Ссылки для упрощенного доступа

"Институт узаконенных любовниц". Почему на Северном Кавказе многоженство снова становится нормой


С 1 сентября в Туркменистане вступает в силу закон, запрещающий многоженство. Российский Семейный кодекс запрещает регистрацию второго брака без развода, но ни административного, ни уголовного наказания за многоженство нет.

В России большинство случаев многоженства фиксируют на Северном Кавказе, где мусульмане составляют большинство. Ислам ограничивает число жен до четырех. Но такие браки заключаются муллами и с юридической точки зрения не имеют силы.

В Уголовном кодексе РСФСР от 1926 года была статья 199, предусматривающая наказание за двоеженство или многоженство: исправительно-трудовые работы на срок до одного года или штраф до одной тысячи рублей. Спустя 34 года эта статья была отредактирована. В ней уже давалось определение многоженству – "сожительство с двумя или несколькими женщинами с ведением общего хозяйства". Наказывалось это лишением свободы до одного года или исправительными работами на тот же срок.

Имена всех героев в тексте изменены по их просьбе.

"Как можно не любить мужа?"

Зухра живет и работает в Махачкале. Ей 30 лет, и она вторая жена у своего супруга. Женаты уже полтора года. Для Зухры это второй брак, от первого у нее двое детей. Первая жена ее нового мужа знает о Зухре.

"Он вместе с первой женой приходил ко мне знакомиться. А до этого она со мной в вотсапе переписывалась", – вспоминает Зухра. Для нее было важно, чтобы первая жена и родственники нового мужа знали о ней именно как о супруге, и чтобы новый муж не скрывал ее.

По словам Зухры, с первой женой они сначала "даже дружили". И во время одного из разговоров первая жена призналась второй, что не хотела, чтобы муж женился второй раз, но "он ее к этому готовил больше года".

"Объяснял, что если у него есть возможность, он должен взять жену. Тем более, разведенную, с двумя детьми. Ну, чтоб женщины одни не оставались. Чтобы за это награда была", – говорит Зухра.

Но спустя несколько месяцев общение между женщинами прекратилось. Зухра предполагает, что конфликт провоцировали родственники мужа, которые против вторых браков.

Женщина говорит, что когда они женились, было лишь уважение, потом – пришла любовь."Как можно не любить мужа?" – спрашивает она. Но несмотря на свои чувства, Зухра уговаривает мужа взять третью жену. Это желание она объясняет просто: "Чтобы первая жена перестала ко мне плохо относиться".

"Он хочет иметь многочисленное потомство"

Несколько лет назад Малика вышла замуж за известного в Дагестане исламского богослова. Она была его третьей женой. Для нее, как и для Зухры, это был не первый брак. Да и для нового мужа она была не первой третьей женой.

"Это человек, наверное, в общей сложности 15 разных женщин сменил, все мы побывали у него в женах. Ничего хорошего я в этом не вижу. Одна из причин такого его поведения – он хочет иметь многочисленное потомство на примере его родового селения. Говорит, что сильны те тухумы, у кого много братьев", – рассказывает Малика.

По ее словам, со второй женой мужа она практически не общалась, так как та девушка жила в Москве, а с первой они жили в одном доме и быстро нашли общий язык, "потому что она адекватная религиозная женщина, каких мало".

Правда, чуть позже в разговоре Малика признается, что стычки между женщинами все же были. Причина – в общем муже. "Ревность была. Как-то вечером я постирала его одежду, которая была у меня в комнате, а утром вывесила в общий двор. К обеду выхожу – одежды нет. Оказывается, она забрала его высохшие рубашки и унесла к себе. Он потом смеялся: "Она думает, если вся моя одежда будет у нее в комнате, то я буду к ней чаще заходить". Но это мелочи. На самом деле крупных конфликтов у нас не случалось", – вспоминает Малика.

У махачкалинца Абдуллы "пока две жены". Второй раз женился пять лет назад. Абдулла говорит, что когда решил взять вторую жену, первая не одобряла его решение, но мужчину это не смущало.

От первой жены у Абдуллы четверо детей, от второй – пока один. Жены знают друг о друге, живут в разных домах и между собой не общаются.

Справедливость ко всем женам

По исламу муж-многоженец должен предоставить каждой жене равное обеспечение в еде, питье, одежде, мебели, а также обязан одинаково равно делить дни и ночи, которые проводит со своими супругами. В Коране сказано: "Если опасаетесь вы, что не сможете быть справедливыми с сиротами, то женитесь на женщинах, которые нравятся вам, – на двух, трех, четырех. Если же опасаетесь вы, что не сможете заботиться о них (т.е. о женах) одинаково, то женитесь на одной".

Зухра считает: "Это не значит, что каждой супруге все должно быть предоставлено в одинаковом количестве. Только по мере возможностей: например, у жены порвались тапочки, он купил ей тапочки. У другой жены старое платье – он покупает ей платье. Не одинаковые вещи, а по мере возможностей, чтобы женщина не нуждалась. Чтобы она была одета, обута, в достатке, чтоб еда была и крыша над головой".

В этом плане Зухра своим мужем довольна. Но момент, касающийся их совместного времяпрепровождения, женщину все же не устраивает.

"Хочется, чтобы он мне больше времени уделял. Он приходит ко мне не через день, как положено, а два раза в неделю, потому что живет в другом городе, ему тяжело приезжать, он работает допоздна. А хочется, чтоб был только здесь, со мной", – говорит Зухра.

В суре "ан-Ниса" (Женщины) сказано: "Вы никогда не сможете быть [во всем и полностью, особенно касательно ваших чувств] справедливы к нескольким женам, даже если очень постараетесь". Кроме того, по шариату супруг обязан предоставить каждой из своих жен жилье с отдельным входом и санузлами.

По словам Малики, ее бывшему мужу, чьей третьей женой она была, было сложно равно обеспечивать всех женщин: "Он не тянул ни финансово, ни морально, хотя преподносил себя таким матерым многоженцем".

По словам Абдуллы, ему удается делить между своими женами как финансы, так и дни и ночи. "Они ревнуют, конечно. Это нормальное человеческое чувство. Иногда "едят" [мозг], конечно. Но меня это не смущает. Вся жизнь полна трудностей. Это нормально", – говорит Абдулла.

Мужчина задумывается о третьей жене, но конкретной цели перед собой не ставит: "Если будет хороший вариант, возьму, не будет – не возьму".

"Не смогу выйти замуж за холостяка"

Быть второй женой обычно соглашаются либо разведенные женщины, либо "засидевшиеся". Для многих из них такой брак дает некоторые возможности: например, повысить статус в обществе, решить материальные вопросы или родить ребенка. Для дагестанской женщины рождение внебрачного ребенка может грозить проблемами со стороны родственников.

Малика потому и согласилась быть третьей женой, что к тому времени уже была разведена и с ребенком. Сейчас она в разводе и готова рассмотреть предложения о новом браке.

"Я подумала, что уже не смогу выйти замуж за холостяка, как молодая девушка. Меня устраивает положение второй или третьей жены. Устраивает, чтобы муж появлялся у меня не каждый день. Так у меня будет время на себя и на ребенка", – говорит Малика.

Вероятность конфликта

Согласно Семейному кодексу регистрация второго брака в России не допускается. Но Абдулла, юрист по специальности, уверяет, что "это абсолютно разрешенная вещь".

"В Российской Федерации все разрешено, кроме запрещенного. Есть запрет на регистрацию второго брака в ЗАГСе. Но регистрация – это еще не брак. Поэтому раз запрета на многоженство нет, то значит оно официально разрешено", – говорит Абдулла.

Тем не менее в случае вероятной смерти мужа все жены, кроме той, с которой брак официально зарегистрирован, оказываются в уязвимом положении: по закону они не могут претендовать на наследство. Абдулла уверен, что именно запрет на регистрацию второго брака лишает женщину прав.

"Если они так борются с многоженством, то это глупо, потому что это никак не влияет на многоженство, но нарушает равенство между женами. А запрет регистрации лишает вторых жен прав, если они будут делить по "русским" законам, а не по шариатским, и у них будет конфликт", – говорит Абдулла.

Дагестан, Чечня, Ингушетия...

Программный координатор Фонда им. Генриха Белля в России Ирина Костерина говорит, что феномен многоженства активно развивается в республиках Северного Кавказа. В 2016 году сотрудники фонда проводили исследование "Жизнь и проблемы женщин и мужчин на Северном Кавказе". Работа проводилась в четырех регионах СКФО – Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Чечне и Дагестане. В опроснике были и вопросы о полигамии.

По словам Ирины Костериной, самый высокий процент двоеженцев – в Дагестане: 14,7% опрошенных там мужчин сказали, что у них две жены, а 5,9% ответили, что три.

"В Чечне две жены у 11,1% опрошенных мужчин, три – у 2%. В Ингушетии 6,7% мужчин сказали, что у них две жены, трех жен у опрошенных нами не было. В Кабардино-Балкарии две жены у 9,7% опрошенных, а три – у 3,2%", – приводит данные Ирина Костерина.

По ее словам, у первых и вторых жен позиция по многоженству кардинально разная. Если вторых жен полигамия мужа не смущает, то для первых это целая проблема.

"Чаще всего их ставят перед фактом, когда мужчина уже завел другую жену. Либо женщину фактически заставляют, упрашивают, убеждают: "Если ты не соглашаешься на вторую жену, ты эгоистка, ты плохая мусульманка". Большая часть опрошенных нами женщин к многоженству относится негативно. Кстати, многоженство было названо второй причиной разводов", – продолжает Ирина Костерина.

По ее словам, разные мужчины по-разному ответили на вопрос, почему они заводят себе вторых и третьих жен.

"Кто-то говорил, что модно, кто-то – что по исламу так положено. Я также разговаривала с девушками, которые сами пошли второй женой или собирались ими стать. Это, конечно, совсем разные ситуации: когда ты вторая жена, скорее всего ты будешь любимой женой, потому что это более осознанный выбор мужчины. Он был в браке много лет, он про брак что-то понял, он понял, что ему нравится, что не нравится, понял что-то про отношения и вторую жену выбирает по любви, а не как первую, которую ему навязали родители или "было пора", поэтому он женился", – говорит Ирина Костерина.

Анализируя результаты опроса, Костерина делает вывод, что "чаще всего" жены одного мужа либо вовсе друг с другом не общаются, либо общаются формально: передали детей или встретились на каком-то мероприятии.

"Мы общались с мужчинами, которые уверяли, что они все одинаково распределяют между всеми женами, но потом в ходе интервью было видно, что это не совсем так. Мужчины, которые уверяют, что все это по исламу и по правилам, часто недооценивают такие моменты. Финансовые ресурсы, может быть, старался распределить, но внимание, любовь распределять невозможно. И большую часть своего времени этот мужчина проводит со второй женой, а с первой просто по поводу детей общается", – говорит Костерина.

"Мощнейшая защита"

Дагестанская журналистка и правозащитница Светлана Анохина с недавних пор видит в многоженстве "большой плюс". Она считает, что в патриархальном обществе это может защитить женщину от порицания.

"Когда многоженство называют "институтом узаконенных любовниц", это, в принципе, верно. Я все еще считаю, что это большой мужской обман, но я посмотрела на ситуацию с другой стороны, со стороны вторых жен. Само существование этого феномена развязывает руки тем, кто просто не смог по какой-то причине выйти замуж, обзавестись семьей, но страстно желает ребенка", – говорит Анохина.

По ее словам, во многих случаях даже не нужно оформлять никах (мусульманский брачный контракт), женщине достаточно просто распустить информацию, что вышла замуж второй или третьей женой.

"Это автоматически объясняет постоянное отсутствие мужа рядом. Слова – "никах", "вторая жена" – выводят женщину и ее ребенка из области, где она порицается, в область, на которое общество смотрит с большим пониманием. Ребенок уже рожден в браке, уже никто не может бросить его матери вслед "шлюха", потому что у нее есть мощнейшая защита религиозной установки. Вряд ли у нас кто-то сможет публично против них протестовать. Оказалось, что это та сфера, которая обеспечивает хоть какую-то защиту женщине. Это уже огромный плюс", – говорит Светлана Анохина.

Условия содержания

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов отмечает, что на практике далеко не все многоженцы обеспечивают своих жен одинаковыми условиями.

"Есть огромное количество случаев, когда условия и уровень содержания жен различны. Часто вторая и третья жена могут содержать себя сами, могут работать. Кроме того, довольно часто, когда вторая, третья жена содержатся в секрете, то есть первая жена о них не знает. Это не соответствует мусульманскому праву", – говорит Ахмет Ярлыкапов.

Что касается юридической защищенности вторых жен, то, по мнению эксперта, чаще всего они уязвимы, но в некоторых случаях можно надеяться на мусульманский брачный договор и на завещание.

"Здесь все зависит, регистрировался ли этот брак в шариатском смысле и есть ли никах – мусульманский брачный контракт, который обязательно должен быть заключен при регистрации исламского брака. В контракте указывается сумма махра – подарка супруга, который при любых обстоятельствах остается у жены. Но сам махр никак не регулируется. Это может быть просто золотое кольцо, или отдельная квартира, или отдельный дом. Это зависит от того, насколько щедрым будет муж. Зачастую это единственное, на что может претендовать и что может остаться у второй или третьей жены. Ну, конечно, многое зависит от завещания – это хоть какая-то возможность что-то получить. Хотя та супруга, с которой официально заключен брак в ЗАГСе, может его оспаривать. В этом вопросе, несомненно, жены, брак с которыми не заключен в ЗАГСЕ, находятся в уязвимом положении", – говорит эксперт.

Комментируя новый закон в Туркменистане, Ахмет Ярлыкапов допускает, что феномен многоженства это не искоренит полностью, но поставит его в жесткие рамки. Эксперт допускает, что принятие такого же закона в республиках Северного Кавказа на сегодня кажется невозможным.

"У тоталитарного государства есть возможность достаточно серьезно эту сферу контролировать. Конечно, даже Советскому Союзу не удалось полностью искоренить многоженство, но многоженцев было мало. Северный Кавказ был одним из регионов, в котором даже в советские годы такой запрет не сработал в полной мере. В современных условиях на Северном Кавказе есть достаточно серьезная поддержка многоженства, в том числе и среди официальных лиц. Рамзан Кадыров практически открыто поддерживает многоженство. Я думаю, что сейчас такого рода закон в этом регионе в принципе невозможен", – уверен Ахмет Ярлыкапов.

Многоженство в законе

На Ближнем Востоке многоженство разрешено в Сирии, Египте, Алжире, Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Иордании, Марокко, Афганистане, Иране, Пакистане, Катаре.

В Иордании мужчина должен не только уведомлять всех своих жен о новом браке, но и обязан предоставить документы о своей финансовой состоятельности. В Катаре и Пакистане согласие на новый брак мужчина должен получить от всех своих жен, а в Иране такое согласие должна дать только первая жена. В Марокко от мужчины требуется разрешение суда на новый брак и клятва относиться ко всем женам одинаково. Там первая жена может внести в брачный контракт требование больше не жениться.

В Турции действует запрет на многоженство. Там он был введен в 1926 году. В 1957 году многоженство было запрещено в Тунисе. А уличенного в многоженстве мужчину на год заключат в тюрьму.

Аида МИРМАКСУМОВА

"Настоящее Время"

Смотреть комментарии (20)

XS
SM
MD
LG