Ссылки для упрощенного доступа

Московский репортер возмутилась угрозе из Чечни и... сделала все так, как требовали кадыровцы

Журналистка агентства РИА Новости Лариса Жукова пожаловалась своим подписчикам на звонок некоего Ибрагима Сабдулаева, который представился сотрудником администрации главы Чечни, и потребовал удалить из ее статьи выражение "сексуальная мекка". Якобы оно может оскорбить полтора миллиарда мусульман.

А был ли чиновник?

Репортер использовала эту фразу в своем материале о рабстве. В нем утверждалось, что Северная Осетия стала своеобразным центром сексуального "паломничества" в России.

На предложение Жуковой направить в редакцию официальную претензию чеченец ответил, что "запрос не будет гладким, мы потребуем, чтобы вы публично принесли извинения".

В памяти девушки сразу пронеслись все, кому когда-либо приходилось извиняться перед чеченским народом и Рамзаном Кадыровым. Она выразила недоумение в связи с тем, что некоторых россиян оскорбляют нормы русского языка, позволяющие использовать слово "мекка" нарицательно.

"Я воспринимаю угрозы как давление на свободу слова. Мне открыто заявили, что принудят к публичным извинениям. Это для моего собеседника было допустимо. Что по сценарию дальше? Травля в соцсетях? Обливание зеленкой? Статья за возбуждение ненависти? Похищение, изнасилование, убийство?" — возмущалась журналистка в соцсетях (сейчас громкий пост убран из открытого доступа).

А через несколько дней статья Жуковой была изменена – никаких упоминаний о "сексуальной мекке" в ней больше нет.

Рамзану Кадырову даже делать ничего не надо - его заранее боятся
Рамзану Кадырову даже делать ничего не надо - его заранее боятся

Это при том, что в интернете ни о каком чиновнике Сабдулаеве информации нет. Поэтому можно утверждать, что звонивший не является ни министром, ни руководителем аппарата спикера чеченского парламента, ни главой администрации Кадырова и пр.

То есть сотруднице государственного агентства позвонил какой-то мужчина, представившийся высокопоставленным чиновником, и потребовал удалить то, что ему не нравится. И у него получилось.

Сама Жукова после скандала со СМИ общается неохотно – на телефонные звонки не отвечает.

Однако "Кавказ.Реалии" она ситуацию прокомментировала, с ходу обозначив: в агенстве РИА Новости больше не работает.

"Я не удаляла ничего. Помимо меня, в агентстве есть люди, которые правят тексты на сайте. Решение об удалении фразы принимало мое непосредственное начальство, и я могла бы объяснить ход их мысли, но не буду, это не моя работа", - сказала корреспондент.

Ограничение доступа к скандальному посту Жукова объясняет тем, что ее "задрало, что все кому не лень качают мое фото для иллюстрации, хотя я не в розыске и в этом нет нужды".

Трусливые реверансы

Эксперты, опрошенные "Кавказ.Реалии", сходятся в том, что самоцензуры в российских журналистах больше, чем цензуры как таковой.

Ограничивают репортеры себя в основном по двум причинам: бояться перейти дорогу влиятельным персонам и не хотят вляпаться в публичную перепалку. Тогда зачем идти в эту профессию?

По наблюдениям главы Фонда 19/29 Григория Пасько, цензурировали отечественные репортеры себя всегда.

"Когда с приходом чекиста во власть стали поговаривать о возможности принятия закона 'О цензуре', слышал мнение: не нужен российским журналистам закон о цензуре - они сами себя отцензурируют так, что никакому законодателю не приснится", - рассказывает он, соглашаясь при этом, что "корреспондента легко убить, избить, оскорбить, поскольку нет окрика сверху, что журналиста трогать нельзя".

По его мнению, нынешние "трусливые реверансы перед разными религиозными и прочими мнениями - это тоже проявления цензуры".

Известный осетинский журналист Заур Фарниев недоумевает, чего боятся его коллеги, которые стараются не говорить о проблемах открыто.

"Цензуры в том понимании, о котором принято говорить, в Осетии нет. Люди сами молчат, - рассуждает он. - Другое дело, что все крупные ресурсы принадлежат представителям власти".

Так, например, самым раскрученным ресурсом "15 Регион" фактически владеет глава Северной Осетии Вячеслав Битаров. В качестве альтернативы им сравнительно недавно созданы сайты "Абон" и "Алания 24" (их сотрудников не пускают в правительство, а чиновники отказываются с ними общаться).

"Но никто не осмеливается запрещать нам что-то открыто", - подчеркивает Фарниев.

"Этот компромисс не стоит того"

Главный редактор Russiangate Александрина Елагина, на которую в марте 2016 года напали на границе Чечни и Ингушетии, попыталась посмотреть на ситуацию как руководитель СМИ.

Она детально разобрала "кейс Жуковой", в котором как раз сработала самоцензура.

"Вот сидит редактор государственного СМИ. По всей стране эвакуируют торговые центры – тревожно, - описывает собеседница 'Кавказ.Реалии'. - Наверняка, проклятое ИГ (а кого же еще винить?). Вот вполне легальные террористы, которые машины поджигают, да киностудии коктейлями Молотова забрасывают из-за фильма, который никто еще не видел. Вот истории с Северного Кавказа – как депутат из Красноярка и рэпер Гнойный извинялись. Как у жителя дом сожгли и заставили его бежать из Чечни, потому что он не извинился. И сидит редактор и думает – а вот оно надо тебе, а? Кто тебя защитит? Вон что творится-то. А главное, из-за чего? Из-за каких-то двух слов? А может, действительно не стоит так выражаться?".

В голове у редактора, рассуждает Елагина, не срабатывает, что надо лично поговорить со звонившим, объяснить ему позицию – предложить написать претензии на адрес редакции или опубликовать по этому поводу его официальный комментарий.

"Этот редактор не понимает: если втихомолку удалять 'неугодное', такие люди и дальше будут злоупотреблять подобными звонками, - резюмирует она. - И волна насилия по отношению к журналистам будет только расти, а не сходить на нет. И этот компромисс не стоит того".

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG