Ссылки для упрощенного доступа

22 марта 2014 года в ингушском селе Плиево прошла спецоперация. Как вспоминала потом местная жительница Лейла Куриева, рано утром, еще до рассвета, домик-вагончик, в котором она жила вместе с сыном Муслимом, окружили несколько бронированных машин "Урал", УАЗ и БТРы. По громкоговорителю скомандовали: "Хозяева вагончика, выходите!" и Лейла с Муслимом подчинились.

Без объяснений и не предъявления документов, в их дом зашли несколько вооруженных людей в камуфляже, следом завели Куриева. Лейлу же оставили на улице: силовики ходили из вагончика во двор и обратно, но ее сын все время оставался внутри.

В какой-то момент со стороны, где жили их соседи Дышноевы, послышались выстрелы, а затем негромкий хлопок, вспоминала Лейла.

Потом силовики сообщили, что ей нужно проехать с ними для дачи объяснений. Женщина сказала, что сначала хочет увидеть сына, но ее насильно затолкали в автомобиль и увезли. Куриеву доставили в Центр по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по Ингушетии. Здесь ее минут двадцать расспрашивали о работе Муслима, его знакомых и увлечениях, а потом отпустили.

Когда Лейла вернулась домой, вагончик все еще был оцеплен, а из разговора силовиков женщина поняла, что Муслима убили. На вопрос, за что, один из охранников ответил, что они работают по какому-то списку людей, которых следует убивать. Только после того, как тело Муслима увезли, Лейла смогла попасть в свой вагончик: все было перевернуто вверх дном, пропали ноутбук, планшет, два мобильных телефона, документы.

В тот день был убит еще один житель Плиево – сын соседей Куриевых – Башир Дышноев.

Силовики расстреляли безоружного Башира, затем занесли тело в саманный дом и подорвали.

Позже Национальный антитеррористический комитет (НАК) отчитался, что ФСБ получила информацию о группе боевиков в Плиево, в поселке ввели режим контртеррористической операции, дома, где находились бандиты, блокировали, самим боевикам предложили сдаться, но они открыли стрельбу и были убиты ответным огнем.

В ходе осмотра домов, по сообщению НАК, сотрудники правоохранительных органов обнаружили три самодельных взрывных устройства, снабженные механизмами неизвлекаемости, которые обезвредили на месте.

Однако родственники убитых заявили, что мужчины и не думали сопротивляться. По словам родных Дышноева, силовики расстреляли безоружного Башира, затем занесли тело в саманный дом и подорвали. Взорвали и два кирпичных дома, в которых жили Дышноевы, но сначала силовики вывезли оттуда почти всю бытовую технику.

Родные погибших мужчин требовали возбудить уголовные дела по факту убийства, но им было отказано. Дышноевы, по всей видимости, прекратили попытки добиться расследования, Куриева пошла дальше.

4 мая правозащитный центр "Мемориал" сообщил, что юристы организации обратились в Европеский суд с жалобой от имени Куриевой на нарушение статей Конвенции о защите прав человека и основных свобод: 2 (право на жизнь), 3 (запрет на бесчеловечное и жестокое обращение), 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты).

"Мы с самого начала помогали Лейле писать жалобы, обращения, обжаловать отказы. В итоге прошли все инстанции, исчерпали все возможности на национальном уровне и обратились за помощью в ЕСПЧ", - рассказал "Кавказ.Реалии" руководитель ингушского отделения "Мемориала" Тимур Акиев.

По словам правозащитника, за последние годы (если сравнивать с 2008-2009-м) в республике заметно снизилась частота спецопераций, поскольку и подполье уже не так активно, но все равно каждый год происходят случаи, когда необходимость применения оружия силовиками вызывает сомнения.

В 2014 году – это гибель Куриева и Дышноева. В 2015-м – резонансное убийство супругов Алиевых в Назрани. Тогда силовики заявили, что Али и Лейла Алиевы были "нейтрализованы" ответным огнем, однако брат убитого сообщал, что они были безоружны.

В мае 2016 года в один день в разных населенных пунктах республики были убиты пятеро человек. Родственник четверых из них, братьев Усмана и Зураба Цолоевых и братьев Адама и Анзора Местоевых, заявили, что это были внесудебные казни.

Государство отказывается расследовать такие убийства.

"Нас часто обвиняют в том, что мы защищаем бандитов и очерняем силовиков. Это не так. Мы не ставим под сомнение необходимость проведения спецмероприятий, но призываем следственные органы и прокуратуру обращать внимание и проводить проверки сомнительных случаев применения силовиками оружия, чтобы опровергнуть предположения о внесудебных казнях или подтвердить их – и наказать виновных", - говорит Акиев.

Однако государство отказывается расследовать такие убийства, силовики не объясняют своих действий и не предъявляют доказательств обоснованности применения оружия в том или ином случае, ограничиваясь сухими пресс-релизами, поэтому шанс у таких дел есть только в Европейском суде.

"Европейский суд будет вести переписку с правительством России, но если объяснения не удовлетворят судей, они вряд ли станут утверждать, что в отношении Куриева была применена внесудебная казнь. Скорее, они постановят: есть основания предполагать, что было нарушено его право на жизнь, а государство не предприняло мер для установления причин смерти этого человека. То есть тоже будут апеллировать к государству с призывом тщательно расследовать такие случаи", - заключил правозащитник.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG