Ссылки для упрощенного доступа

"Иногда нас считают агентами Путина". Как жители Юга России пытаются наладить жизнь в эмиграции


Россияне прибывают в ереванский аэропорт Звартноц, 21 сентября 2022 года
Россияне прибывают в ереванский аэропорт Звартноц, 21 сентября 2022 года

Тысячи россиян, в том числе жителей южных регионов, с начала войны в Украине покинули страну. По данным Росстата, в январе-августе из Краснодарского края в другие страны переехали почти 20 тысяч человек – это в два раза больше, чем в прошлом году. В Чечне число эмигрировавших выросло в три раза, похожая картина наблюдается и в других южных регионах.

Большинство релокантов выбирают для жизни Грузию, Казахстан, Армению, некоторые переезжают на Балканы. Оказавшись на новом месте, многие россияне начинают сотрудничать с правозащитными организациями, запускают информационные проекты и открывают собственный бизнес.

Кавказ.Реалии уже рассказывал о жизни покинувших страну после начала мобилизации мигрантов из республик Северного Кавказа. Сейчас мы попросили уроженцев южных регионов рассказать о личном опыте переезда, сравнить мартовскую и сентябрьскую волны миграции и поделиться – как, находясь в другой стране, не терять связь с родиной.

Ярослав, Краснодар – Сербия. Планирует открыть бизнес

Мой случай не характерный, потому что в детстве я жил в Сербии. Соответственно, у меня было представление о стране, сербский – мой второй язык. В 1993 году моя семья от войны (в Хорватии) бежала в Россию. Прошло 30 лет, ситуация стала обратной.

Проблем с переездом не было – купили с товарищем билеты из Сочи и улетели. Билет бизнес-класса вышел в 40 тысяч рублей на человека, его выбрали исключительно из-за возможности взять больше багажа, чтобы не покупать нужные вещи – на двоих смогли забрать около 90 килограммов.

Прилетев, взяли напрокат машину и поехали искать место для комфортной жизни – на русскоязычных форумах часто писали, что в Белграде невозможно жить из-за очень высокой аренды. Многие релоканты не знают языка, и русскоязычные риелторы ни в чем себе не отказывают, наживаются на них.

На подкорке головного мозга практически у каждого серба записано, что россияне – друзья и братья

Сербия – прекрасная европейская страна, похожая климатом на Краснодар, он здесь даже чуть мягче. Здесь легко легализоваться: для получения вида на жительство достаточно купить абсолютно любую недвижимость или начать бизнес. Очень лояльная налоговая политика, для малого бизнеса с доходом до 60 тысяч евро в год – это деньги, на которые можно очень хорошо жить – нужно купить патент за 300–400 евро и оплатить небольшую страховку. Больше ничего. Мой знакомый, раньше имевший в Краснодаре производство, перевез его в Сербию, так как после начала войны европейский рынок не хочет работать со всем, что сделано в России. Я также сейчас разрабатываю бизнес-план и планирую запускать свое дело, в Краснодаре владел небольшой строительной компанией.

Негатива со стороны местных нет абсолютно, более того – немного "достает" любовь к россиянам. На подкорке головного мозга практически у каждого серба записано, что россияне – друзья и братья. Это результат, в том числе, определенной пропаганды, но отношение всегда от нейтрального до восторженного. А хотелось бы, чтобы относились просто как к человеку. Из-за такого восприятия России сложно спорить с местными о событиях в Украине, Кремль прилагает бешеные усилия для распространения здесь своей пропаганды.

Граффити в поддержку российских войск в частично признанной республике Косово
Граффити в поддержку российских войск в частично признанной республике Косово

Даавр Доржин, Калмыкия – Армения. Юрист центра защиты прав человека "Мемориал"

Особых проблем в Армении не возникло, потому что имел более-менее адекватное представление о регионе и стране, в которую переезжаю. В Ереване более полугода жили мои друзья, к которым я мог обратиться за помощью по бытовым вопросам. Также мои новые друзья из Европейской партии Армении готовы подсказать или оказать помощь.

Я категорически против фрейма "в стране вкусно", через который многие российские мигранты воспринимают Армению и другие страны массовой миграции. Я предпочитаю изучать язык, историю и культуру страны через людей, поездки и документальные фильмы. Например, большое впечатление произвел фильм "Украденный век" Тиграна Хзмаляна о том, как советско-турецкий союз уничтожил независимую Армению после Первой мировой войны.

Вторжение в Украину коренным образом изменило мое понимание того, каким образом я должен действовать: отошел от "легальной" политики к участию в национальном движении. Калмыкии необходимо обрести суверенитет. Так, в рамках конгресса ойрат-калмыцкого народа мы опубликовали декларацию, в которой призвали мировое сообщество помогать нашему движению к независимости. В своих блогах я рассказываю об ойрат-калмыцкой идентичности, продвигаю наши нарративы и показываю, почему моим соотечественникам на войне в Украине делать нечего. Когда началась первая мобилизация, в числе многих людей я также помогал финансировать вывоз людей из Калмыкии, например журналиста Бадмы Бюрчиева. Думаю, что мне многое удалось реализовать.

Какой-то разницы между февральско-мартовской и сентябрьской волнами эмиграции не наблюдаю. Российские мигранты далеко не всегда придерживаются антивоенных взглядов, демонстрируя это в телеграм-чатах мигрантов в Грузии или Беларуси. Кто-то сбежал от призыва, кто-то – по экономическим причинам. Принципиальных мало, но это нормально, конформизм всегда будет в большинстве. Будда недаром сказал: "Все дрожат перед наказанием, все боятся смерти".

Сергей и Марина, Ростов – Казахстан. Владельцы IT-компании

У нас небольшая компания, где работаем сами, плюс привлекаем на более крупные проекты дополнительных сотрудников. Когда началась война, по политическим мотивам мы покинули Россию – не хотелось быть причастными к происходящему, не хотелось молчать, а критика политики Путина могла обернуться арестом. Сразу уехать не смогли по семейным обстоятельствам, а в середине марта появились сообщения о проблемах с открытием банковских счетов в Грузии, это напрягло. Действующих европейских виз также не было, остановились на Казахстане.

Мы хотели бы вернуться домой. Но в безопасную и не разрушающуюся из-за пропаганды Россию

До этого в стране не были, в голове держался стереотип о степи, юртах, кочевниках. Оказалось, все совершенно иначе. Очень понравилось в Алмате: вид из окна на горы, дружелюбные люди, очень уютно и много зелени. Мы вступили в Астана-хаб – это крупный технопарк, привлекающий зарубежные стартапы. Здесь есть условие, что, становясь его участником, ты должен делиться опытом и нанимать местных специалистов. IT-рынок в Казахстане менее развит, чем в России. И это в основном финтех, внутренние проекты, работающие на казахский рынок, ищут местных разработчиков для адаптации продукта.

Мы хотели бы вернуться домой. Но в безопасную и не разрушающуюся из-за пропаганды Россию. Мы не стали полностью обрубать все концы, закрывать юрлицо, так как у нас есть постоянные клиенты, и на момент переезда ряд проектов оставались в работе. Поэтому мы просим не публиковать фамилию и название организации. Параллельно для расширения бизнес-возможностей зарегистрировали товарищество с ограниченной ответственностью в Казахстане. Оно нужно для взаимодействия с зарубежными компаниями – оплата на российские счета теперь невозможна, да и слышать о "русском продукте" западные компании не хотят, считая нас чуть ли не агентами Путина.

Евгений Кочегин, Волгоград – Грузия. Руководитель общественного движения "Дозор":

Уезжать решил одним днем, когда стало ясно, что меня точно задержат перед выборами. Не было никаких ожиданий о стране пребывания, их просто некогда было сформировать. Могу сказать, что по итогу все сложилось удачно.

Решил продолжать заниматься "Дозором", потому что мне это нравится. Считаю нашу работу важной, да и никто больше не занимается этим. Многие люди в Волгограде были бы очень разочарованы, брось мы политику. Мы отвечаем за моральный и волевой настрой людей бороться с путинским режимом, поэтому сами не могли опустить руки.

Трудности у меня в основном финансовые. Не только у нас такое, к сожалению, а практически у всех общественно-политических проектов. Только в вымышленном мире кремлевской пропаганды госдеп заваливает оппозиционеров деньгами. На самом деле средства приходится собирать самим, с учетом санкционных трудностей и тяжелой социально-экономической обстановки в России. Какие-то гранты можно выигрывать, и мы стараемся это делать, но повторюсь – в основном российские организации и движения предоставлены сами себе. Главное внимание мир сейчас уделяет украинцам.

Интернет поменял мир настолько, что, даже находясь в другой стране, мы можем чувствовать себя погруженными в проблемы своего региона и России в целом. Не чувствую какой-то потери связи. Возможно, сказывается, что я лично не имею возможности пройти по улицам Волгограда и оценить обстановку вокруг. Но мы поддерживаем много связей и постоянно приобретаем новые.

Как реагируют остальные россияне на мой отъезд? Удивляются, поддерживают, уважают. Все, кто уехал, понимают ситуацию. Первая волна, возможно, была более осознанной. А вторая, сентябрьская, в меньшей степени понимает политику. Тех, кто полгода выжидал, сентябрь ошпарил кипятком, многие люди только сейчас начали разбираться в том, что происходит. Справедливости ради нужно отметить, что были и те, кто все понимал, однако определенные "якоря" не давали им уехать: родственники, учеба, работа, дети, недвижимость и прочее. Мобилизация эти "якоря" оторвала.

Многих бегущих от призыва можно сравнить с украинскими беженцами. И те, и другие сорвались за рубеж ни с чем. И те, и другие сделали это из-за войны. Хотелось бы, чтобы это понимали и сами украинцы, и страны, в которые такие люди едут. Разделения на виновных и пострадавших быть не должно, обе группы пострадавшие. Мы, россияне, еще и ответственны за действия своей страны. Ответственны, но не виновны.

Алексей Королев, Краснодар – Ереван. Открыл кафе для приехавших россиян

Когда прочитал, что Евросоюз закрывает границы для россиян, а на мою просьбу о политическом убежище в литовском посольстве повесили трубку, я сделал обзор рынка труда в Армении. Уровень зарплат меня не устроил, поэтому стал искать нишу с малыми вложениями – за годы пандемии скопились ковидные выплаты, которые я был готов вложить в бизнес (Королев работал терапевтом в городской поликлинике. – Прим.).

Остановился на баре, ориентированном на российских релокантов. Ниша была полностью свободной. По Еревану тогда ходила грустная шутка: россияне встречаются только в обменниках валюты, а мне хотелось сделать место для общения, новых знакомств и интересных мероприятий.

Процедура открытия бизнеса в Армении максимально простая и удобная – 10 минут ушло на получение статуса предпринимателя, еще 10 на лицензию на алкоголь. Это не Россия, здесь созданы идеальные условия для ведения бизнеса, почти нулевая коррупция и нулевая бюрократия.

Зал в нашем баре небольшой, соответственно, пропускная способность не позволит заработать миллионы. За три-четыре месяца мы вышли на самоокупаемость, сейчас работаем с небольшой прибылью. Без излишков, но, как говорится, на карманные расходы хватает.

Говорят, наш бар ЛГБТ-френдли. Правильнее говорить о нас как о месте, где высоко ценятся принципы гостеприимства. Мы не делаем исключений, не заглядываем в штаны гостям. Какой-то особой вывески на баре нет, но все в курсе, что у нас не будут спрашивать, почему, например, пришедшие девушки держатся за руки. По-моему, об этом нигде не должны спрашивать.

Как на наш бар реагирует диаспора? Мы стали одной из точек притяжения, как и было задумано. Гости снисходительно относятся к недостаткам заведения, мы же стараемся поддерживать уровень взаимоподдержки. Например, раз в неделю у нас проходят бесплатные обеды для бежавших от мобилизации. Между двумя волнами миграции чувствуется разница именно по финансовой составляющей: если весной люди уезжали более осознанно, имея какие-то ресурсы, то в сентябре просто спасались от отправки на фронт. Мы предоставляем помещение для обедов, другие волонтеры готовят еду, третьи жертвуют на покупку продуктов – так выстраиваются горизонтальные связи гражданского общества.

  • Покидая страну, россияне зачастую забирают с собой деньги и свой бизнес. Эксперты считают, что Россия теряет людей самого продуктивного возраста, капитал и налоговую базу, а в выигрыше оказывается экономика стран, которые открыли двери для бегущих россиян: Казахстана, Армении, Грузии и Турции. Истории россиян, решивших открыть бизнес в этих странах, – в материале Сибирь.Реалии.
  • С начала войны России против Украины тысячи россиян покинули страну. Многие опасаются, что границы вскоре будут закрыты. Другие боятся репрессий и уголовных дел за публичные выступления против войны. Третьих страшит вызванная санкциями экономическая ситуация. Из-за закрытых границ Евросоюза покидающие Россию выбирают южные направления: Армению, Грузию и Узбекистан.
  • ФСБ опубликовала статистику, согласно которой число выездов россиян за рубеж в третьем квартале 2022 года составило 9,7 млн раз. Это почти в два раза больше, чем было во втором квартале. Соседние страны – Армения и Казахстан, а также частично признанная Абхазия также побили рекорд пятилетней давности по количеству въездов россиян.

Форум

XS
SM
MD
LG