Ссылки для упрощенного доступа

Не выполним указание – уволят: как Ингушетия стала лидером по приросту наркопреступлений


Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

Ингушетия заняла первое место по приросту числа преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Людей, принимающих психотропные вещества, в регионе действительно стало больше, но в то же время рост наркопреступлений связан с "палочной системой" МВД, считают опрошенные редакцией эксперты.

Ингушетия лидирует по числу преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков: каждое третье преступление в регионе связано с этой сферой, уточняется в статистике МВД. Еще два года назад республика была на 80-м месте по России, а прирост наркотических преступлений в регионе в этом году составил по сравнению с аналогичным периодом прошлого 2022 года 183% – это самый большой показатель по стране.

Насколько распространена проблема?

Главный нарколог Ингушетии Джамбулат Ваделов считает цифры МВД реальными – правоохранительные органы провели "большую" работу.

"Я не скажу, что подкидывают: там в основном ловят приезжих с других регионов, которые приезжают, чтобы заработать, делать закладки, – говорит Ваделов. – Обычно, когда подкидывают, это чаще всего марихуана и в незначительном объеме, 40–70 грамм, а 300–400 грамм и больше действительно говорят о том, что человек готовился их сбыть. Поэтому я считаю, что это связано с активизацией работы правоохранительных органов".

Несмотря на то что республика мусульманская, у нас немалое число людей, принимающих наркотики, рассказывает корреспонденту Кавказ.Реалии Рустам Алиев (имя изменено) – один из сотрудников республиканского реабилитационного центра по работе с наркопотребителями.

"Одно то, что в маленькой республике 17–18 частных реабилитационных центров, уже говорит само за себя", – продолжает он.

Одно то, что в маленькой республике 17–18 частных реабилитационных центров, уже говорит само за себя

По мнению Алиева, наркомания – это не только ингушская, а кавказская проблема: в центр на лечение приезжают из соседних регионов.

"Религия или пол не является определяющим фактором, – считает собеседник. – У нас в реабилитационных центрах бывают имамы, хафизы, которые принимают наркотики. В республике есть даже один женский реабилитационный центр".

"Палочная система"

Источник, близкий к МВД по Ингушетии, рассказал корреспонденту Кавказ.Реалии, что причина высокой статистики – "палочная система" – установка "сверху" раскрывать больше преступлений, чтобы показать успешность работы полицейских.

"Наркоманов реально стало больше, – продолжает собеседник. – Но в то же время от нас сверху требуют показатели, и мы должны их выполнить. Если не выполним указание, с работы уволят".

О палочной системе говорит и второй источник редакции в МВД. "У нас сейчас проходит большое дело по наркотикам. Сотрудники управления по контролю за оборотом наркотиков задержали сначала торговцев, а потом большую группу потребителей, – рассказывает полицейский. – Это проблему не решает: крупные дельцы гуляют на свободе и найдут новых "барыг". Но проблема в том, что от нас требуют все новых и новых дел. И легче отловить мелких продавцов, чем бороться с настоящими драгдилерами, которые завозят в регион крупные партии".

Второй проблемой собеседник называет коррумпированность. Он отмечает, что полицейские при задержании закладчиков или потребителей наркотиков могут завышать или занижать количество изъятого вещества, чтобы подгонять дело под определенную часть статьи 228 УК РФ "Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов".

Если не выполним указание, с работы уволят

"Если это крупная партия, важно, чтобы было меньше 500 грамм, потому что от 500 грамм – это уже 5-я часть статьи 228, а она подразумевает срок до пожизненного, а значит, суд присяжных. А присяжные могут признать невиновным, и значит ты план не выполнишь, поэтому в протоколе будет, к примеру, 480 грамм, а не 510", – объясняет собеседник.

Когда ловят наркопотребителя в момент, когда он забрал закладку, в ней обычно бывает 2 грамма вещества, а это вторая часть статьи 228 УК РФ, рассказывает полицейский. "В этом случае, занижают объем до одного грамма и возбуждают дело по части 1 ст. 228 УК РФ – по ней чаще всего никого не сажают. За это мы берем несколько сотен тысяч рублей, в зависимости от ситуации", – продолжает он.

Часто по каждой закладке, заложенной закладчиком, возбуждают отдельное уголовное дело, которые потом объединяют в одно большое дело, говорит полицейский. "Это тоже сильно завышает статистику и раскрываемость", – заключил он.

Наркомания была всегда, даже в советское время, о котором у нас любят рассказывать как о периоде великой трезвости, рассказывает редакции Кавказ.Реалии Магомед Оздоев (имя изменено) – бывший сотрудник службы по контролю за оборотом наркотиков. По его мнению, государство не заинтересовано в построении эффективного законодательства для решения вопроса наркомании. Во время работы в службе сотрудники не могли арестовать"крупных дельцов" из-за системы и бюрократических проволочек, вспоминает он.

"Если в регионе появлялась крупная партия наркотиков, то оперуполномоченные не могли даже провести контрольную закупку, чтобы потом взять с поличным. Потому что для этого нужна крупная сумма денег, которую никто не давал, – говорит бывший полицейский. – Когда я работал, это было максимум 10–15 тысяч рублей, что хватит на закупку пары граммов героина. А если тебе выделили эти деньги, и ты не сможешь вернуть их после закупки, например, объект сбежал или еще что-то, то ты должен возместить государству со своей зарплаты".

Антилирика

"Если раньше наркотиками торговали лично, то сейчас бизнес по большей части ушел в сеть, – рассказывает бывший сотрудник наркоконтроля Магомед. – В телеграме много каналов, которые предлагают не только приобрести нужный препарат, но и работу закладчиком".

По его данным, раньше в Ингушетии за работу закладчиком платили больше, чем в других регионах. Во многом потому, что местные жители заниматься этим не хотели из-за "Антилирики" – движение, которое якобы борется с незаконным оборотом психотропных препаратов. Они выслеживают "закладчиков", снимают их на видео и сливают в сеть. Активистов подозревали в незаконных действиях: они похищали и избивали жителей Ингушетии.

Но иногда на работу закладчиком устраиваются наркопотребители, и бывает так, что оставляют дозу не в условленном месте, а принимают ее сами, добавляет собеседник: "Дилеры, при приеме на работу, заставляют записывать видео, где будущий продавец на камеру говорит свои полные данные и о планах работать закладчиком. Сливы таких видео не редкость в местных пабликах. Это и гарантия, и месть, в случае чего".

Но "Антилирика" выслеживает не только продавцов, но и самих наркопотребителей. И здесь, по мнению клинического психолога и гештальт-терапевта Альберта Арсамакова, деятельность организации негативная. По его словам, представители "Антилирики" должны отдавать себе отчет в том, что наркомания – это болезнь и страхом огласки ее не вылечишь.

  • Колонии и тюрьмы​ заполнены осуждёнными по так называемым наркотическим "народным" статьям, в основном по 1-й и 2-й части 228-й статьи, и больше половины этих людей сидят по сфабрикованным, сфальсифицированным делам, отмечала в разговоре с Кавказ.Реалии адвокат из Северной Осетии Инара Бедоева.​
  • В июле 2019 года в Ингушетии сотрудники ФСБ и наркоконтроля пришли за бывшим администратором телеграм-канала независимого портала "Фортанга" (с изданием он перестал сотрудничать из-за поступавших угроз) Рашидом Майсиговым, активно освещавшим протест против передела административной границы с Чечней. Его обвинили в публичных призывах к сепаратизму и хранении героина. Журналист настаивает, что признания по "наркотической" статье его вынудили написать пытками и угрозами, а пакетик с героином подбросили. Вместе с тем в сентябре 2020 года Рашида Майсигова осудили на три года колонии.
  • Работающие на Северном Кавказе правозащитники и адвокаты заявляют, что значительная часть наркотических уголовных дел в регионе может быть сфальсифицирована самими полицейскими.
  • Количество зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений в Ингушетии с начала войны России против Украины выросло на 27%. Рост таких преступлений также произошел в Дагестане, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии. Это следует из данных МВД России, которые изучила редакция Кавказ.Реалии.

Форум

XS
SM
MD
LG