Ссылки для упрощенного доступа

"Никого у нас в республике не заставляют уезжать"


Директор ЧГТРК "Грозный" Ахмед Дудаев (слева) и глава Чечни Рамзан Кадыров (справа)

Директор ЧГТРК "Грозный" Ахмед Дудаев – об извинениях в эфире

Директор ЧГТРК "Грозный" Ахмед Дудаев в интервью "Кавказ.Реалии" рассказал, как в эфире правительственного чеченского телеканала "воспитывают" детей и зачем, по его мнению, это нужно.

  • Напомним, несколько дней назад на этом телеканале вышел сюжет, в котором 16-летнего подростка вынуждают извиняться за нелестные для чеченской власти комментарии в Instagram. Магомед Ахматов в слезах просил прощения и говорил, что оставлять некомплиментарные отзывы его научили "уехавшие в Европу и в Сирию". В 46-минутном ролике его комментарии называют "экстремистскими", также утверждается, что молодой человек писал их не сам, а копировал с других ресурсов.

    День спустя на YouTube канале ЧГТРК "Грозный" появился сюжет, в котором подростков отчитывают за "непристойный" контент в Instagram.

– Ахмед, на прошлой неделе в эфире ЧГТРК "Грозный" вышли несколько сюжетов, в которых отчитывают подростков, оставивших "неправильные" комментарии в Instagram или выложивших контент, который якобы не соответствует каким-то этическим нормам. Откуда пошла такая волна? Раньше детей не отчитывали.

– Это не отчитывание детей. Это комплексная работа по духовно-нравственному воспитанию подрастающего поколения. Не каждый представитель молодежи в других регионах, в других странах имеет возможность встречаться, допустим, с первым лицом… Имеется в виду с муфтием. Видели, у нас молодой парень с муфтием встречался? Для него [для подростка] это большая честь. Муфтий – занятой человек, у него много работы. Но первые лица сами встречаются, объясняют, разъясняют… Это же прекрасно. Это духовно-нравственное воспитание.

Что, к этому мальчику какие-то санкции предъявили или посадили его, или какие-то действия были? Нет, конечно. Ему все объяснили, чтобы в будущем у него было правильное понимание каких-то религиозных аспектов. У нас ведется комплексная работа по духовно-нравственному воспитанию – есть разные передачи, рубрики, новостные сюжеты в данном контексте. Это не отчитывание.

– Как говорилось в сюжете, ему 16 лет. Согласно российским законам, до 18 лет нужно письменное разрешение родителей, чтобы ребенка показывать.

– Его показывали с разрешения родителей. Его родители были вместе с ним. Там же не только мама… У нас есть такой институт, когда в роду есть свой старший человек, вы знаете об этом? Вот, старший представитель их рода даже был, кроме родителей. Они все вместе были здесь, с их разрешения это показывалось.

С другой стороны, если подростка ввели в заблуждение, и он пишет какие-то экстремистские тексты, и читатели думают, что это какой-то опытный религиозный деятель, обозреватель, аналитик пишет эти тексты. А он просто тупо копирует у кого-то эти тексты и вставляет. И когда зритель видит, что вот такие подростки пишут вот эти умные экстремистские тексты, они понимают, что их [подростков] ввели в заблуждение. Это [пишут] не какие-то большие религиозные деятели с большими знаниями в области религии, это не какие-то опытные политики.​

– Насколько этично, по-вашему, показывать подростка? Потому что теперь у него, вероятно, возникнут какие-то сложности с жизнью в республике.

– Наоборот, если бы эта работа не была бы проведена, у него, может быть, возникли бы какие-то проблемы с законом или, может, он оступился бы и вступил в какие-то запрещенные организации. А сейчас как раз-таки у него не будет никаких проблем, потому что ему указали правильный путь. Это вполне этично. У нас, знаете, в соответствии с традициями, с обычаями, когда молодой человек оступался, то собирались всем тейпом родственники и односельчане и выносили этот вопрос на всеобщее обсуждение. Это нормальная практика, его никто не оскорбляет. И если вы внимательно смотрели сюжет, а я уверен, вы очень внимательно смотрели, то вы могли наблюдать, что никто его не оскорбляет. Муфтий республики, уважаемый Салах Межиев, по каждому комментарию дает ему разъяснение.

– Но вы ему тоже даете "разъяснение". И говорите конкретно, что с ним якобы кто-то был на связи и говорил ему писать такие комментарии. По вашему утверждению, этот кто-то "сидит за границей". Почему вы отказываете ребенку в том, что он сам может так думать?

– Это он сам говорит в том же сюжете. Он говорит, с каких ресурсов он копировал эти тексты и вставлял [в комментарии под постом. – Ред.]. Он сам показывает в том же сюжете сайты разные, источники информации, каналы, откуда он брал эту информацию и вставлял. Я ему говорил, что не нужно брать такую информацию, если ты не знаешь достоверность, объективность источника. Потому что это может повлечь проблемы с законом, когда он станет совершеннолетним или его окончательно введут в заблуждение.

– А была ли какая-то экспертиза этих текстов?

– Ну, он открыто там призывает к каким-то экстремистским действиям, мы же не все это показывали в эфире. Конечно, была экспертиза. Вообще его как выявили. Целые отделы сидят в правоохранительных органах, которые мониторят интернет-пространство. Они выявляют какие-то экстремистские тексты, работают с этими аккаунтами, блогами, выявляют людей. Это на законодательном уровне работа.

– Я знаю о случаях, когда людей показывали по ЧГТРК "Грозный" и публично предавали позору, и после этого они были вынуждены уехать из республики. Считаете ли вы, что этому молодому человеку тоже придется с этим столкнуться?

– Не было таких случаев. И это абсолютно не позор для него. Было бы позором для него и членов его семьи, если бы он вышел и совершил какие-то экстремистские или террористического характера действия. Вот это было бы позорно. А если человека поставили на правильный путь, он все понял, осознал, в этом ничего позорного нет. Точно никого никогда у нас в республике не заставляют уезжать. Мы наблюдаем, что ежегодно десятки тысяч людей возвращаются в Чеченскую республику. При планировании бюджета на будущий год планируются цифры по образовательным учреждениям, по социальным учреждениям, и этих объектов не хватает, потому что количество возвращающихся людей с каждым годом растет. А есть люди, которые [уезжают] по состоянию здоровья или каким-то бизнес-проектам или просто отдохнуть к родственникам.

– Ну а если их после таких сюжетов на работу не берут. Вот куда этот парень пойдет, когда подрастет?

– Берут, конечно. Вот вы видели, мы показывали сюжет про одну девушку, я не помню ее имени, которая в Москве оказалась в руках каких-то правозащитных организаций. По-вашему, это того же ряда сюжет, да?

– По моему мнению, это достаточно сложная история.

– Вот, мы эту девушку берем к себе на телевидение на работу. Потому что она обучается на факультете журналистики в Москве, потому что она опытный журналист.

– Но ведь она же ушла с третьего курса, были сообщения о том, что ее родители забрали документы.

– Я не знаю насчет того, забрали или нет. Но если она в московском престижном вузе отучилась на журналиста несколько лет, то я думаю, ее опыт и знания нам пригодятся. Я это к тому, что у этого парня тоже никаких проблем не будет, потому что ничего позорного, ничего оскорбительного в его адрес или в адрес его семьи не было сказано. Была проведена воспитательная работа, чтобы человек в будущем не оступился.

– С какого числа Заиру Сугаипову можно будет увидеть в эфире?

– Я постарался ответить, но вот сейчас мне надо бежать, хорошо?

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG