Ссылки для упрощенного доступа

Свидетель дела об изнасиловании винит родственников девушки

После публикации нашего материала "Опаивали и заставляли делать все, что скажут" о жительнице Новолакского района Дагестана Асият Саидовой и бурной реакции на него в социальных сетях в редакцию "Кавказ.Реалии" обратился Давуд Магомедов и попросил выслушать его версию событий.

Саидова заявляла о своем изнасиловании девятью односельчанами, а работник полиции Давуд Магомедов был указан как главный фигурант этого дела. В уголовном деле, однако, он проходит как свидетель.

В беседе с "Кавказ.Реалии" Магомедов подтвердил факт близости с с молодой женщиной, но насилия при этом не было, утверждает он.

По словам Магомедова, он познакомился с Асият, когда она подписалась на его канал в инстаграме. В это время его из города направили на работу в село.

- Однажды Асият попросила меня удалить ее страничку в инстаграме, назвав пароль и логин. Я был удивлен количеством ребят из нашего села и с других мест, с которыми она общалась. Но я просто поменял пароль и не стал удалять эту страницу. Было некое предчувствие того, что в будущем что-то может случиться. И вот теперь я предоставил следственным органам и своему адвокату всю переписку, которая там сохранена. Сказать, что я создал эту страницу от ее имени невозможно, поскольку к ней привязан номер ее телефона.

- А почему возникло такое подозрение, что старая страница в инстаграме может понадобиться?

- Я все же оперативник. Поэтому появилось какое-то недоверие к ней из-за большого количества друзей. Конечно же, я не представлял себе, что это дойдет до такой информационной войны. Потом я разузнал у этих ребят об их связях с ней. Они рассказали, что не только те ходят к ней домой, но и она приходит к ним. В деле написано, что Саидову изнасиловали в доме Мухтарахмеда Хабибова. Но он живет вообще на краю села. Понадобится много усилий, чтобы притащить девушку туда и изнасиловать.

В вашей статье написано о моих финансовых ресурсах, из-за которых я "благополучно смогу избежать наказания". Но, чтобы подкупить сразу несколько служб МВД, ФСБ, прокуратура, следственный комитет понадобится столько денег! А их у меня нет!

Не понимаю, почему меня хотят сделать главным виновником всего этого, когда я самый последний, кто познакомился с ней. Это было в апреле. А другие встречались с ней еще за полтора года до этого инцидента. Можно сделать детализацию звонков. И сразу станет ясно, кто чаще созванивался или писал смс, особенно после "изнасилования". Но я не представляю, какая девушка станет писать смс-ки своему насильнику.

- Но адвокат Асият Саидовой говорит, что вы все держали ее на крючке из-за первого изнасилования. Возможно, потом она соглашалась на ваши действия из-за боязни огласки.

- Я не участвовал ни в одном ее изнасиловании. Даже не в курсе, было оно или нет. Со мной точно не было. Ни один из этих ребят тоже не говорит про мое участие. Просто много шума в этой истории наделало указание места моей работы. Особенно, если учесть отношение людей к полиции. В заявлении Саидовой указано, что я работаю заместителем начальника уголовного розыска по Хасавюрту. Хотя являюсь лишь оперативным работником. Если бы они представили меня сантехником, мало кто обратил бы внимания.

А остальные восемь человек просто идут под своими фамилиями. И никто их знать не знает.

Также по моей информации, Саидова призналась односельчанину Гимбату: ее муж в курсе того, что она встречается с ребятами. А за день до того, как все вышло в наружу, она сама предупредила ребят, что ее близкие родственники поджидают их в огороде. Поэтому в тот вечер к ней никто не пошел.

Честно говоря, я не виню Асият за то, что написала заявление в полицию. Это родственники воздействовали на нее. А в таких случаях любая девушка напишет заявление, чтобы сохранить себе жизнь. Насчет предсмертной записки Саидовой. 6 июня ее муж заявил у нас на работе о нахождении такой записки от жены и веревку, на которой якобы хотела повеситься, и запросил помощь психолога. А эту же записку мне на вотсапп присылал их родственник 4 июня, предупредив, что против меня готовится что-то неладное. Скрин-шоты я передал в следственный комитет.

Кстати, неправда то, что мы с мужем Асият работали в одном кабинете. Он работает в следственно-оперативной группе.

- Обычно в селах такие инциденты решаются маслиатским судом (судом при мечетях - "Кавказ.Реалии").

- Да. Но наш имам Саид-Дибир вместо того, чтобы замаслиатить (помирить стороны - "Кавказ.Реалии") дело, послушал только одну сторону, собрал нужных ему 30 человек и вынес решение потребовать у нас [у 9 человек, указанных в заявлении Саидовой - "Кавказ.Реалии"] 2 млн рублей (из них 1 млн должен был выплатить я), сжечь наши дома, а потом выселить наши семьи из села. В итоге случилось то, что случилось. Ситуация накалилась до предела.

Да, я виноват в том, что так некрасиво поступил с замужней женщиной – вступил с ней в связь. Но мы все хотим доказать, что не было факта насилия.

Просто мне жаль этих ребят, против которых которых возбуждено дело. В Дагестане люди с горячей кровью, не разобравшись в этой истории, могут же и самосуд устроить над ними, а потом будет поздно.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG