Ссылки для упрощенного доступа

"Талибан" и Северный Кавказ: ждёт ли Россию джихад?


Талибы в аэропорту Кабула, 16 августа

События в Афганистане несколько дней не сходят с мировых новостных лент. Телеканалы облетают кадры из аэропорта Кабула – сотни людей, которым при установившемся режиме запрещённой в России террористической организации "Талибан" грозит казнь, штурмом берут улетающие самолеты, цепляются за шасси и крылья. В это время над правительственными зданиями уже развевается белый флаг исламского движения.

Некоторые из экспертов считают, что недавний приём лидеров "Талибана" (ещё в 2003 году признанного Верховным судом России террористической организацией) руководством МИД в Москве, установление с ним официальных рабочих контактов могут привести к росту престижа радикального ислама и идей джихадизма среди российской молодежи. По мнению других, последствия политических событий в Афганистане не скажутся на российской умме, а сам "Талибан" может отойти от радикальных союзников.

О том, чего ждать от нового режима в Кабуле, почему США вывели оттуда войска и есть ли среди талибов боевики с Юга России, редакции Кавказ.Реалии рассказал председатель Европейского аналитического клуба, исследователь экономики Центральной Азии и борьбы с международным терроризмом Никита Мендкович.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Никита Мендкович
Никита Мендкович

– Начнём с ключевого вопроса – имеет ли "Талибан" действительно широкую народную поддержку в Афганистане? Как рядовые жители относятся к новым хозяевам страны?

– В текущей ситуации там невозможно провести честный социологический опрос. Какая-то поддержка у талибов, безусловно, есть, иначе бы они вряд ли объединили в своих рядах более 100 тысяч штыков. Но на чьей стороне большинство афганцев, сказать трудно. Во всяком случае, у меня ощущение, что действовавшая власть очень сильно потеряла в популярности и именно из-за этого ей не удалось консолидировать силы в свою защиту. Слишком многие люди, может быть, и испытывающие антипатию к "Талибану", заняли в Афганистане выжидательную позицию.

– Что сейчас представляет собой "Талибан"?

– "Талибан" – изначально националистическое движение с религиозной идеологией. Талибы – выпускники училищ, где готовились молодые кадры для так называемых моджахедов, сражавшихся против коммунистического режима Наджибуллы и советской группировки.

Их предшественники моджахеды тоже были не ангелы, они устраивали теракты в школах, убивали женщин и учителей

Талибы не успели к войне, не попали к разделу пирога, а оказались в раздробленном Афганистане. Совмещая идеи пуштунского национализма, единого Афганистана и радикального ислама, они начали объединительную войну. Причём проявляя необузданную дикость и жестокость. Но и их предшественники моджахеды тоже были не ангелы, они устраивали теракты в школах, убивали женщин и учителей, совершали многочисленные зверства в разных районах Афганистана.

Все течёт и меняется. Моджахеды в своё время заняли высокие посты в правительстве. Кем станут талибы, мы увидим в ближайшее время.

Патруль на улице Кабула, 16 августа
Патруль на улице Кабула, 16 августа

– Почему события в Афганистане развивались столь стремительно? Насколько это было предсказуемым?

– Это всё-таки произошло не за считаные дни. В апреле-мае начался финальный этап вывода американских войск, и на протяжении последних трёх месяцев разваливалась государственная система, которую США выстраивали в течение последних 20 лет. Армия и государственные институты оказались недееспособными, мы увидели неэффективность программ военного партнёрства (в администрации США признали ошибки в оценках афганской ситуации. – Прим. ред.).

– Не секрет, что афганское правительство рассчитывало на сохранение американской воздушной поддержки. На ваш взгляд, почему США отказались от вмешательства в ситуацию?

Популярность войны в Афганистане резко упала: на неё тратятся значительные средства, гибнут американские военнослужащие, а конца-края не видно

– По простой причине – там резко упала популярность войны в Афганистане, которая тянется уже долго, на неё тратятся значительные средства, гибнут американские военнослужащие, а конца-края не видно. Учитывая социально-экономический кризис и постоянные протесты меньшинств, президент Джо Байден использует все рычаги, чтобы сделать шаг в сторону своего электората. Одним из них стало решение прекратить Афганскую войну, несмотря на непременные катастрофические последствия для Афганистана и афганцев.

В итоге режим Ашрафа Гани был брошен в тот момент, когда он не смог самостоятельно обеспечивать свою безопасность.

– Захватив власть в стране, "Талибан" порвёт сотрудничество с ещё одной запрещённой террористической организацией "Аль-Каидой", или по крайней мере сократит его, или же продолжит взаимодействие с союзниками?

– Это очень важный вопрос, которым сейчас задаются все. И ответ на него во многом определит сотрудничество иностранных государств с правительством "Талибана". Собственно, судьба "Талибана" во многом зависит от того, сможет ли он порвать со вчерашними союзниками, сделать шаг навстречу соседям Афганистана и своим новым соседям.

Сейчас помимо "Аль-Каиды" в Афганистане действует еще несколько союзных "Талибану" террористических группировок (все они также являются террористическими и запрещены в России. – Прим. ред.), это "Джамаат Ансаруллах", "Исламское движение Восточного Туркестана", "Техрик-и-Талибан Пакистан", "Исламское движение Узбекистана", отряд имени "Имама Бухари". Все они запрещены на территории сопредельных государств, и если их не уничтожить, они используют Афганистан как плацдарм для экспансии.

– Как будут развиваться события, если "Талибан" продолжит с ними сотрудничество?

– Как минимум "Талибан" и Афганистан под его властью лишатся максимума ресурсов, максимума возможностей для мирного развития. Сейчас у страны есть достаточно богатые недра. У "Талибана", объединившего сейчас страну под своим контролем, будет возможность наладить мирную экономику. Если же они продолжат сотрудничество с террористическими организациями и покровительство наркоторговле, такого партнёрства, естественно, не будет. Более того, соседние государства выстроят санитарный кордон вокруг Афганистана.

Повторюсь, сейчас руководство Талибана находится перед серьёзным выбором. Каждый из шагов потребует определённых опций и усилий. Но выбор легальной экономики может привести Афганистан к положению нормального развитого государства, где люди ведут нормальную жизнь.

– "Талибан" вообще способен создать устойчивое государство? Или это будет что-то похожее на ИГИЛ или на сепаратистскую Чеченскую республику Ичкерию?

– Ичкерия при Дудаеве и ИГИЛ – два разных явления. ИГИЛ – террористическое единое тоталитарное государство, а Чечня того времени – арена противостояний многочисленных группировок. В любом случае "Талибан" не близок пока ни к одной из этих моделей, у него есть весь набор официальных структур – суды, аналоги министерств, которые называются комиссиями, местные власти. Эти структуры формировались еще в период существования в подполье, сейчас изменится их функционал.

У "Талибана" есть потенциал построить нормальные государственные структуры, но они могут пойти и по модели ИГИЛ

Вопрос именно в политической воле лидеров "Талибана" и тех людей, которые составляют властную вертикаль. Куда они пойдут, такой вид и примет Афганистан при талибах. У них есть потенциал построить нормальные государственные структуры, пусть и с особенностями радикального религиозного государства. Но они могут пойти и по модели ИГИЛ, такой риск тоже есть.

– Несколько раз в СМИ появлялась информация, что среди талибов воюют выходцы с Северного Кавказа, прежде всего из Чечни. При этом официальных подтверждений этому не было. По вашему мнению, российские боевики могут присутствовать в рядах "Талибана"?

– Уроженцы и граждане России, как и других постсоветских стран, были в Сирии и Афганистане. Это, мягко говоря, не секрет. Они уезжали, потому что здесь не могли реализовать свои экстремистские идеи, искали счастье в мире. Пресечь их эмиграцию Россия не могла, поскольку запрета ездить в другие страны и территории нет. Если человек, конечно, при отъезде не делает заявлений о намерении примкнуть к террористическим организациям.

Поэтому мы говорим о большой постсоветской диаспоре в ИГИЛ, представители которой имели хорошее среднее образование, многие проходили срочную службу в армии, получили боевой опыт на Северном Кавказе и благодаря этим преимуществам на фоне необразованной арабской молодежи делали быстрые карьеры. Боевики, прошедшие Сирию, как раз выполняли функции инструкторов – учили талибов взрывному делу, обращению с миномётами и другим вооружением. Какую роль они будут играть сейчас, зависит от позиции "Талибана" в отношении "Аль-Каиды".

Уроженцы СНГ и конкретно Северного Кавказа входили в союзный движению "Талибан" и сражавшиеся на его стороне группировки. При этом мне неизвестны подтверждённые случаи, когда они становились талибами или занимали значимые позиции именно в "Талибане".

– Приход талибов к власти – плюс или минус для России?

– Естественно, минус. Была одна ситуация, к которой успели адаптироваться со всеми её проблемами и недостатками, сейчас появились новые угрозы, подпольные радикальные элементы интересам России отвечать не могут.

Представители делегации запрещённого в России движения "Талибан" на пресс-конференции в Москве, 9 июля 2021 года
Представители делегации запрещённого в России движения "Талибан" на пресс-конференции в Москве, 9 июля 2021 года

– Как победа талибов отразится на умонастроениях российской уммы? Повысит ли она авторитет джихадизма и радикального ислама среди российских мусульман на Северном Кавказе и в Поволжье? Ведь с лидерами террористов встречается министр Лавров, с ними устанавливают рабочие контакты…

– Радикалы достаточно давно стали властью, причём общепризнанной, в Саудовской Аравии. По многим параметрам, по крайней мере несколько лет назад, законы там были ещё радикальнее, чем у современных талибов. Как это влияет на умонастроение российских мусульман? Да никак.

В мире много стран с разными обычаями, некоторые из которых нам могут казаться странными или дикими. В конце концов, мормоны в Юте номинально относятся к христианам, но их образ жизни не влияет на умонастроение российских верующих. Более того, российские христиане могут интересоваться их жизнью лишь как некой экзотикой.

Если "Талибан" начнёт борьбу со вчерашними союзниками, включая "Аль-Каиду", он перестанет быть запрещённой организацией

Не считаю, что победа "Талибана" станет механизмом привлечения молодёжи Северного Кавказа и Поволжья к экстремизму, потому что к нему толкают совершенно другие факторы. Те, кто предрасположен к радикализации в силу социальных причин или особенностей личности, может стать террористом независимо от военных успехов талибов. Лучшая профилактика этому, ведущаяся в России, – улучшение социальных условий, борьба с безработицей, создание каналов для самореализации молодёжи.

– На ваш взгляд, как быстро может быть отменено решение Верховного суда России о признании "Талибана" террористической организацией? От чего это зависит?

– Это возможно, если "Талибан" на практике изменит свою политику и начнёт борьбу со вчерашними союзниками, включая "Аль-Каиду". Если организация по факту перестанет быть террористической, решение будет отменено – ответ очевиден.

В любом случае в настоящий момент российскому МИДу придется взаимодействовать с Афганистаном и приспосабливаться к тому, что контроль над ним сейчас установили талибы.

***

Президент США Джо Байден отметил, что не сожалеет о своём решении вывести американские войска из Афганистана. "США не будут участвовать в чужой гражданской войне", – сказал он.

В то же время посол России в Афганистане Дмитрий Жирнов заявил, что "при террористах талибах ситуация в Кабуле лучше", чем была при президенте Ашрафе Гани.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (15)

XS
SM
MD
LG