Ссылки для упрощенного доступа

Угодить Кадырову? Почему в Дагестане не закрыт вопрос о границах


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Спустя год получила продолжение история с конным переходом активистов из Чечни в Новолакский район Дагестана к могиле Байсангура Беноевского. Один из присутствовавших на той акции пытается обжаловать штраф по "митинговой" статье. Все это происходит на фоне обсуждения поправок в Конституцию Дагестана, по которым глава региона не будет нести ответственность за территориальную целостность субъекта. Граница Дагестана и Чечни была определена много лет назад, но конный поход и история с поправками всколыхнули старую дискуссию.

В апреле 2021 года из Чечни в Дагестан выступила конная колонна – на нее никто не обратил бы внимание, если бы не чеченские флаги. 29 всадников направлялись из Ножай-Юртовского района в граничащий с ним Новолакский район Дагестана. Целью похода было посещение могилы видного деятеля Кавказской войны Байсангура Беноевского. Колонну тогда остановила полиция – участникам перехода сообщили, что акция не была санкционирована властями Дагестана.

Справка: Байсангур Беноевский – участник Кавказской войны в 30-60-х годах XIX века, в период имамата Шамиля был наибом. Продолжал оказывать сопротивление Российской империи до своего ареста в 1861 году, и в том же году 20 марта был повешен в Хасавюрте. Похоронен на кладбище Ярык-су (Аух) в Дагестане. В честь него переименован один из четырех районов Грозного.

Этот случай спровоцировал широкий резонанс. Конный поход обернулся скандалом в том числе потому, что акция проходила на землях бывшего Ауховского района Дагестана, где компактно проживали чеченцы-ауховцы. Этот район был ликвидирован как административная единица после этнической депортации чеченцев в феврале 1944 года. Только в 1991 году Съезд народных депутатов Дагестана постановил восстановить район, однако это решение не реализовано до сих пор: причинами называют административную волокиту и недофинансирование со стороны Москвы.

После скандала из-за конного перехода власти Чечни опровергли наличие какого-либо земельного конфликта с Дагестаном. Министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации Ахмед Дудаев назвал "провокаторами" тех, кто "пытается придать обычной конной прогулке политическую подоплеку", и добавил, что участники перехода посещали могилу "национального героя". В ответ глава Дагестана Сергей Меликов призвал подчиненных "укреплять связи с регионами Северного Кавказа".

Конфликт, казалось бы, был исчерпан, хотя все остались при своих мнениях: в Чечне говорили о свободе передвижения, а в Дагестане – о необходимости предупреждать о массовых мероприятиях. Но за пределы новостных сюжетов и разговоров "на кухне" проблема не выходила. Спустя время о переходе вспомнили снова – теперь в связи с судебными разбирательствами.

"Это абсурд"

В сентябре 2021 года жителя Дагестана Висирсолтана Аскендерова, который присутствовал на сельском кладбище у могилы Байсангура Беноевского и встречал приехавших из Чечни гостей, Новолакский районный суд оштрафовал на 10 тысяч рублей. Его признали виновным по "митинговой" административной статье.

Аскендеров безуспешно пытался опротестовать решение в Верховном суде республики, однако постановление Новолакского суда было признано законным. Позднее суды еще трех инстанций признали, что проведение религиозной церемонии и конного похода с флагами Чечни являлось публичным мероприятием и требовало согласования с властями. В апреле 2022 года жалобу рассмотрел и отклонил Пятый кассационный суд Пятигорска.

Могила Байсангура Беноевского
Могила Байсангура Беноевского

Аскендеров оказался не единственным пострадавшим в этом конфликте жителем Дагестана. Другой участник конного похода Махмуд Давлетгереев, вступивший в перепалку с полицейскими, которые пытались остановить участников похода, также был оштрафован на 10 тысяч рублей. Изначально Новолакский районный суд признал его невиновным, однако затем это решение было опротестовано в Верховном суде республики. После чего суд первой инстанции все же оштрафовал Давлетгереева. Он подал жалобу в кассационный суд в Пятигорске, который вернул жалобу в Верховный суд Дагестана.

Таким образом, из почти трех десятков участников похода, протоколы об участии в несогласованной акции были составлены только в отношении двух человек.

По закону никто не должен никого оповещать при пересечении даже государственной границы, а граница между Дагестаном и Чечней – административная, говорит бывший сотрудник "Команды против пыток" юрист Абубакар Янгулбаев. Он работал в Дагестане во время скандала с конным переходом и общался с его участниками.

"Я помню этот случай. Они привязали это к согласованию, но (переход. – Прим. ред.) не был публичным мероприятием. В таком случае получалось, что жителей Дагестана или Ингушетии посещение зияратов (места погребения суфийских шейхов. – Прим. ред.) на территории Чечни тоже публичное мероприятие? Нет, конечно. Это абсурд", – заявил Янгулбаев.

Все делается "под Кадырова"?

Вопрос о приграничных территориях поднялся снова после того, как Народное собрание Дагестана приняло в первом чтении поправки в Конституцию республики, среди которых есть пункт о снятии ответственности с главы региона по вопросам сохранения территориальной целостности. Эти поправки внес в местный парламент Сергей Меликов, объяснив их необходимостью привести статьи Конституции Дагестана в соответствие с Конституцией РФ.

Члены Общественной палаты Дагестана осудили законопроект, назвав его опасным для сохранения земельной целостности региона. Проект поправок также раскритиковали на специально созванном общественно-экспертном форуме в Махачкале. Как рассказал на правах анонимности один из его участников, выступавшие говорили, что все делается под "Рамзана Кадырова".

Почему Дагестан лишают права на целостность территории? Чтобы угодить лидеру соседней Чечни?

"Почему Дагестан лишают права на целостность территории? Чтобы угодить лидеру соседней Чечни?" – рассказал собеседник. Участники форума предположили, что это делается для восстановления Ауховского района и последующей передачи его Кадырову. Часть выступающих предлагала обратиться к чеченскому народу, чтобы сохранить братские отношения.

Вопросы о демаркации границы Дагестана с Чечней поднимаются с 2019 года – тогда Москва дала указание внести окончательный вариант границ субъектов федерации в кадастровую карту России. До этого в 2018 году Рамзан Кадыров и бывший тогда главой Ингушетии Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение о границах между республиками. В Ингушетии земельный договор сочли несправедливым, недовольство соглашением вылилось в массовые протестные акции. Их организаторы и ряд участников оказались в тюрьме.

На примере всего, что происходило в Ингушетии, в Дагестане посчитали, что чеченское руководство, воспользовавшись своим влиянием в Москве, может переписать определенные участки приграничных земель в свою пользу. Камнем преткновения порой становились квадратные метры, а не километры.

При демаркации границы Дагестана и Чечни никаких изменений не предполагалось – спорные участки, например, в районе Кизляра были согласованы до 1965 года, а к 1983 году достигнута договоренность и по участкам в зоне соприкосновения Гумбетовского района Дагестана и села Беной Ножай-Юртовского района Чечни. Тем не менее время от времени земельный вопрос возникает вновь, как это было в Гумбетовском районе: тогда кому-то из местных жителей показалось, что чеченские картографы вбили колышки на территории Дагестана. Администрация района это опровергла.

Недопонимание вызвал и случай в районе Кизляре, когда власти соседней Чечни обновили табличку с указанием на начало территории их республики, а в Дагестане расценили это как захват земель. Тогда спор вылился в массовый митинг. На место сбора с вооруженной охраной приезжал председатель парламента Чечни Магомед Даудов.

Известный дагестанский эксперт по вопросам национальных отношений на условиях анонимности рассказал Кавказ.Реалии, что в республике в определенных кругах действительно все еще есть озабоченность по поводу земельного вопроса.

"Общественники не скрывают своего мнения, что все это (поправки к Конституции. – Прим. ред.) делается для того, чтобы произвести территориальные изменения в пользу соседней Чечни. В первую очередь имеют в виду бывший Ауховский район, который так и не восстановили, и часть современного Казбековского района Дагестана. Опасения усилились после истории с окончательным установлением границы между Чеченской Республикой и Ингушетией", – полагает собеседник.

Эксперт уверен, что опасения по поводу изменений границ вызваны полным отсутствием доверия общества как к центральной, так и к региональной власти.

Форум

XS
SM
MD
LG