Ссылки для упрощенного доступа

"Нам постоянно врут". Как астраханцы пытаются найти пропавших на войне родственников


Жилой дом, разрушенный в результате обстрела. Чернигов, 4 марта 2022 года
Жилой дом, разрушенный в результате обстрела. Чернигов, 4 марта 2022 года

Семьи отправившихся на войну в Украину и пропавших там контрактников, так называемых добровольцев и волонтеров из Астраханской области жалуются на отсутствие информации о близких. Иногда узнать о гибели родных получается лишь из публичных выступлений чиновников или спустя месяцы отписок от официальных структур. Местные жители обвиняют власти в безразличии, медлительности и сокрытии данных.

23-летний уроженец Астрахани служил по контракту в войсковой части №63354, которая расположена в Дагестане. После начала войны его отправили в Украину – связь с молодым человеком прервалась 11 мая, рассказала Кавказ.Реалии мать контрактника, которая попросила не называть их имена.

Она звонила по телефонам горячей линии Министерства обороны РФ, где ее пытались успокоить и говорили, что сын числится в списках живых. Утешениям официальных лиц верилось слабо, признается женщина.

"На банковскую карту сына тогда приходила обычная зарплата контрактника, никаких дополнительных выплат там не было. Если бы он был в зоне боевых действий, ему бы их начисляли", – пояснила собеседница.

Не понимаю, почему уже в мае меня не попросили сдать ДНК. Меня все это время держали в неведении. Зачем?

Спустя три месяца стало ясно, что юноша погиб. На прошлой неделе в военный комиссариат Астраханской области пришло письмо из Минобороны, где говорится о смерти разведчика-пулеметчика 1999 года рождения, предположительно, призывника из Астраханской области. В письме сказано, что он скончался "в ходе выполнения специальных задач от полученных ран, не совместимых с жизнью". Военное ведомство попросило организовать связь с родными и посодействовать в проведении процедуры идентификации тела по ДНК в Центре приема, обработки и отправки погибших Северо-Кавказского округа в Ростове-на-Дону.

"Мать этого парня три месяца не могла найти сына. В июне командование части говорило, что тело не найдено. Не было никакого официального документа, все только на словах. Я помог ей оформить запросы, и только после этого начались все процедуры, в том числе и ДНК", – рассказал Кавказ.Реалии, эксперт по правовым вопросам астраханского отделения "Комитета солдатских матерей" Анатолий Салин.

Мать погибшего сомневается, что тело солдата действительно вывезли с поля боя.

"Не понимаю, почему уже в мае меня не попросили сдать ДНК. Значит, выплаты были отменены тут же, а меня все это время держали в неведении. Зачем?" – недоумевает она.

"Оскорбительное поведение"

По словам Салина, с начала войны в Украине к нему обратились четыре астраханские семьи, которые не могли найти своих родственников. Возраст пропавших – от 22 до 47 лет. Они уехали на войну в качестве контрактников, добровольцев и волонтеров.

Так, неизвестна судьба жителя Енотаевского района Астраханской области, который в апреле по своей инициативе решил отправиться воевать в Украину. На связь с родными он больше не выходил, возможно, он был убит. Брата добровольца пригласили в местный военный комиссариат, он сдал материалы для анализа ДНК, которые теперь отправят в Ростов, рассказывает Салин.

Супруга пропавшего утверждает, что волонтеры попали под обстрел не в волонтерском центре, а на складе боеприпасов

Продолжается поиск и астраханских волонтеров, оказавшихся в зоне боевых действий. В начале июля 24-летний Александр Матвеев, 22-летний Георгий Шерстюков и 29-летний Александр Ховрико в составе волонтерской группы из девяти человек уехали в Украину от общественной патриотической организации "Наследие", это молодежное крыло Российского союза ветеранов Афганистана.

По словам супруги Александра Ховрико Татьяны, 10 июля группа попала под обстрел на складе под городом Шахтерск. Через два дня с сообщением о смерти Матвеева, Ховрико и Шерстюкова выступил губернатор Астраханской области Игорь Бабушкин. Он заявил, что погибшие работали в волонтерском центре "с совершенно мирной миссией".

"Это страшная потеря для всех нас, в первую очередь для их семей. У Саши Ховрико остался маленький сын Тимофей и жена Татьяна. Эти парни были примером для нас, они уехали в зону проведения спецоперации, чтобы помогать мирному населению, занимались распределением гуманитарной помощи. Их имена навсегда останутся в наших сердцах", – сказал Бабушкин в своем телеграм-канале.

Однако супруга Ховрико заявила, что власти пытаются скрыть от общественности обстоятельства смерти волонтеров. В частности, она утверждает, что они попали под обстрел не в волонтерском центре, а на складе боеприпасов под городом Шахтерск. О смерти родных их семьи узнали из публичного обращения Бабушкина, а доказательства их гибели им никто не представил.

Даже самые интенсивные поиски в разных направлениях могут не приносить никакого результата

"Я написала заявление в прокуратуру, уголовный розыск, обращение к министру здравоохранения Астраханской области с просьбой оказать содействие в посещении медицинских учреждений. Нам обещали, что "их будет искать вся страна". На сегодняшний день с нами, родственниками, не связался никто из администрации, ассоциации волонтерских центров или органов власти. Мы бьемся каждый день за крупицу информации собственными путями, знакомствами. Нам постоянно врут", – написала Ховрико в инстаграме 1 августа.

Через два дня она добавила, что родственникам пропавших волонтеров пришли отписки от официальных инстанций. Ховрико обвинила чиновников в "безразличии" и даже "оскорбительном поведении".

17 августа местное издание "Арбуз Today" сообщило, что Шерстюкова похоронили в Астрахани. Его коллег считают пропавшими без вести. Как сообщили Кавказ.Реалии в астраханском Агентстве по делам молодежи, их родственники сдали пробы ДНК для процедуры опознания.

Пресс-служба патриотической организации "Наследие" не ответила на запрос Кавказ.Реалии относительно того, почему волонтеры уезжают на войну от них и кто отвечает за их безопасность.

"К сожалению, часто приходится буквально бороться за то, чтобы выяснить судьбу своих родных на войне. И даже самые интенсивные поиски в разных направлениях могут не приносить никакого результата", – заявил Кавказ.Реалии юрист Артем Кутловский, сотрудничающий с правозащитным проектом "Первый отдел", который также принимает участие в поисках пропавших.

В поисках необходимо использовать "официальные и неофициальные каналы, публикации СМИ и социальные сети, и все – с двух сторон, России и Украины", добавил собеседник. Иногда военные попадают на лечение в Беларусь. По словам юриста, он знает истории, когда родные выезжали на поиск своих близких даже в другие города, обходили госпитали и морги – и находили их.

По данным Кавказ.Реалии на 22 августа, на войне в Украине был убит 1071 военный из регионов Юга и Северного Кавказа. 38 из них – уроженцы Астраханской области. Этот список составлен и регулярно пополняется на основе открытых данных – реальные потери могут быть гораздо выше.

  • В Украине опознали тело военнослужащего из Чечни. Судя по видеоролику журналиста Владимира Золкина, это этнический чеченец грузинского происхождения, воевавший против Украины в составе так называемых кадыровских подразделений. Автор ролика утверждает, что он был намеренно оставлен сослуживцами на поле боя. В беседе с Кавказ.Реалии эксперты объяснили, почему проблема брошенных трупов так актуальна для России.
  • По состоянию на 11 августа Минобороны Украины оценивает потери российских солдат приблизительно в 43 тысячи человек. Русская служба Би-би-си 8 августа сообщила об убитых украинской стороной 5424 солдатах и офицерах, чьи имена доподлинно известны. Минобороны РФ последний раз объявляло данные о потерях 25 марта: 1351 погибший и 3825 раненых. 20 апреля стало известно, что Минобороны России решило засекретить данные о родственниках военных, погибших в Украине.

Форум

XS
SM
MD
LG