Ссылки для упрощенного доступа

"Мы с Кадыровым враги". Уроженец Чечни – про пытки и унижения своих родных


Чечня, иллюстративное фото

Несколько дней назад в Турции был избит человек, которого телеграм-каналы называют кадыровцем. По их данным, "Абдурахман" работал в силовых структурах около 17 лет, а сейчас приехал в Турцию и агитировал уроженцев Чечни вернуться в республику. Турецкие правоохранительные органы до сих пор не нашли нападавших, однако в Чечне уже обвинили в преступлении конкретных людей.

Два дня назад в селении Самашки Ачхой-Мартановского района были задержаны 73-летний Зелимхан Мамакаев и три его сына – 23-летний Хамзат, 26-летний Шамиль и 17-летний Имран. Ещё один их брат – Али Мамакаев – сейчас живёт в Турции, и именно его в Чечне сочли причастным к избиению.

Братьев Мамакаевых и их отца забрали в отдел полиции. Зелимхана Мамакаева вскоре отпустили, однако в знак унижения сбрили ему усы. Остальных членов семьи, по утверждению Али Мамакаева, пытали. Теперь, кроме избиения "Абдурахмана", Али Мамакаева обвинили и в другом преступлении: якобы он напал на семью Ахмеда Арсанукаева в Стамбуле и, угрожая убийством ему, его супруге и годовалой дочери, заставил записать видео с оскорблениями в адрес чеченских силовиков.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

В результате домой к его семье пришли не только силовики, но и журналисты чеченского телевидения и родственники Ахмеда Арсанукаева. Родных Мамакаева не просто заставили извиняться на камеру, их оскорбляли, унижали, заставляя отказаться от сына и брата и называя его "незаконнорожденным". В конце концов Арсанукаевы объявили Мамакаевым кровную месть.

Али Мамакаев рассказал Кавказ.Реалии о том, почему его сочли виновным в преступлениях в Стамбуле и почему он был вынужден покинуть Чечню.

– Почему в Чечне решили, что это вы избиваете человека в Стамбуле?

Пусть эти люди придут ко мне и говорят со мной, иначе что это за спектакль?

– Месяца три назад один кадыровец был в Турции. Он работает в силовых структурах, но приехал как турист. У него в инстаграме был прямой эфир, и он провоцировал, спрашивал, есть ли здесь мужчины, чтобы встретиться со мной? В то же время он не захотел со мной увидеться один на один. Мы так и не встретились, и я его не бил. А потом мне позвонили, сказали, что похитили моих родных. Говорят, я избил какого-то Абдурахмана, что я хотел его убить, но я его не знаю, я видел только видео, которые были в Сети. Я там не был! Как мужчина, я отвечаю за свои слова, за свои поступки. Но если я что-то не делал, я буду стоять на своём. Я готов отвечать, если я в чем-то виноват. Пусть эти люди придут ко мне и говорят со мной, иначе что это за спектакль?

– Вы знаете, кто его избил?

– Я в жизни никогда не встречал этого Абдурахмана. Я понятия не имею, кто мог его бить. В Стамбуле живёт две-три тысячи чеченцев. Откуда я знаю, кто мог его бить?

А что касается Ахмеда Арсанукаева? Вы знакомы?

– Я сегодня узнал о нём из интернета. Я не был там. Пусть докажут, что я ему угрожал! Я не подлый человек, не предатель. Я бы сам себя не уважал, если бы сейчас скрывался.

– Родственники Ахмеда Арсанукаева объявили кровную месть не только вашей семье, но и семье Хасана Халитова. Вы знаете, кто это?

– Я не общаюсь с Халитовым. Знаю только, что он из Чечни, но общаюсь только с теми, кого знаю давно и лично.

– Как сейчас чувствуют себя ваши родные? Что с ними делали после похищения?

– Мой отец – инвалид, у него нет руки, был инсульт, он плохо слышит. Моему отцу сбрили усы, хотя сам Кадыров говорил, что чеченцы должны их носить. Моего отца заставили от меня отказаться! Трех моих братьев конкретно пытали, объявили кровную месть. Один из них ещё ребенок, он 2004 года рождения. Моих родных унижали. Отпустили их только вчера вечером. Теперь я хочу, чтобы они отвечали за свои поступки.

Ваши родные обращались за медицинской помощью, чтобы зафиксировать повреждения?

– Никто не зафиксирует телесные повреждения.

- Как вы относитесь к Рамзану Кадырову и его режиму?

У них нет чести и достоинства. Их интересуют только деньги

– Мы враги. Я считаю его человеком, который не уважает свой народ. Когда он и его семья попали под американские санкции, он возмущался тому, что его семья не должна иметь отношения к тому, что он делает. А почему в случае со мной за мои "преступления" страдает моя семья? Почему он не отвечает за свои слова? У меня есть принципиальная позиция по отношению к властям Чечни. Но если кто-то просто приехал в Турцию отдыхать, я ему ничего не скажу. Если кто-то просто из чеченцев здесь, это одно, если как кадыровец – это другое. Я лично видел, как пытают людей, даже женщин. У них нет чести и достоинства. Их интересуют только деньги.

Почему вы уехали в Турцию?

– Я живу в Турции. Нормально живу. Я полтора года отсидел в чеченской тюрьме. Меня обвиняли в том, что я помогал боевикам. Но я не помогал, меня заставили признаться.

– Почему вы подписали признание?

– Меня пытали и током, и дубинками, и пакетами, прижигали сигаретами. Били кулаками, ногами. Но я ни в чем не виноват! Когда я вышел, меня не оставили в покое. От меня требовали, чтобы я доносил на других. В результате на меня возбудили новое уголовное дело и мне пришлось уехать. Я бы жил дома, если бы меня не трогали. Но я не буду работать на них, они продали мой народ.

– Вы общаетесь со своими близкими, оставшимися в Чечне?

– Я не общаюсь со своими родными, чтобы у них не было проблем.

– Вы тоже блогер, как многие из тех, кого преследуют кадыровцы, как Хасан Халитов, как Тумсо Абдурахманов?

– Я никаких видео не записываю, не снимаю. Я не блогер. Но я не скрываю, как я отношусь к их "падишаху". Моим родителям угрожали, говорили, что если я опубликую что-то в интернете, их будут "топить". Но я не блогер! Однако я начну записывать видео, если их не оставят в покое.

– Почему ваша семья не хочет уехать из Чечни?

– Мой средний брат отсидел в тюрьме четыре с половиной года. Его обвиняли в том, что он хотел уехать в Сирию, но он просто учился в Серноводском техникуме(имеется в виду Серноводский аграрно-технический колледж. – Прим. ред.). Сейчас, с одной стороны, у моей семьи нет достаточно финансов, с другой – нет документов, чтобы уехать за границу, а моему брату нужно ещё и каждую неделю ходить в полицию отмечаться.

– Чувствуете ли вы себя в Турции в безопасности?

– Я не чувствую себя в безопасности.

– Что вы делаете, чтобы обеспечить себе безопасность?

– Я не хожу на встречи с незнакомыми людьми, не хожу в незнакомые места.

– Что вы будете делать дальше?

Я не предатель как они. Если я буду что-то делать, я буду это делать открыто

– Пока я не знаю. Но не сегодня, так завтра я решу эти проблемы. Если мне объявляют кровную месть, я тоже её объявлю. Называя меня "незаконнорожденным", они обвиняют мою мать. Я ни в чём не виноват, а они начали этот конфликт. Я не угрожаю. Я не предатель, как они. Если я буду что-то делать, то сделаю открыто. Раз моих родных заставили от меня отказаться, раз я теперь им никто, чужой, значит, они теперь не должны иметь отношения ко всему, что я делаю, поэтому я свободен в своих решениях. Все должны отвечать за свои слова и поступки, и моим врагам придётся отвечать.

***

В Чеченской Республике за 2021 год было проведено девять обрядов примирения кровников. Всего же, утверждает агентство "Грозный-информ", при содействии комиссии по примирению кровников более тысячи семей республики, простив кровную вражду, пришли к примирению.

В день похищения родных Али Мамакаева силовики похитили отца и брата также живущего в Турции критика Кадырова Хасана Халитова. Он рассказывал Кавказ.Реалии, что отправил через форму обратной связи в телеграм-канал Security Turkey фотографии людей, которые, по его информации, работают в правоохранительных органах Чечни. Один из них был как раз тем "Абдурахманом", которого впоследствии избили.

Старейшины семьи Арсанукаевых также приходили к нему домой 8 сентября и также объявили его семье кровную месть. Они считают, что он причастен к тем же угрозам Ахмеду Арсанукаеву, что и Али Мамакаев.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG