Ссылки для упрощенного доступа

В селении Нижний Черек (Кабардино-Балкария) богатые дома в несколько этажей соседствуют с огромным количеством нищих хибар. Сами черекцы утверждают, что причина их бедности кроется в отсутствии земли.

Хотя формально проблема земли не должна стоять остро: на 3000 человек (или 600 хозяйств) в селении приходится более 800 участков сельскохозяйственной земли. Однако в начале 90-х годов вместо того, чтобы распределить землю по паям, чиновники отдали ее неким "эффективным собственникам". В администрации отказываются говорить, кому и какой участок принадлежит.

Сейчас полуголодные жители Нижнего Черека требуют предоставить им землю.

Учитель местной школы Джульетта утверждает, что молодежь разъезжается, поскольку нет работы. Многим даже нечем оплатить коммунальные услуги.

Здесь функционируют лишь школа и детский сад. Других учреждений для трудоустройства нет.

У Фатимы и Казбега Дудовых двое детей с ограниченными возможностями. У 8-летнего Руслана детский церебральный паралич, у Рустама - неврологические нарушения (ребенок ходит на цыпочках).

В доме Дудовых нет отопления, им помогают всем миром. Глава села Маюн Шандиров как-то выделил семье продукты. Однако это не решило проблему с лечением и трудоустройством.

Так выглядит потолок в прохудившемся доме Дудовых
Так выглядит потолок в прохудившемся доме Дудовых

"Если бы нам дали хотя бы 2 гектара, то мы могли бы войти в федеральную программу развития села. Получили бы по 300 тысяч рублей на человека", - уверена Фатима.

Невестка Казбега Мадина Дудова осталась без крова с двумя детьми на руках. Сейчас она живет в заброшенном доме на окраине и работает в теплице.

"Я вынуждена оставлять детей дома без присмотра. В сезон работаю, зимой же едва сводим концы с концами", - признается Мадина.

Женщина также очень рассчитывала на федеральную программу. Однако комиссия обнаружила, что у нее нет ни дома, ни постоянной прописки, поэтому сняла с очереди.

"Сейчас прошу 2 гектара, но боюсь, что если дадут, то не включат потом в программу развития села", - продолжает собеседница "Кавказ.Реалии".

Некоторые сельчане говорят, что еще в 90-х подавали заявления, однако успели состариться, пока ждали землю.

Олегу Клишеву, по собственному признанию, не на что жить, поскольку дети разъехались, а он всю жизнь в совхозе проработал.

Пенсионеру Амурби Шугушхов уже за 60 лет и он 25 лет ждет получения земли.

"Как теперь кормить семерых детей? – разводит руками он. - Нужно хотя бы 3-4 гектара земли".

У Олега Шугушхова шестеро малышей. Он тоже уверен, что земля его выручит: и детей к сельскому труду приобщит, и на ноги их поднимет.

Суфиян Шугушхов уже 30 лет как вернулся из Афганистана и не может обосноваться в родном селе.

"Ни земли, ни работы, даже дом матери починить не могу", - сокрушается он.

Братья Аслан и Беслан Шагихачевы не понимают, почему пришлые люди обрабатывают участки по 100 гектар. "А у нас рук нет, что ли?" - возмущается Аслан.

В марте 2017-го администрация Нижнего Черека обещала провести аукцион. Однако ни один земельный участок так и не был выставлен на торги.

В сентябре этого года в селе начнется новый этап аукциона - администрация выставит на торги сразу несколько участков.

На карте Роскадастра обозначены эти участки площадью по 3 га. Они 35 лет стояли невозделанными. Только 10 лет назад эту землю (всего 300 га) взялся восстановить местный житель Мухадин Шандиров.

"В 2004 году понял, что не смогу получить нормальную землю, поскольку ее распределили среди «своих»", - рассказывает Шандиров.

Он потратил 6 миллионов рублей на строительство дамбы и на оплату рабочих, рубивших бурьян.

"Выкорчевать там кустарник было невозможно, поскольку слой земли составлял всего 10 см, а дальше шли камни и песок, - объясняет собеседник «Кавказ.Реалии». - Поэтому кустарник пришлось рубить, но остались корни, который прорастают каждый год".

В кадастровых документах участок Шандирова числится как сенокос. Однако сажать сено здесь почти невозможно - урожай скуден, прорастающие корни мешают кошению.

Поэтому он решил засеять землю кукурузой. Однако это влетело ему в копеечку: за целевое использование земли с одного гектара взымается 1200 рублей, с кукурузного же поля - 3200.

Мурадину будет трудно выплатить налог, поскольку кукуруза не дает хорошего урожая.

Нальчикский правозащитник Адам Медалиев подчеркивает, что "нецелевое использование земли облагается повышенным налогом", поэтому "здесь нет произвола властей".

У Мухадина, как стало известно "Кавказ.Реалии", уже забрали 60 га земли.

Земли много не бывает
Земли много не бывает

В интервью "Кавказскому узлу" глава села Маюн Шандиров заявил, что не может на своем уровне решить вопрос, поскольку "с 1 января 2016 года вопросы аренды земли переданы в ведение районных администраций".

Общественник Муаед Чеченов подтверждает, что в прошлом году не только Нижний Черек, но и другие сельские администрации отказались от права управления землей. Его это наводит на мысли о незаконном сговоре.

Получается, что ни богатые, ни бедные не могут в Нижнем Череке закрепиться на земле. Отсутствие аукционов и высокое налогообложение вгоняют Нижний Черек в нищету.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG