ужахов, находясь в СИЗО и под стражей, испытывает именно физические страдания", - сказал Куриев. Он уточнил, что обжалование продления ареста в Верховном суде Кабардино-Балкарии уже прошло, и оно не увенчалось успехом. Сейчас защитник готовит кассационную жалобу в Верховный суд КБР.

"Ему так тяжело, что он уже не может молчать"


Еще один пожилой ингушский узник - Ахмед Барахоев. Как и Ужахов, он содержится в СИЗО во Владикавказе.

"14 августа я была у своего подзащитного, и он впервые сказал мне, что чувствует себя не очень, и впервые согласился, чтоб, во-первых, это было широко озвучено, а во-вторых - чтоб мы начали предпринимать меры медицинского характера. Речь об обследовании, о том, чтоб доктора-специалисты пусть дистанционно, но дали бы рекомендации, которые, может, будет возможность реализовать в условиях СИЗО", - сообщила "Кавказ.Реалии" адвокат Барахоева Фатима Урусова.

"Даже для самого молодого и крепкого человека нахождение в условиях изоляции, отсутствия каких-то элементарных вещей - например, кисломолочных продуктов (в СИЗО не допускают творог, сметану), зелени - это непросто. Конечно, жить без этого всего можно, но это влияет на то, как мы себя ощущаем, хотя мы даже не задумываемся об этом, когда это всё есть. Плюс невозможность длительного нахождения на свежем воздухе - там предполагаются только получасовые прогулки. Плюс эмоциональный фон, при котором всё это происходит. Рано или поздно это скажется и на самом здоровом человеке", - говорит Урусова.

То, что о проблемах со здоровьем и у Ужахова, и у Барахоева стало известно почти одновременно, по ее мнению, связано с тем, что несколько месяцев им удавалось держаться на каких-то своих резервах, но сейчас они, видимо, заканчиваются.


"Ахмед относится к категории очень мужественных и терпеливых людей, и он изначально не позволял мне на эту тему даже разговаривать. Хотя я говорила, что надо быть более внимательным к здоровью, просить медицинскую помощь. Но нет, он всё это отвергал. И мотивировка была такая: 'Я нормально, я посижу, на всё воля Всевышнего'. Из-за того, что за решеткой оказалось много молодых людей, он говорил, что даже хорошо, мол, что он тоже с ними, потому что если бы они были здесь, а он на свободе, то это было бы слишком тяжело морально. Кроме того, он всегда говорил, что, если написать, что его состояние не очень, люди будут это читать, переживать. И вот буквально 14 августа был первый раз, когда я он мне пожаловался. Вы поймите еще: он мужчина, я женщина. Он не хотел мне жаловаться, то, что мне удавалось узнать, я из него буквально вытягивала. Но, видимо, ему так тяжело, что он уже не может молчать", - отметила собеседница.

"Сейчас задача - попытаться спасти вторую ногу"

По ее словам, у Барахоева проблемы с суставами. У него один коленный сустав около года назад был заменен имплантом. "Он пережил операцию и готовился к оформлению инвалидности по этому основанию. Сейчас у него и во второй ноге начались боли. Доктора его об этом предупреждали - что импланты вставляются парно, что через год-два после операции возможны проблемы и со вторым коленом. И вот, они начались", - говорит Урусова.

"Сейчас задача - попытаться спасти вторую ногу. У Ахмеда есть врачи, которые его ранее наблюдали. Доктор в Питере, который делал операцию, доктор, который серьезно наблюдал его в Ингушетии. Мы будем добиваться, чтоб опытные доктора провели диагностику. Не просто пришли, давление померили и анальгин дали — это то, что может предоставить нам СИЗО сегодня. Нужно обследование, хотя бы какое-то минимальное, со стороны докторов, которые знают его проблемы. Врачи СИЗО ему не помогут, это должны делать те врачи, которые знают его ситуацию", - уверена адвокат.

Как и Ужахов, Барахоев получает лекарства в посылках от родных. "СИЗО лекарствами обеспечить не может, причем это не только это конкретное СИЗО — это в целом стандартная ситуация. Что для изолятора федерального подчинения, как во Владикавказе, что для регионального, как в Нальчике. Декларируется одно - СИЗО должны обеспечивать задержанных медицинской помощью и медикаментами, но по факту это не так, это нигде не исполняется, везде привозят лекарства родственники. А СИЗО - максимум, что они могут предложить, это таблетку цитрамона либо анальгина и градусник", - рассказывает Урусова.


Сейчас представители Барахоева будут связываться с врачами. "Также мы направили апелляционную жалобу в Ставропольский краевой суд, так как решение по продлению его ареста принимал Ессентукский горсуд. Мы можем только надеяться, что суд высшей инстанции проявит все-таки здравый смысл и изменит меру пресечения если не из принципов справедливости и гуманизма, то хотя бы из соображений неминуемых разбирательств в случае, если с заключёнными в СИЗО что-то случится", - заключила собеседница.

Попросили аспирин


"Недавно мы объявили сбор денег на посылки нашим заключенным. В конце июля или начале августа - сейчас точно не скажу. С тех пор уже дважды отвозили посылки. Сбор идет очень хорошо, на первую поездку средства были собраны за 2-3 дня", - рассказал "Кавказ.Реалии" один из организаторов сбора Борис Кодзоев. "Передаем, в основном, продукты - фрукты и овощи, колбасу, сыр, конфеты, мед. Кое-что из предметов личной гигиены - мыло, шампунь", - добавил он.

Проблем с передачами, по словам Кодзоева, не было. "Что касается медикаментов, то в последний раз мы пытались передать самые ходовые - аспирин, активированный уголь, витамины. Но у нас был только чек из аптеки, а нужно было еще иметь копию сертификата, и поэтому медикаменты нам передать не разрешили", - продолжил собеседник. "Кто-то из заключенных сам попросил через адвоката о том, чтоб передали эти препараты. И мы решили купить всем одинаковое количество, на всякий случай. Но вот пока не получилось передать", - сказал он.

Однако, подчеркнул Кодзоев, именно Барахоеву и Ужахову активисты посылки не возят - по договоренности с родственниками: "У них диетическое питание, и родня сказала, что сами будут возить им то, что им можно. Так же и лекарства. Хотя именно состояние Ахмеда и Малсага, в силу возраста, может быть плохим".

"Государство должно полностью обеспечивать лечением и медикаментами граждан, которые оказались в СИЗО", - сказал "Кавказ.Реалии" помощник руководителя "Комитета против пыток" Олег Хабибрахманов. "Если им не дают в СИЗО лекарства, их привозят адвокаты, это ненормально", - отметил он. "Другой вопрос - какие медикаменты есть в распоряжении медчасти СИЗО, - продолжил собеседник. - Наверняка не все лекарства в наличии, и, скорее всего, только дешевые аналоги. Но арестованный вправе потребовать альтернативу за свой счет - ему нужно походатайствовать об этом, о предоставлении других лекарств или об осмотре узким специалистом, за его счет, и, в принципе, по закону ему должны это обеспечить", - сказал правозащитник.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG