Ссылки для упрощенного доступа

"Женщина на Кавказе никогда не была вторичной"


Мадина Саральп, архивное фото

Кабардино-балкарский модельер Мадина Саральп – о ценности платьев за 150 тысяч

Мадина Саральп – одна из самых известных женщин Нальчика. Созданный ею арт-центр уже давно заслужил славу одной из самых интересных достопримечательностей Кабардино-Балкарии. Платья, сшитые в ее лаборатории, надевают в торжества принцессы и звезды эстрады. За словами "дань моде" и "дань традиции" здесь скрываются гораздо более глубокие вещи. В интервью "Кавказ.Реалии" дизайнер объяснила, почему за ее платья люди готовы выкладывать кругленькие суммы.

–​ Мадина, мода на традиционные национальные костюмы –​ это "фишка" Кавказа или мировая тенденция?

– Это общемировой тренд – этника стала актуальной. Мир становится глобализированным, поэтому способ самоидентификации через одежду стал личностным способом для тех, кто относит себя к некой культуре.

Какие платья, созданные вами, были самыми необычными?

– Многих удивляет, что платье для принцессы Иордании Рим мы создавали совместно с известным ювелиром Асей Еутых. Я делала текстильную часть, Ася – ювелирную.

Это особенный эпизод: такой красивый жест принц Али сделал в адрес черкесской культуры, ведь воспитавшая его бабушка была черкешенкой. Безусловно, это был значимый момент и для черкесов, живущих в Иордании.

В целом же самое интересное для меня прослеживать этапы жизни людей: девочку приводят ко мне на выпускной, потом она заканчивает вуз, затем выходит замуж и появляется уже с детьми. Важно, что в самые трогательные моменты человек доверяется нам.

–​ Чего хотят клиенты? Как они чаще всего формулируют свои пожелания?

– Конечно, слушаю каждого клиента. Мне нужно понимать, точно ли он знает, чего хочет, или просто фантазирует. Есть ли у него собственный вкус и собственное представление. Об этом узнаешь в первые пять минут общения.

Я подстраиваюсь, но финальное решение остается за мной. Часто случается так, что человек пришел с одним пожеланием, а результат получил другой. Очень корректно подвожу к этому клиентов, ведь не все женщины видят себя со стороны. У них есть представление о платье мечты, некий образ, но этот образ может не совпадать с их собственным характером, телосложением и пропорциями.

–​ Сложно ли заниматься дизайном одежды, будучи кавказской женщиной?

– Кавказ – не Восток, на Кавказе женщина никогда не была вторичной. Да, она всегда задействована не на передовой (быт, дети), но ее влияние в семье, уважительное к ней отношение –подчеркнуто.

Современным женщинам приходится работать в полной мере. Весь мир сегодня объединяет одна общая тенденция, гендерные границы стерты.

В силу традиционного воспитания мы, разумеется, стараемся следовать порядку вещей, который достался нам от предков. Это красиво, достойно и, на мой взгляд, правильно.

Работать женщине на Кавказе не сложнее и не проще, чем в других местах. В этот "профессиональный портал" ты входишь везде одинаково, где бы ни жил: на Кавказе или в Европе. Требование одно – соответствовать!

–​ Цена на ваши платья сильно выше рыночной. К вам обращаются только богатые люди?

– Этот вопрос всегда вызывает у меня ироничную улыбку. Это очередной миф. Кого-то это очень привлекает, кого-то пугает. Если кому интересно, наши платья в среднем стоят 150 тысяч рублей.

Конечно, есть статусные платья. Я их никогда не называю "VIP-платья", т.к. слово это отвратительное. Платья класса люкс, конечно, на порядок дороже. Но надо понимать: предметы, аксессуары, которые туда входят как дополнение, ювелирного качества.

Цена здесь определяется качеством ювелирных дополнений и объемом ручной вышивки. Те, кто попадает к нам в лабораторию, никогда не слышат шума машин, поскольку у нас все создается вручную.

По поводу богатых людей. Слово "богатые" очень относительное, особенно в России и на Кавказе. Для кого-то Rolls-Royce – доступная машина, а кто-то не может себе позволить "Ладу Калину".

Мы имеем дело с клиентом, который знает, зачем он к нам пришел. Он приходит к нам по особому случаю, чтобы сделать одну запоминающуюся вещь на всю жизнь – традиционную, стилизованную. Это не каприз, а особое отношение к собственной культуре и к моменту жизни.

–​ Если говорить о свадебной моде в Кабардино-Балкарии, что сейчас популярно?

– Происходят очень интересные тенденции. В 90-е, когда начинала этим заниматься, меня все спрашивали: "Зачем ты это делаешь? Это не имеет продолжения". Но я была уверена в том, что делаю, т.к. моя бабушка всегда рассказывала об этих платьях, я видела старинные фотографии не в альбомах, а дома.

Для меня это убедительно с точки зрения эстетики и эмоциональной привязанности. А сейчас я с огромным интересом наблюдаю репрезентацию национального костюма. Это соответствует какому-то глубокому ощущению принадлежности. Это говорит о том, что нынешняя молодежь, в отличие от нас, отождествляет себя с предками, с которыми хочет соприкоснуться.

Первым толчком к такой тенденции является то, что моду диктуют красивые и богатые люди. Этого никто не отменял. Я с огромным уважением отношусь к тем, кто возвращается к традиционному мышлению и культуре.

Сейчас люди, у которых социальное положение выше среднего, предпочитают абсолютно традиционный костюм с золотой вышивкой, серебряными застежками, поясами. Это восстановление звена памяти, философия. Чем являлся этот костюм в прошлом веке? Одеждой! А теперь это укрытие от разрушающего воздействия тотальной глобализации.

–​ Ваш арт-центр сейчас называют чуть ли не главной достопримечательностью Нальчика. Ожидали такого, когда начинали?

– Когда мы начинали строительство, точно понимали свои цели и задачи. Это немного выше бытового понимания, когда бизнес и прибыль от него вложены в арт-центр, и здание, будучи нашей частной собственностью, является социальным объектом для города.

Считаю, что каждый удачливый бизнесмен должен сделать вклад в свою республику. Во время строительства мы уже точно знали, что будем делать камерные концерты, презентации и выставки. В течение года накапливается огромное количество событий. Но главное, что арт-центр магнитит творческих людей, людей старшего поколения, детей и гостей КБР.

–​ Делаете ли вы сейчас что-то для кино?

– У нас идут переговоры с одним молодым режиссером, который находится в творческом поиске. Мне это очень интересно! Дизайн одежды – это и сценический костюм, и костюм для торжества, и костюм для обыденности, есть просто домашняя одежда! Но одежда для кино и театра – интересная и сложная задача. Ты должен войти в тандем со временем, с сюжетом, с характером героя.

Если бы не дизайн, чем бы занялись?

– Ничем другим я бы заниматься не хотела. Да, я устаю. Бывает градус творческого настроения выше, бывает ниже, но мне нравится мой труд, моя команда, которую я создала за 25 лет. Никакое прикладное ремесло не может существовать без любви к нему.

Единственное, чего я хочу на новом этапе жизни, делиться своим опытом. Хочу в этом году организовать курс, авторскую школу. Надеюсь, у меня получится, мне нравится общаться со студентами.

Сейчас готовится программа на год, мы будем приглашать на нашу площадку известных лекторов, которые прочитают лекции об истории костюма, моды, будем изучать и тактические предметы, макетирование, проектирование. Все это осуществимо при умении сосредоточиться на главном!

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG