Ссылки для упрощенного доступа

Унизили и изгнали: традиции кадыровской Чечни


Глава Чечни Рамзан Кадыров

Шутливые сообщения, жалобы на отсутствие воды, высказывания о поборах в больнице, не говоря уже о критике работы чиновников даже мелкого уровня – все это в кадыровской Чечне может обернуться изгнанием из республики. Это происходит с полного согласия и при поддержке властей региона, которые ссылаются на традиции. Подобного рода обычаи имели место сотни лет назад, возможно, были оправданы тем временем, но то, что происходит сегодня в Чечне, к традиционному праву не имеет отношения. Да и о каких адатах можно говорить, когда в России, частью которой и является республика, есть законы? Хотя из Кремля усиленно стараются не видеть варварские практики…

Подарок Всевышнего

Двое пожилых мужчин стоят около новогодней елки в ТЦ "Грозный молл" и передают привет своему другу, живущему в Европе. Третий снимает их на видео. Они слегка смущаются, оператор подбадривает их за кадром. Это жители села Катыр-Юрт Ширвани Мадаев и Абубакар Устаев, снимает видео Алха Дагиев, уроженец этого же села, проживающий в Бельгии.

Казалось бы, обычное видео, предназначенное для узкого круга друзей. Однако вечером следующего дня Мадаев и Устаев были задержаны. Также силовики забрали родственников того, кто снимал ролик, сам он к тому времени уже улетел в Бельгию, ему было передано требование немедленно вернуться в республику.

Ассалам Аллейкум, вы благословлены Всевышним хотя бы потому, что не живете здесь

Как выяснилось, причиной задержания стали слова, сказанные одним из задержанных: "Ассалам Аллейкум, вы благословлены Всевышним хотя бы потому, что не живете здесь. Здесь нужно иметь много денег или гулящую мать [чтобы жить нормально]. Насколько для вас возможно, ради Всевышнего, оставайтесь там".

Можно только предполагать, что задело отдавшего распоряжение задержать стариков сильнее – фраза про "гулящую мать" или же то, что возможность уехать из Чечни – это "подарок Всевышнего".

Позже на общем собрании в мечети Катыр-Юрта слова, сказанные на видео, преподнесли как оскорбление всех жителей Чечни. На сходе было принято решение выдворить из села одного из стариков.

Актуальный древний обычай?

Изгнание из общины – древний обычай негосударственной социальной системы, в которой не существовало тюрем и полиции. Тогда эта практика имела смысл. Все были равны, никто не мог навязать решение об изгнании по несущественным или надуманным причинам. При наличии госаппарата принуждения этот социнститут теряет смысл, потому что власть может изгонять не только провинившихся, но и неугодных ей, объясняет чеченский историк и публицист Джамбулат Сулейманов.

"За шутки, за глупые слова никогда никого не изгоняли. Даже за неумышленное убийство не мстили и не изгоняли, что уж говорить про более мелкие погрешности. Кадыровская власть как будто задалась целью извратить все то, что делало чеченцев самобытным народом. Все устои целенаправленно ломаются, чтобы сломить стержень. Уверен, не по собственной инициативе Кадырова, а по указке сверху", – считает Сулейманов.

Кадыровская власть как будто задалась целью извратить все то, что делало чеченцев самобытным народом

Катыр-юртовский случай показателен тем, что именно по указке властей покарали человека, приписав ему оскорбление всех чеченских матерей.

"Он не оскорблял всех матерей, а сделал намек на то, что у власти есть свои фаворитки, и что они и их семейства под крышей, неприкасаемы. Вот что задело власть, и с человеком расправились, унизили и изгнали", – добавляет эксперт.

Адаты клана Кадыровых

Изгнание из республики "провинившихся" практикуется в Чечне не первый год. Преследованиям подвергаются также и родственники тех, кого действующая власть считает виновными в любых преступлениях. Принцип коллективной ответственности, когда репрессии распространяются не только на конкретного человека, но и на его семью, давно стал в Чечне обычной практикой.

Олег Орлов
Олег Орлов

Использование родственников как заложников для воздействия на тех, кто находился среди боевиков, стало наиболее последовательно и системно применяться в Чечне во время второй войны, отмечает Олег Орлов, член совета Правозащитного центра "Мемориал" (в России организация признана иностранным агентом, но не согласна с этим).

"Почему? Наверное, потому что родственные связи среди чеченцев более значительные, более разветвленные и более крепкие, чем во многих других регионах России. В Чечне человек в значительно большей степени чувствует свою ответственность за жизнь и безопасность своих даже самых дальних родственников. Именно это использовал клан Кадыровых с самого начала своего прихода к власти", – поясняет правозащитник.

Он напоминает, что в 2005 году "Мемориал" издал доклад под названием "Новые" методы "контртеррора" о событиях 2004 года. В нем говорилось, что незадолго до своей смерти 1 мая 2004 года Ахмат Кадыров, будучи на поминках в семье Ямадаевых (некогда один из сильнейший чеченских кланов, оппонировавший Рамзану Кадырову; лидеры тейпа были убиты позднее) в городе Гудермес, заявил, что будет наказывать всех родственников участников вооруженных формирований сопротивления и даже их соседей.

Уже 9 июня его сын Рамзан Кадыров, ставший вице-премьером после гибели отца, в интервью НТВ заявил: "Мы будем их, родственников боевиков, по закону наказывать. Они помогают бандитам, но говорят, что помогают своим родственникам. И они будут наказаны. И если даже такого закона нет, пойдем в Госдуму и будем добиваться, чтобы его приняли".

Именно под руководством Рамзана Кадырова и именно по его приказу в массовом порядке стали захватывать в заложники родственников тех, кто находился среди боевиков

Такой закон не был принят, но практика коллективной ответственности стала широко распространяться в Чечне. Кадыров неоднократно подчеркивал, что родственники боевиков понесут наказание за их действия. Ему вторили высшие должностные лица республики. В 2010 году мэр Грозного Муслим Хучиев сказал, что отныне для тех чеченцев, чьи близкие входят в незаконные вооруженные формирования, "закрыты все двери".

"Именно под руководством Рамзана Кадырова и именно по его приказу в массовом порядке стали захватывать в заложники родственников тех, кто находился среди боевиков. Условием освобождения было то, что боевик выйдет из леса и сдастся в плен. Таким образом, кадыровцы вынуждали боевиков под угрозой гибели или пыток членов их семей выходить и сдаваться", – считает Орлов.

5 декабря 2014 года Кадыров заявил: "Если боевик в Чечне совершит убийство сотрудника полиции или иного человека, семья боевика будет немедленно выдворена за пределы республики без права возвращения, а дом снесен вместе с фундаментом". Так он декларировал коллективную ответственность и утвердил возможность изгнания неугодных.

Не только родственники боевиков…

Семью предполагаемого боевика Зелимхана Бахарчиева заставили покинуть Чечню в 2016 году. На организованном силовиками сходе местных жителей было объявлено, что семья Бахарчиевых во главе с больным раком старейшиной семьи Асланбеком Бахарчиевым в течение трех дней должна покинуть республику. Через полтора месяца глава семьи умер в Калмыкии. Похоронить усопшего на родине не позволили. Асланбек Бахарчиев родился в ссылке в Казахстане и умер в изгнании.

В 2017 году покинуть Чечню вынудили родственников задержанного в ходе спецоперации Махмы Мускиева. Как и в случае с Бахарчиевыми, был организован сход жителей села Цоци-Юрт, на котором представители власти объявили, что все несут ответственность за действия своих близких. Семья Мускиевых покинула республику. Через четыре месяца Турпал-Али Мускиев скончался в дагестанском Хасавюрте. Семье разрешили похоронить его в родном селе, но запретили проводить полноценные поминки.

Но практика изгнания из республики продолжала расширяться, причем распространялась она не только на родственников боевиков, но и на многие другие категории людей, рассказывает правозащитник Орлов.

В ноябре 2016 года житель села Ачхой-Мартан Алам Ходжаев стал виновником автомобильной аварии, в которой погибли семь человек, включая его самого. По данным полиции, водитель находился в состоянии алкогольного опьянения. А за месяц до этой аварии Кадыров публично отчитал тех, кто садится за руль в нетрезвом виде, и приравнял их к террористам. Несколько десятков мужчин из семьи Алама Ходжаева были доставлены к начальнику районного ОВД, где со ссылкой на слова главы республики всем мужчинам из их рода было приказано покинуть территорию Чечни.

Ходжаевы были вынуждены уехать, за ними последовали их семьи, кто-то из них смог перебраться в другие регионы России, некоторые покинули пределы РФ, а кому-то спустя долгое время удалось вернуться.

"Да, это пример коллективного наказания, коллективной ответственности, и уже не боевиков, а простых людей, которые сами не совершили никаких преступлений. И таких примеров в Чечне сотни, если не тысячи", – констатирует Орлов.

Чечня – на откуп Кадырову?

Принцип коллективной ответственности, широко применяемый в современной Чечне, не соответствует чеченским обычаям, это современное явление, маскируемое под адат. Такой практики, когда за те или иные действия ответственность несут родные и близкие того человека, который совершил преступление, не было ни в чеченском, ни в кавказском обществе, уверяет чеченский политолог Руслан Кутаев.

"Собственно говоря, в исламе это не только не практикуется, но и, наоборот, осуждается, потому что за совершенные деяния, преступления, отступление от законов, за ошибки ответственность несет тот человек, который это сделал. Нет ответственности коллективной. Подчеркиваю, коллективная ответственность – это не чеченская традиция и это не является частью ислама", – добавляет собеседник.

Руслан Кутаев
Руслан Кутаев

Но почему эти явно незаконные "обычаи" не видят российские власти? Орлов считает, что ответы на эти вопросы очевидны.

"Кремль позволяет Рамзану Кадырову делать что угодно по отношению к чеченцам, и не только жителям Чечни, но и чеченцам, проживающим и в других регионах России, и за пределами РФ. Чечня отдана на откуп Кадырову вместе ее жителями, и шире – со всеми чеченцами он может делать что хочет и будет даже получать одобрение своим действиям, если критика не будет выходить за пределы Чечни", – Орлов.

С Орловым соглашается и Кутаев: "Кто-то считает, что все, что происходит в Чечне, – это импровизация местной власти. Нет, это не так. Есть спущенные из Кремля установки, и они должны выполняться. Если местная власть не удерживает народ в узде, то такая власть Кремлю не нужна, и ей найдут замену. Надо понимать, что это все делается, чтобы усмирить народ, чтобы запугать. И коллективная ответственность, и изгнания из республики применяются вполне успешно. Среди чеченцев много тех, кто готов рисковать собой и отдать свою жизнь, но они не готовы подвергать риску, обрекать на страдания близких и родных людей".

Визитная карточка республики…

Власть в Чечне не терпит инакомыслия. Даже безобидная критика делает человека врагом системы и лично самого главы республики.

В 2016 году житель села Кенхи Рамазан Джалалдинов записал видеообращение, в котором рассказал о проблемах в селе, оставшихся еще со времен первой чеченской кампании, и посетовал на отсутствие внимания со стороны руководства республики.

После публикации видеообращения внимание со стороны властей не заставило себя ждать. Джалалдинов был вынужден покинуть Чечню из-за угроз и давления силовиков. Его дом был сожжен, жену и дочь вывезли из села и бросили на границе с Дагестаном. Позже он и его семья смогли вернуться, но дом так и не был восстановлен, а сам Джалалдинов вскоре вынужден был снова уехать из республики.

Любая неосторожно сказанная фраза может навлечь репрессии на всю семью. И даже чеченцы, живущие за пределами республики, не могут открыто высказывать свое мнение, если оно отличается от курса действующей власти.

В конце 2021 года десятки родственников оппозиционных блогеров, проживающих за пределами РФ, были похищены чеченскими силовиками с целью надавить, запугать и заставить замолчать критиков режима Кадырова. В январе 2022-го проживающий в Турции чеченский блогер Хасан Халитов заявил, что ему прислали фото обнаженной сестры, задержанной в Чечне еще в конце прошлого года, с требованием прекратить критику в адрес руководства республики. В шантаже фотографиями Халитов обвиняет помощника председателя парламента Чечни Ризвана Кудузова.

Пoхищения, публичные извинения, видеообращения родственников с отречениями от своих сыновей, племянников, братьев, изгнания из республики – все это стало визитной карточкой кадыровской Чечни.

Меня лично оскорбило то, что брат ударил брата. Да, он сказал нелепость, может, даже глупость, но прилюдное унижение не делает чести ни брату, ни тем людям, которые устроили это шоу

В случае с публичным осуждением и изгнанием из Катыр-Юрта есть еще одна примечательная деталь. Оппозиционный действующим властям телеграм-канал 1ADAT опубликовал видео, на котором видно, как извиняющегося за сказанное мужчину бьют по лицу. 1ADAT утверждает, что это младший брат ударил старшего со словами: "Я убью тебя. Мне все равно, что мне за это будет – я все равно убью тебя". Кто-то за кадром уверяет младшего брата: "Тебя за это не посадят".

"Младший брат бьет старшего на глазах всего села. Раньше это невозможно было себе представить, раньше учили умирать за брата, а теперь можно бить старшего, и это даже поощряется, – говорит пожелавший остаться анонимным этнограф из Чечни. – Меня лично оскорбило то, что брат ударил брата. Да, он сказал нелепость, может, даже глупость, но прилюдное унижение не делает чести ни брату, ни тем людям, которые устроили это шоу".

За то время, что Чечней правит Кадыров, вошли в норму явления, которые раньше не могли вызвать среди чеченцев ничего кроме неодобрения и возмущения. Изгнания за шутки, коллективные высылки за преступления родственников (реальные или надуманные), сама возможность того, что младший может ударить старшего по лицу, – таков итог безграничных полномочий, дарованных Кадырову Кремлем.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG