Ссылки для упрощенного доступа

Мансур Садулаев: пытаемся помочь пострадавшим от несправедливости


Руководитель шведской благотворительной организации VAYFOND Мансур (Мовсар) Садулаев

Чеченская благотворительная организация в Европе пытается содействовать своим соотечественникам

Руководителю благотворительной организации VAYFOND Мансур (Мовсар) Садулаев 33 года, он родился в Грозном, давно живет в Швеции. Садулаев рассказал в интервью с "Кавказ.Реалии" о целях и планах деятельности организации, созданной чеченскими эмигрантами в Европе.

Знакомясь с историями чеченских эмигрантов, прежде всего в Украине и соседних с ней государствах, все чаще приходится слышать о Вашей организации. Расскажите, когда и кем она была создана и какие задачи ставит? Сколько человек работает в фонде? Они получают зарплату или трудятся бесплатно? Кто по профессии Вы и Ваши сотрудники?

– Ассоциация VAYFOND зарегистрирована в Швеции в 2017 году уроженцами Чеченской Республики, проживающими в странах Евросоюза. Главными целями нашей организации являются поддержка и развитие национальных, религиозных и культурных традиций чеченского народа за пределами Чечни, защита прав человека и помощь соотечественникам в сложных ситуациях. Организация создана, зарегистрирована и действует в соответствии с законодательством Королевства Швеция. Создание нашей организации было связано с ситуацией чеченских беженцев, скопившихся осенью 2016 года в Бресте, их не пропускали в Польшу. Мы узнали, что им не хватает еды, медикаментов, теплой одежды и мест для ночлега. Особенно жалко было детей. Чтобы хоть как-то помочь этим людям мы открыли тогда для них сбор денежных средств. После этого случая подумали: хорошо было бы зарегистрировать организацию, через которую можно будет не только помогать в подобных ситуациях, но и быть максимально полезными для своего народа. Уже к середине следующего года мы объявили о начале нашей деятельности.

Сначала нас было трое, а сейчас в организации работает более 10 человек, не считая волонтеров. VAYFOND является неприбыльной организацией, никто из наших сотрудников не получает зарплату. Я по специальности бухгалтер, а среди сотрудников есть юристы и экономисты. Среди наших волонтеров довольно много студентов.

– Гражданами какого государства являетесь Вы и Ваши сотрудники?

– Это, прежде всего, граждане оккупированной Россией Чеченской Республики Ичкерия. Конечно, у сотрудников есть и российское гражданство, которые мы получили вопреки нашему желанию. Наша организация также привлекает к сотрудничеству граждан различных стран Европы и Ближнего Востока. Среди жителей этих стран довольно много настоящих друзей чеченского народа.

– Как относятся власти Швеции к Вашей деятельности? Спецслужбы Швеции интересуются Вашей работой, помощью эмигрантам из России?

– Пока власти Швеции относятся к нашей работе очень позитивно.

– Ваша организация активно участвовала в борьбе против экстрадиции в Россию ингуша Аслана Яндиева. Как Вы считаете, почему в этом случае человек, который искал убежища в государстве, входящем в Евросоюз, все же был выдан?

– Активно участвовать в деле Яндиева нам довелось лишь непосредственно перед его выдачей. Об этом деле мы узнали, когда уже было вынесено последнее решение об экстрадиции. VAYFOND продолжает заниматься этим делом: мы помогли найти профессионального адвоката в России и ведем постоянный мониторинг ситуации Аслана Яндиева. Словакия намеренно нарушила права нашего соотечественника. Некоторые страны Евросоюза считают, что российским гарантиям можно верить или закрывают глаза на явные нарушения прав человека в России. Возможно, у нас нет доказательств, это только предположение, имеет место нежелание властей Словакии выполнять международные обязательства либо коррупция. Я считаю, что одна из основных причин выдачи Яндиева России в том, что в мире пока нет ни одной влиятельной чеченской или кавказской организации, которая контролировала бы ситуацию с нашими беженцами, которые находятся под угрозой экстрадиции или депортации. Нет структур, которые могли бы лоббировать интересы чеченского народа на уровне международных институтов, таких как Комитет по Правам Человека ООН, Совет Европы, Управление Комиссара ООН по делам беженцев. Зная это, власти Словакии не особо переживали, нарушая запрет Комитета по правам человека ООН при выдаче Аслана, надеялись, что это останется незамеченным, как и в случаях выдачи наших соотечественников ранее.

– Как часто Вы сталкиваетесь с решением или намерением выдать государствами ЕС беглецов из России и других государств СНГ?

– С такими проблемами к нам обращаются едва ли не каждый день. Это говорит о том, насколько серьезна проблема наших беженцев в ЕС.

– Какие государства Вы считаете наиболее опасными для искателей убежища? Куда бы Вы не рекомендовали ехать?

– Для искателей убежища наиболее неблагоприятные страны в ЕС это Германия, Австрия, Дания, Италия, Чехия и, конечно же, Словакия, хотя там убежище просят в последнюю очередь. Непростая ситуация в Турции и странах Балканского полуострова. Сейчас активно помогаем нашему соотечественнику, оказавшемуся в Боснии и Герцеговине, которого власти России заведомо незаконно и бездоказательно обвинили в участии в боевых действиях в Сирии, где он никогда не был. Мы добились, чтобы дело было на контроле Комиссара по правам человека Совета Европы. Очень надеемся, что власти Боснии, страны, пережившей одну из самых страшный войн прошлого столетия, смогут принять мудрое решение и предоставить нашему соотечественнику необходимый уровень защиты.

– У VAYFOND есть критерии, по которым Вы определяете – помогать человеку или нет? Каковы эти критерии?

– Хотелось бы помогать всем, но приходится расставлять приоритеты из-за ограниченных финансовых возможностей. У человека должны быть серьезные проблемы, например, если в отношении гражданина было явно сфабриковано уголовное дело; если его преследуют по политическим/религиозным мотивам; если его пытали или ему грозят пытки. Мы должны понять, что опасность для этого человека реальна и может быть подтверждена другими людьми.

– Вы помогаете только чеченцам и ингушам или мусульманам из других регионов России тоже?

– В основном мы работаем по чеченской и ингушской теме, но не только. Мы пытаемся помочь каждому, к кому была проявлена несправедливость. К нам обращаются разные люди из разных стран.

– Чеченцев, выехавших на Запад, можно условно разделить на тех, кто поддерживает идею Ичкерии и сторонников Имарата Кавказ. Вы себя как–то позиционируете в этом контексте?

– У чеченцев, как и у любого другого народа, таких контекстов много, больше, чем Вы упомянули. Для нас важно не занимать какую-то догматическую позицию. Мы – некоммерческая и неполитическая правозащитная организация. Со временем мы планируем также уделять внимание религиозным, культурным и образовательным проектам, в частности созданию и развитию национальных школ, культурных центров, программ социальной адаптации и трудоустройства, летних детских лагерей. Это и есть наша позиция.

– Кроме организации юридической помощи как Вы поддерживаете беглецов? В чем у них первоочередная нужда и чем Вы можете помочь?

– Помимо юридической помощи, мы стараемся оказывать и финансовую помощь беженцам на их первоочередные нужды. Из Бреста часто поступают просьбы о помощи на оплату их временного жилья, приобретения продуктов питания и средств личной гигиены. В некоторых лагерях Германии есть проблема с питанием, которое не подходит больным или пожилым людям. Во Франции, например, в Париже, часто беженцы остаются на улице. Им также необходима финансовая помощь.

– Для организации юридической поддержки нужны значительные средства, услуги адвокатов стоят дорого. Как Вы оцениваете свои расходы по этой статье? Это десятки, сотни тысяч евро в год?

– Адвокатские услуги в самом деле дороги, ведь мы привлекаем только опытных профессионалов. Нам очень повезло с адвокатами. Они знатоки своего дела, но в то же время не завышают стоимость своих услуг, а иногда даже оказывают нашим клиентам юридическую помощь бесплатно. Речь идет не об одном-пяти делах, а о постоянных новых поступлениях таких дел, на каждое тратится от 500 до 10 тысяч евро в зависимости от сложности дела. Помимо гонорара деньги уходят на командировки, переводы объемных документов. Приходится многим отказывать в помощи, а если ситуация критическая, то деньги нам приходится занимать.

– Каковы источники средств VAYFOND?

– Пока только частные пожертвования добрых неравнодушных людей, за что им огромное спасибо. Мы желаем всем им, чтобы они никогда не сталкивались с проблемами наших подопечных. На сентябрь мы планируем начало активной работы по привлечению грантов через международные некоммерческие организации, отношения с которыми начинают постепенно выстраиваться.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG