Ссылки для упрощенного доступа

"Ты чеченец, тебе суд не поверит". За что в Хабаровске осудили уроженца Кавказа


Апти Висаев
Апти Висаев

В Хабаровске 1-й Восточный окружной военный суд вынес приговор уроженцу Чечни Апти Висаеву: по обвинению в подготовке теракта в Норильске он получил 17 лет лишения свободы. Сам Висаев вину не признает и заявляет, что уголовное дело сфабриковано. Ранее он уже отсидел более 14 лет по террористической статье, и тогда, по его словам, дело тоже было сфальсифицировано.

После освобождения в 2019 году Висаев стал жить в Норильске, где он отбывал предыдущее наказание; бывший заключенный устроился на работу и женился, у него родилась дочка. В апреле 2021 Висаева задержали в Пятигорске, где он проводил отпуск с семьей, и обвинили в вербовке знакомого для самоподрыва на площади Памяти Героев в Норильске во время парада 9 мая.

Есть документы, что действия с моим телефоном производили в то время, когда он уже был изъят

Доводы ФСБ, которая вела дело, строятся на переписке в мессенджерах. Висаев настаивает, что доказательства сфабрикованы. Человек, которого он якобы вербовал, проходит по делу как засекреченный свидетель. Другой важный свидетель – друг Висаева, тоже живший в Норильске, – еще в 2022 году признался, что дал показания под давлением, а позже покинул Россию.

В мае 2023 года судья Дмитрий Пунтусов запретил посещать заседания жене Висаева, которая выступала в качестве его общественной защитницы. Поводом стало то, что она записывала процесс на аудио и делала фотографии. В итоге Аише Мутаевой несколько месяцев приходилось ждать окончания слушаний в коридоре, чтобы мельком увидеть мужа, когда его выводила охрана.

В октябре суд признал Висаева виновным по статьям о подготовке теракта и незаконном обороте оружия. Из 17 лет, к которым приговорили уроженца Чечни, пять он должен провести в закрытой тюрьме, остальную часть срока – в исправительной колонии.

В приговоре указано: "Показания Висаева о том, что он не склонял Беккаримова (фамилия свидетеля изменена следствием. – Прим. ред.) к совершению террористического акта и пособничеству в его совершении, а уголовное дело в отношении него было возбуждено в результате произошедшего между ним и сотрудником ФСБ России Пшеничниковым конфликта, что доказательства сфальсифицированы, суд считает не соответствующими действительности, и расценивает их как позицию защиты и попытку тем самым избежать уголовной ответственности".

По словам Аиши Мутаевой, адвокаты ее мужа подали апелляцию и оспорили приговор. До конца рассмотрения жалобы Апти Висаев будет находиться в хабаровском следственном изоляторе №1.

"Ты не должен был освободиться"

Выступая с последним словом перед коллегией из трех судей, Висаев заявил, что невиновен и что последние несколько лет жил только ради семьи, воспитывал детей, работал и мечтал о собственном доме. В фабрикации преследования он обвинил двух сотрудников ФСБ:

"Это искусственное дело – чтобы себе статистику сделать, его сфабриковали сотрудники ФСБ Александр Пшеничников и Александр Ахметов. Я не умею создавать инстаграм, я очень отстал от технологий, пока сидел в тюрьме. Писать сообщения я не мог, потому что допускал много ошибок. Я отправлял только голосовые сообщения. Когда в Пятигорске у меня изъяли телефон, они стерли инстаграм, который мне жена установила. Мы это доказали, об этом есть документы, что действия с моим телефоном производили в то время, когда он уже был изъят", – заявил Висаев.

Около 30 тысяч ни в чем неповинных чеченцев отбывают в России большие сроки – от 15 до 25 лет

Он добавил, что в прошлый "тоже был посажен без доказательств", а когда освободился, "просто хотел жить".

"У меня в мыслях не было делать то, в чем меня обвиняют. Для меня это мерзко, для меня это неприемлемые вещи – то, что они написали от моего имени в сообщениях. Они пытаются показать, что я радикал. Как будто 205-я статья ("Террористический акт". – Прим. ред.) рождена только для чеченцев", – возмущался обвиняемый.

По его словам, сотрудник ФСБ Пшеничников действовал по мотивам религиозной ненависти и требовал признания, обещая меньший срок. Также Висаеву предлагали стать "засекреченным свидетелем" в уголовных делах против других уроженцев Чечни.

"Он мне говорил: "Я в Норильске сделаю для чеченцев сталинские времена". С 5 по 25 мая 2021 года Пшеничников и Ахметов семь раз ко мне в СИЗО приезжали и предлагали это [дать заведомо ложные показания на земляков]. Говорили: "Ты не досидел, ты не должен был освободиться". Натравили на меня сотрудников СИЗО – те меня избивали, заставляли написать явку с повинной", – добавил Висаев.

Как он утверждал в суде, сотрудники ФСБ также угрожали сфабриковать новые обвинения по жалобам сокамерников.

"Будем тебя дальше крутить по 205-й. Двое-трое скажут, что ты так-то сказал, и тебе еще статья будет, получишь еще два-три года". Пшеничников мне говорил: "Ты ранее судим по таким статьям и ты чеченец, тебе суд не поверит", – заявил Висаев на заседании.

"Нагнем вас, и нам за это ничего не будет"

Чеченский политолог Руслан Кутаев с самого начала следил за делом Висаева. Он считает, что необходимо обжаловать несправедливый приговор, даже не надеясь на правосудие в России.

"Россия отказалась от Европейского суда по правам человека и уже не считается даже с принятыми решениями. Но, возможно, это дело будущего, и пока Висаев будет проходить все инстанции, в самой России режим изменится. Даже если пропутинская власть придет, но уже без Путина, они будут делать все, чтобы обратно вернуть европейские институты, в том числе ЕСПЧ. Чтобы быть принятыми европейским сообществом", – убежден политолог.

По мнению собеседника редакции, в деле Висаева есть признаки дискриминации по национальному признаку.

"Это безобразно сфабрикованное дело, там все лежит на поверхности. Апти Висаев попал под каток. Как будто спецслужбы бросают обществу вызов, мол, мы делаем то, что мы хотим, и плевать нам на вас, мы сделаем сколь угодно грубую фальшивку и нагнем вас, и нам за это ничего не будет. Конечно, тут присутствует дискриминация по национальному признаку. По данным исследований Ассамблеи народов Кавказа, около 30 тысяч ни в чем неповинных чеченцев отбывают в России большие сроки – от 15 до 25 лет. До 30 процентов тех, кто должен выйти, умирают: срок заканчивается, и за неделю или две до освобождения человек умирает. Скорее всего, их убивают, чтобы они не вышли и не свидетельствовали о преступлениях силовиков", – считает Кутаев.

Аиша Мутаева летала на судебные заседания из Красноярска в Хабаровск с двухлетней дочкой на руках. Она хотела, чтобы муж чувствовал поддержку семьи. Четверо старших детей Мутаевой в это время оставались с родственницей. Супруга осужденного убеждена, что защита доказала его полную невиновность.

Когда Апти привел конвой, они стали говорить, что жену – то есть меня – надо держать подальше

"У нас есть экспертиза автороведческая. Ее результаты подтвердили, что Апти Висаев не является участником инкриминируемой ему переписки. Есть и подчерковедческая экспертиза – там тоже есть доказательства, что именно сотрудником ФСБ Ахметовым подделаны все подписи на протоколах при оперативно-розыскных мероприятиях, когда якобы в нашей квартире нашли порох, сим-карту и оружие. Они подделали даже мою подпись!" – возмущается Мутаева.

Решение суда отправить мужа отбывать часть наказания в колонии особого режима она считает проявлением жестокости.

"Это тюрьма в тюрьме. Там сидят те, у кого пожизненное заключение. Свидание один раз в год, одна посылка и одна бандероль. У Апти такие условия на пять лет", – говорит Мутаева.

Она отмечает, что за время суда над ее мужем сменились семь прокуроров. Один из них на заседании начал оглашать показания свидетеля, которые суд к тому моменту уже отклонил. Прокурор об этом не знал и на замечание ответил: "А это мне скинули из Красноярска". Позже он же запросил срок для Висаева.

Запрет Мутаевой посещать заседания официально не был ничем подкреплен: ей не выдали никакого предписания, из-за чего она не смогла даже оспорить решение судьи. Жену Висаева пустили лишь на оглашение приговора: "Он находился в клетке. Привели пятерых вооруженных приставов, двоих конвоиров в бронежилетах. Семь человек охраняли от меня клетку, демонстративно держали оружие наготове, шоу устроили. Когда Апти привел конвой, они стали говорить, что жену – то есть меня – надо держать подальше".

Адвокат Висаева говорит о перспективах обжалования приговора подзащитному очень коротко: "Прогнозировать возможные перспективы в апелляции крайне сложно. Мы настаиваем на невиновности Висаева и стремимся к его полной реабилитации".

  • Верховный суд Чечни в 2005 году признал Апти Висаева виновным в незаконном обороте оружия, покушении на жизнь российских силовиков и совершении терактов. В основу дела легли показания обвиняемого. Как заявил Висаев уже на суде, поставить подпись его вынудили пытками. О том же заявляла и его мать, Хава Устарханова. Она утверждает, что ее сына избивали, резали, душили и пытали током, а также мучили голодом и холодом, оставляя на несколько суток прикованным к батарее в камере. Все тело Висаева покрыто шрамами.
  • Ранее редакция Кавказ.Реалии отправила письменный запрос в региональное управление Федеральной службы безопасности по поводу дела Апти Висаева. Запрос был проигнорирован: несмотря на положенный законом для ответа срок, комментарии так и не были предоставлены.
  • Суд в Ростове-на-Дону в конце сентября приговорил еще шестерых участников дела о "тюремном джамаате" в Калмыкии: им дали от пяти до восьми лет колонии особого режима (джамаат – объединение мусульман с целью совместного изучения ислама. – Прим.). По версии следствия, находясь за решеткой, более 100 заключенных хотели создать ячейку террористической группировки "Исламское государство" для "свержения конституционного строя России". Заключенные участие в ячейке, как и самое ее существование, отрицают – редакции Кавказ.Реалии удалось пообщаться с некоторыми из них через письма. Правозащитники называют дела о "тюремных джамаатах" сфабрикованными.
  • Еще в 2021 году Центр анализа и предотвращения конфликтов представил доклад под названием "Северокавказские мусульмане в тюрьмах России". По данным правозащитников, приверженцы ислама наиболее подвержены дискриминации в российских колониях. Они сталкиваются с пытками, избиениями, притеснениями со стороны других заключенных, и все это зачастую без возможности увидеть родных.
  • В августе 2022 года представители Центра защиты прав человека "Мемориал" и украинской экспертной группы "Сова" рассказали, что не имеют доступа к большинству "террористических" уголовных дел, поэтому оценить правдивость выдвинутых обвинений невозможно. В тех немногих случаях, когда информация все-таки становится доступна, зачастую выявляются существенные нарушения.

Форум

XS
SM
MD
LG