Ссылки для упрощенного доступа

На войне в Украине погибли более 4000 военных с юга России и Северного Кавказа


Автомобили, уничтоженные российскими ракетными ударами, город Лиман в Донецкой области Украины, 8 июля 2023 года
Автомобили, уничтоженные российскими ракетными ударами, город Лиман в Донецкой области Украины, 8 июля 2023 года

Эту новость можно прочитать на чеченском языке

Вскоре после начала полномасштабного вторжения России в Украину редакция Кавказ.Реалии начала собственный мониторинг сообщений о потерях российской армии на этой войне. Сейчас в поименном списке убитых военных из регионов юга России и Северного Кавказа 4012 человек – без учета минимум 824 захороненных наемников на кладбище ЧВК "Вагнер" на Кубани.

Отметку в 1000 человек этот список "пробил" 29 июля, то есть через пять месяцев после начала войны, отметку в 2000 – 10 января, еще пять с половиной месяцев спустя. Затем поток сообщений об убитых резко вырос, и о 3000-м погибшем стало известно уже через три месяца – 11 апреля, о 4000-м – еще через три месяца.

В числе известных погибших – минимум 378 наемников ЧВК "Вагнер" (из них не менее 169 были завербованы из числа заключенных), минимум 310 мобилизованных и минимум 218 так называемых добровольцев. В совокупности они составляют почти 23 процента всех погибших. Все эти цифры заведомо занижены, так как часто о статусе убитого военного не сообщается.

Минимум 335 погибших имели офицерское звание. В том числе известно об одном убитом генерале, 16 полковниках, 34 подполковниках, 56 майорах, 84 капитанах и в общей сложности 144 старших лейтенантах, лейтенантах и младших лейтенантах.

В разрезе регионов юга России и Северного Кавказа погибшие распределяются следующим образом:

  • Краснодарский край – 914 человек;
  • Дагестан – 638 человек;
  • Волгоградская область – 606 человек;
  • Ростовская область – 555 человек;
  • Северная Осетия – 308 человек;
  • Ставропольский край – 283 человека;
  • Чечня – 217 человек;
  • Астраханская область – 208 человек;
  • Кабардино-Балкария – 87 человек;
  • Калмыкия – 59 человек;
  • Адыгея – 56 человек;
  • Ингушетия – 44 человека;
  • Карачаево-Черкесия – 37 человек.

При этом пропорционально численности населения региона максимальное число известных погибших – в Северной Осетии, минимальное – в Карачаево-Черкесии, а доля погибших из Северной Осетии в населении республики выше соответствующей доли в Карачаево-Черкесии в 5,7 раза. Также доля погибших в населении превышает среднюю по регионам юга и Кавказа в Калмыкии, Волгоградской, Астраханской областях и в Дагестане.

Следует отметить, что эти данные не только заведомо существенно ниже реального числа убитых на войне, но могут не отражать и их фактическое распределение по регионам, так как на доступность информации о потерях влияют такие факторы, как готовность региональных и местных администраций сообщать о погибших, наличие или отсутствие волонтеров, ведущих учет захоронений, политика местных изданий и телеграм-каналов. По данным "Кавказского узла", на 7 июля 2023 года власти и государственные организации южных и северокавказских регионов официально подтвердили гибель лишь 2205 человек.

  • В оценке потерь российской армии в Украине Кремль ограничивается словом "значительные" – точное число убитых солдат неизвестно. Минобороны России публиковало информацию о потерях 2 марта 2022 года, когда сообщалось о гибели 498 человек, и 25 марта 2022 года – было заявлено о 1351 погибшем. Министр обороны Сергей Шойгу 21 сентября 2022 года заявил, что потери составляют 5937 человек.
  • По результатам исследований изданий "Медиазона" и "Медуза", на конец мая 2023 года оценочное число погибших составило около 47 000 человек. По данным поименного подсчета "Русской службы Би-би-си" и "Медиазоны", по состоянию на 7 июля 2023 года известно о 27 423 погибших в Украине российских военнослужащих.
  • Мониторинг, который ведет сайт Кавказ.Реалии, заведомо не позволяет установить реальный масштаб потерь. Во-первых, власти заявляют о погибших неохотно и препятствуют сбору и обобщению такой информации. Во-вторых, близкие погибших далеко не всегда пользуются социальными сетями с открытым доступом или иным образом заявляют о себе в информационном пространстве. В-третьих, доступные сообщения часто не позволяют с достаточной степенью точности идентифицировать убитого, например, когда регион происхождения военнослужащего не указан, его имя и фамилия слишком распространены, чтобы с уверенностью исключить дублирование при отсутствии других данных, или информация о нем на публикуемых фотографиях мемориальной доски, стенда или именной парты не видна. В-четвертых, не все тела вывезены из зоны боевых действий и опознаны.
  • По существу, мониторинг дает информацию не столько о потерях как таковых, сколько об их структуре, динамике и репрезентации в публичном поле. Сайт Кавказ.Реалии рассказывал, как о погибших на войне говорят чиновники, государственные организации и подцензурные СМИ.

Форум

XS
SM
MD
LG