Ссылки для упрощенного доступа

Турки-месхетинцы живут в Северной Осетии, но хотят на историческую родину в Грузию

Депортированные в 1944 году из Грузии турки-месхетинцы не могут вернуться на свою родину более 70 лет. Сейчас они вынуждены жить в Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Краснодарском крае и некоторых других территориях. Некоторые воспользовались помощью других стран и переехали туда.

В 2004 году США открыли специальную переселенческую программу для турков-месхетинцев, живущих в Краснодарском крае из-за систематических преследований со стороны местных властей и казачества. По специальной программе помощи месхетинцам в США перебрались на постоянное место жительства более 12 тысяч человек. Некоторые оставшиеся турки-месхетинцы продолжают добиваться выезда в Америку даже после закрытия программы переселения. Они жалуются на дискриминацию и расизм в российском обществе.

“В нашей семье было 28 человек, - рассказывает Сабриджан Мусаддин-оглы. – 15 ноября 1944 года всех, кто не был на фронте, отправили в Самаркандскую область Узбекистана”.

Сабриджан рассказывает, что вместе с ним депортировали 108 тысяч человек. Пока они добирались в Узбекистан, примерно 16 тысяч из них погибло.

“Нас везли в Среднюю Азию в товарных вагонах, в каждый вагон помещалось до 15-20 семей, - говорит мужчина. – Многие не могли перенести дорогу, и тогда тела выбрасывали прямо из окон поезда. Моя сестричка умерла в восемь месяцев, и чтобы ее так же не выкинули, мы везли ее в чемодане”.

Вместе с месхетинцами депортировали представителей 12 национальностей. 11 из них спустя годы получили возможность вернуться в родные места. 12-я же до сих пор живет на чужой земле.

“Мы до сих пор ждем, что в Грузии скажут, что наша депортация была ошибкой, - говорит Сабриджан. - Пусть скажут, что они ничего не могут нам дать, но просто вернут нашу землю”.

Всего в Осетии сейчас живет более 3000 турков-месхетинцев. Они давно стали в республике “своими”. Сабриджан вырастил шестерых детей, сейчас у него 17 внуков.

“В Осетии мы живем лучше, чем жили в Грузии тогда, и чем жили бы сейчас, если бы нам дали возможность вернуться, - считает мужчина. – Но Месхетия – это наш дом. Мы живем в Осетии отлично, но это не родина. Хоть через тысячу лет, но мы должны вернуться домой, потому что, когда я умру, я хочу, чтобы меня там похоронили”.

Месхетинцы борются за свои права, начиная с 1958 года, обращаясь во все возможные инстанции. Однако каждый раз получают отказ.

“Вот недавно, например, Грузия вроде как согласилась нас принять, но поставила условие, что мы должны знать грузинский язык и сдать по нему экзамен, - рассказывает Сабриджан. – Но откуда я могу его знать, если я уехал оттуда в раннем детстве? Зато я знаю узбекский”.

Россия помочь месхетинцам в репатриации не может.

В 2006 году официальный представитель МИД РФ Михаил Камынин писал, что “недавно Михаил Саакашвили призвал вернуться в Грузию представителей всех народов, которые уехали оттуда в разное время. Однако примечательно, что в озвученном грузинским президентом перечне отсутствуют турки-месхетинцы”. Камынин заявил, что, отказывая в репатриации месхетинцам, Тбилиси не выполнило свое обязательство перед Советом Европы, принятое еще в 1999 году.

“Однако в последнее время к нам турецкая диаспора не обращалась, - говорит официальный представитель МИД РФ в Северной Осетии Алан Хетагуров. – Другими словами перед нами решение проблемы их репатриации не ставилось. Мы активно помогаем в других вопросах, например, при отказе во въезде кобинским осетинам, но месхетинцы нам запросы пока что не писали”.

Тем временем Сабриджан возит своих внуков на родину в селение Зидубан. Дом, из которого его когда-то увезли, стоит до сих пор. Вот только живут в нем другие люди.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG