Ссылки для упрощенного доступа

"Они не смогут на годик 'поджениться', чтобы женщину использовать и выкинуть"


Мансур Солтаев

Чеченский общественник – о многоженстве и правах женщин

Накануне член Общественной палаты России и Совета по правам человека при главе Чечни Мансур Солтаев предложил узаконить многоженство в некоторых регионах России. "Кавказ.Реалии" побеседовал с Солтаевым и выяснил, что общественник имел в виду.

На прошлой неделе вы предложили узаконить многоженство в мусульманских республиках Северного Кавказа. Почему вы заговорили об этом именно сейчас?

– Во-первых, журналисты передернули полностью весь текст, который я хотел озвучить. Во-вторых, не в мусульманских республиках, а в республиках, где превалирует мусульманское население. Так и запишите.

Да, я сказал так. Потому что все-таки мы, мусульмане, все равно женимся и во второй, и в третий, и в четвертый раз. Нам наша вера разрешает это. И именно там, где превалирует мусульманское население – в Татарстане, Башкортостане, Дагестане, Ингушетии, Чечне – есть люди, у которых есть и вторая, и третья, и четвертая семья. И если мы дадим разрешение мусульманам узаконить брак (а жениться они и так женятся) в рамках Семейного кодекса РФ, то мы защитим права женщин и права детей.

– Каким образом это защитит права женщин?

– Вот вы являетесь второй женой…

– Ну, предположим.

– И не дай бог мужчина, у которого несколько жен, умирает. А у его второй жены нет штампа о регистрации брака. И женщина в таком случае не получает пособие по потере кормильца. Нарушаются ли в этом права женщины? По нынешнему законодательству без ЗАГСа она никто.

Но и мусульмане не все одинаковы. Есть люди слабые верой, которые прикрываются религией, чтобы "поджениться" во второй раз на годик или на два. Они нарушают авторитет брака в исламе. Через год они выкидывают эту жену на улицу – у них нет никакого юридического статуса. А так мужчина задумается, что, если он попросит ее выйти замуж, она ему скажет: "Дорогой, я хочу, как и у твоей первой жены, штамп в паспорте. Чем я хуже ее?" Поэтому я считаю необходимым признать право мусульман, граждан России, на второй, третий и четвертый браки.

– В немусульманском обществе бытует мнение, что многоженство – это институт "легальных" любовниц. И с этой точки зрения поправки в Семейный кодекс такую практику просто узаконят.

– Эта точка зрения уже нарушает права всех мусульман. Нас, мусульман, в России великое множество, мы строили эту страну, у нас есть великое будущее, наши сыны отдавали жизнь за Россию на фронтах войн. И когда о нас думают, что наши вторые и третье семьи – это узаконенные любовницы, это нарушает наши права.

"Лучше многоженство, чем быть любовницей". Опрос в Дагестане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:22 0:00

У реально верующих мусульман есть равноправие между женами. Если я купил, например, для первой жены платок, то второй я тоже обязан купить платок. Если я подарил цветы первой жене, то я должен на точно такую же сумму купить букет своей второй жене. Это исламское семейное право. Оно защищает женщину намного больше, чем мужчину. В нем слово "женщина" стоит на первом месте. Но не надо обобщать всех мусульман – среди них есть и люди, которые просто прикрываются религией и женятся во второй раз.

– Да, но если эту практику узаконить, то она станет единой для всех.

– Но она создаст трудности тем, кто религией просто прикрывается. С понравившейся женщиной они не смогут на годик "поджениться", чтобы потом женщину использовать и выкинуть.

Вот эти слабые мусульмане нарушают весь смысл этой полигамии. Но я не хочу называть это полигамией, это институт семьи в исламе.

– В 2007 году Конституционный суд России принял решение о недопустимости заключения брака с двумя женщинами одновременно. Как это коррелирует с вашим предложением?

– Да, суд решил, но мы можем подать на пересуд. В законе есть право граждан дать апелляцию этому суду. Мы найдем вариант, чтобы суд пересмотрел интересы мусульман.

– Вы член Общественной палаты России. Каким образом вы, находясь на своей должности, занимаетесь этой проблемой?

– Я занимаюсь Чеченской республикой, Российской Федерацией. И ко мне люди с такими вопросами обращаются. Поэтому я в курсе этой темы. И я сам прошел этот путь, я не противник этого.

Я не призываю всех поголовно жениться. Люди, которые женятся [во второй раз], не будут ждать закона. Они все равно женятся. И мы должны понимать, что они тоже граждане России, и защищать их права.

В России очень сильно упал авторитет института семьи. Я езжу по всем российским регионам и вижу, что в провинции авторитет семьи еще есть. Например, в селах, деревнях люди имеют больше трех детей. Но в больших городах такого авторитета нет, люди заводят кошку или собаку вместо ребенка.

– Потому что денег нет. На Кавказе средней считается зарплата в районе 13-15 тысяч рублей.

– Мы же говорим о соцзащите этих граждан. Законодательство ввело материнский капитал, детские пособия и массу социальных льгот. Значит, проблема у государства, оно не предусмотрело этот вопрос. Мои родители были простыми строителями. Я родился и вырос в Саратове, вместе с братьями и сестрами нас в семье было 12 человек. Родители нас выкормили и дали образование в девяностые. И никто из нас с голода не умер.

Мы, мусульмане, считаем, что все, что будет в жизни человека, предписано ему Всевышним. Поэтому мы не боимся заводить и троих, и четверых детей. Поэтому у нас нет такого комплекса, что мы якобы не сможем выкормить много детей.

У нас в России дети от голода не умирают, если, конечно, родители не сумасшедшие. Нету такого. Поэтому я призываю смело рожать детей и растить, потому что наша страна и гражданское общество нуждается в развитии.

– Рамзан Кадыров в 2009 и 2011 гг. предлагал узаконить многоженство. Как с этим связано то, что вы лоббируете эту тему?

– Если честно, мое последнее высказывание – это исключительно мое мнение. Я это предложил, как гражданин России и как мусульманин, который любит эту страну. Так и запишите.

Но я полностью поддерживаю в этом вопросе главу Чечни.

– Чем вы занимаетесь в Общественной палате?

– Я в нескольких комиссиях работаю. В комиссии по вопросам ЖКХ, строительства и дорог я имею право решающего голоса. Также нахожусь в молодежной комиссии и комиссии по вопросам здравоохранения и соцзащиты. Я по натуре общественник и правозащитник. Общественной деятельностью и правозащитой я уже 15 лет занимаюсь. В общественной палате Чечни я 13 лет находился. Вся сфера защиты прав человека – моя больная тема, на которой я должен работать и помогать гражданскому обществу.

– Пожив в Саратове, вы тем более должны понимать, как в российском обществе относятся к многоженству.

– Я это прекрасно знаю. Поэтому я за все российское общество не говорю: я буду неправ, если пойду со своим уставом в чужой монастырь. Поэтому я говорю об этом только в контексте республик, где преобладает мусульманское население. Я понимаю прекрасно, что русские девушки это не примут. Христианство это не примет. Я понимаю и уважаю эту религию.

– Как вы считаете, сколько жен у Рамзана Кадырова?

– Я не знаю. Это личное дело Рамзана Ахматовича, поэтому я не считаю правильным комментировать это. Это семейное дело каждого гражданина Российской Федерации. Поэтому, я считаю, я не должен вмешиваться в это и что-либо говорить. Я за себя буду говорить, но за семейные вопросы Рамзана Ахматовича я не имею права говорить.

– А у вас сколько жен?

– У меня пока что одна.

– Как она отнесется, если вы решите взять вторую?

– Очень хорошо и спокойно. Она меня поддерживает и уважает. У меня была вторая жена, с ней я прожил определенный срок. Никаких вопросов не было.

Смотреть комментарии (28)

XS
SM
MD
LG