Ссылки для упрощенного доступа

"Пытаемся выйти на Кадырова". Адвокат – о конфликте с уроженцами Чечни в Москве


Павел Герасимов

На минувших выходных сперва в федеральных, а затем и чеченских СМИ прошла волна публикаций о конфликте во дворе элитного жилого комплекса в Москве. Одни издания писали, что уроженцы Чечни избили известного адвоката Павла Герасимова, вторые заявляли противоположное – "украинский адвокат на почве национальной ненависти пытался задушить 6-летнего чеченского мальчика".

Со ссылкой на родственников ребенка, семью Солтаевых, журналисты утверждают, что юрист провоцировал своего сына напасть на мальчика, а затем якобы сам повалил его на землю и стал душить. Как заявил дядя ребенка, у пострадавшего зафиксированы сотрясение головного мозга, травмы трахеи и "сильнейший стресс". Уполномоченный по правам человека в Чечне Мансур Солтаев назвал адвоката "националистом" и попросил Следственный комитет возбудить в отношении Герасимова уголовное дело.

Кавказ.Реалии расспросил адвоката Павла Герасимова о том, что произошло во дворе ЖК "Мосфильмовский" 20 августа и почему на эту историю так эмоционально отреагировали государственные СМИ Чечни.

Павел Герасимов – заслуженный адвокат России, специалист в области международного, воздушного и криптоправа. Имеет адвокатскую лицензию в России, Украине и Канаде, защищал права потерпевших в катастрофах Ту-154 в Сочи, А-321 в Египте, SSJ-100 в Шереметьево.

– Расскажите, что происходило в этот день на детской площадке? Как начался конфликт?

– Моя семья живет в комплексе ["Мосфильмовский"], там же расположен детский сад, куда – кстати, в одну группу – ходит мой сын и мальчик Докка. Чеченские СМИ моего сына уже в подростки записали, хотя по возрасту и размерам он меньше второго мальчика.

Ожидая друга, сын пытался играть на площадке с компанией детей из Чечни. Они вели себя достаточно жестко – пинались, пытались бить друг друга. Я объяснял, что это плохие игры, и несколько раз предлагал уйти, но сын хотел дождаться товарища. Поэтому я находился рядом, следя за ситуацией. На видеозаписи я за все время никого и пальцем не тронул, руки держал за спиной.

Наши дети ходят в одну группу садика, и мне казалось, что разговор будет адекватным

На площадку вышел гулять Докка с сестрой. Дети побежали к беседке. Чеченские СМИ пишут, что я "оттащил мальчика в кусты, где нет камер, и начал его избивать". Начнем с того, что кустов в этой части двора нет. Беседка находится напротив подъезда и летней веранды ресторана, где по какой-то причине именно в этот момент камеры не работали и не зафиксировали происходящее. А было вот что: я услышал крики – мальчишки били между ног, хватали за половые органы, душили моего сына. Разнял их и попросил Докку позвать родителей, чтобы поговорить с ними. Повторюсь, наши дети ходят в одну группу садика, и мне казалось, что разговор будет адекватным.

– Официальный телеканал республики ЧГТРК "Грозный" заявил, что вы действовали "на почве национальной ненависти". На тот момент вы знали, что это чеченская семья?

– Нет, дети априори национальности не обсуждают, а с родителями мальчика я ранее не общался. Версия о том, что я напал на почве национальной ненависти, родилась уже после того, как Следственный комитет возбудил уголовное дело. Но это абсолютно абсурдное обвинение, которое никаким образом и близко не попало в реальные обстоятельства.

По национальности я русский, но несколько поколений моих предков по бабушкиной линии жили в Грозном. Оттуда была сослана в Киргизию семья моей бабушки, впоследствии она долго жила в Бишкеке. Близкими друзьями нашей семьи была семья аварцев, в которой я проводил много времени, мы считаем друг друга родными. Сам незадолго до этого инцидента был на кавказской свадьбе и танцевал лезгинку, причем не в первый раз.

В коллегии адвокатов, где я состою, очень много юристов кавказского происхождения, и все они возмущены, потому что знают меня и понимают, что я никогда не стал бы выкрикивать ничего подробного.

– Как развивались события дальше?

– Докку гулял во дворе без взрослых, поэтому я ждал, пока они выйдут из подъезда. Родственники мальчика Ахмед и Рустам вылетели [из дома], без разговоров сбили меня с ног и начали избивать. К нам подошел охранник, которого я попросил вызвать полицию. Напавшие, видимо, испугались этого и принялись кому-то звонить. Пока полиция ехала к нам в течение часа, подъехали несколько автомобилей с уроженцами Чечни, которые угрожали моей семье, бросались на мою спутницу. Один из них представился сотрудником УБЭП (управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД. – Прим. ред.), говорил, что у меня найдут наркотики, что я нахожусь в наркоугаре. Все это время они периодически били меня.

В тот момент у меня с руки пропали дорогие часы, которые эта семья якобы потом случайно нашла разбитыми во дворе.

Есть информация, что участвовавшие в избиении чеченцы сейчас находятся под подпиской о невыезде

Когда приехала полиция, напавшие, а их было около десяти человек, сказали, что сами приедут в отдел, но приехал в итоге только Ахмед. Остальные не явились. Полиция направила меня на освидетельствование – алкоголя и наркотиков в крови не было. Я написал заявление и отправился в больницу, где зафиксировали многочисленные травмы.

– Давайте еще раз вернемся к публикациям чеченских СМИ, называющих вас "украинским адвокатом". Как вы это прокомментируете?

– Тоже полная ложь. За всю жизнь в Киеве был один день. Знаете, по статистике у миллионов россиян есть родственники в Украине. У меня даже родственников там нет.

К Украине я не имеют никакого отношения. Единственное, я много лет назад действительно подтвердил свой статус российского адвоката как иностранного в Украине. Для чего? Чтобы консультировать граждан этой страны по вопросам российского законодательства. Сейчас, как вы понимаете, для тысяч проживающих в России украинцев это очень актуальная тема.

– По факту нападения на вас возбуждено уголовное дело. Что о нем известно на сегодняшний день?

– Со стороны [нападавших] были один или несколько сотрудников МВД Чечни, я имею спецстатус адвоката – такие дела подведомственны Следственному комитету.

Мы пытаемся выйти на главу Чечни, председателя парламента Магомеда Даудова и их окружение

21 августа мне позвонил дознаватель, сообщивший о возбуждении уголовного дела по статье "Умышленное причинение легкого вреда здоровью" в отношении пока двух фигурантов – Рустама и Ахмеда. Я не согласен с такой квалификацией, поскольку считаю их нападение хулиганством. У меня украли часы, которые потом выбросили, звучали угрозы жизни и здоровью – все это также должно квалифицироваться как составы преступлений.

Уже упоминал, что видеозапись с места инцидента была утеряна. Считаю важным установить, просматривалась ли эта площадка, и если да, почему были утеряны кадры, которые могли пролить свет на события. Возможно, речь идет о преднамеренных действиях.

Также из адвокатских кругов есть информация, что участвовавшие в избиении чеченцы сейчас находятся под подпиской о невыезде по другому уголовному делу о причинении тяжкого вреда здоровью. Этому также должна быть дана правовая оценка.

– На ваш взгляд, почему чеченские СМИ отреагировали так остро?

– Я сам не понимаю, зачем вторая сторона раздувает конфликт. В конечном итоге нашим детям ходить в один садик, мы живем в одном доме. Абсолютно непонятная для меня реакция. Самое главное – никто не пытался поговорить, выяснить обстоятельства, с ходу начали бить.

Сейчас вторая сторона обзванивает соседей, предлагает им стать свидетелями против меня, прямо пишет об этом в домовых чатах. Все делается, чтобы сместить фокус внимания с избиения человека на "украинского адвоката", "национальную ненависть" и прочее придуманное ими. Я готов привлекать к ответственности за клевету СМИ, которые пишут всю эту ложь.

– Планируете ли вы обратиться к главе Чечни Рамзану Кадырову?

– Мы пытаемся выйти на главу Чечни, председателя парламента Магомеда Даудова и их окружение. Считаем, что их вмешательство крайне необходимо. Оно, например, может пресечь вакханалию лжи в республиканских СМИ. Вторая сторона всячески пытается помешать нам и пресечь попытку донести правду руководству республики.

  • В январе этого года полиция возбудила несколько уголовных дел после массовой драки со стрельбой в Гжельском переулке в центре Москвы, где пострадали два человека. В участии в ней подозревают уроженцев Чечни, а также иностранных граждан из Киргизии и Узбекистана.
  • За месяц до этого, в декабре 2021 года, в московском метро на станции "Славянский бульвар" был ранен ножом уроженец Чечни, 29-летний Рамзан Темирхаджиев. Причиной поножовщины мог стать словесный конфликт.
  • В Ессентуках в Ставропольском крае местный житель Евгений Гармашов был жестоко избит. По словам свидетелей, напавший на него заявил, что работает в ФСБ.

Форум

XS
SM
MD
LG