Ссылки для упрощенного доступа

Иллюзия победы: зачем Кадырову ичкерийцы


Рамзан Кадыров на фоне портрета его отца, Ахмата Кадырова; фото из архива

Глава Чечни Рамзан Кадыров в последнее время в своих выступлениях много внимания уделяет периоду существования непризнанной Ичкерии в 90-х годах ХХ века. В воскресенье на итоговой пресс-конференции он вновь заявил, что ждёт дома тех из них, кто не запятнал себя преступлениями.

Ичкерийцы на службе у Кадырова

Большинство входящих в личное окружение главы Чечни – сторонники Кадырова, перешедшие в своё время на сторону федеральных властей. Один из самых доверенных людей главы республики – депутат Госдумы Адам Делимханов – был водителем Салмана Радуева, организатора нападения чеченских боевиков в январе 1996 года на Кизляр и Первомайское. Об участии самого Делимханова в этой операции нет данных, тем не менее именно после нее он стал чаще появляться в окружении Радуева. С началом военных действий в Чечне в 1999 году он всё ещё оставался в рядах боевиков, но годом позже появился в команде Рамзана Кадырова, которую тот набирал, будучи начальником охраны у своего отца.

Магомед Даудов, председатель чеченского парламента, также входящий в число самых близких Кадырову людей, начинал свою деятельность командиром группы, подотчётной Шамилю Басаеву. В команду Кадырова он вошёл только в 2002 году.

Магомед Ханбиев, бывший министр обороны Ичкерии, с 2002 года практически не принимал участия в военных действиях, а в 2004-м году официально сдался и вошел в число близких главе Чечни людей.

В целом же на службу в подразделения, сформированные Рамзаном Кадыровым, поступили сотни бывших "рядовых" ичкерийцев.

Ичкерийцы, приехавшие из-за рубежа

В 2007 году в Чечню возвратился Рамзан Ампукаев, покинувший республику ещё до начала военных действий и осевший в Польше. Позже он переехал в Бельгию, где получил статус политического беженца и стал гражданином королевства. Он создал чеченский информационный центр и был долгое время официальным представителем Ичкерии в Польше. Тем не менее его возвращение в Чечню не стало поводом для разочарования соотечественников в Европе – они всегда подозревали его в симпатиях к России.

Более громким возвращением стал приезд бывшего министра здравоохранения кабмина Аслана Масхадова Умара Ханбиева. Его приезд стал добровольно-принудительным. Его причиной Ханбиев называл похищение своего брата неизвестными военными структурами.

За рубежом Ханбиев разоблачал преступления, совершаемые российской армией в Чечне, поэтому его кандидатура рассматривалась как одна из самых желательных для возвращения в Чечню. Его младший брат был специально командирован в Италию для подтверждения гарантий безопасности Ханбиева. В марте 2007 года предложение вернуться домой ему сделал президент РФ Владимир Путин. В 2008 году Ханбиев его принял и вплоть до своей смерти занимался врачебной практикой, не вмешиваясь в политические вопросы республики.

Примерно в это же время, в 2008 году возвращается из Австрии бывший муфтий и экс-председатель шариатского суда периода Ичкерии Бай-Али Тевсиев. Его приезд также стал знаменательным для Кадырова, заставившего его признать, что провозглашение газавата в 1999 году было ошибкой, а Ахмат Кадыров был прав во всём и всегда.

В 2009 году неожиданно для многих возвращается Бухари Бараев, отец Мовсара Бараева, известного по захвату заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году. Бараев входил в окружение радикально настроенного Докки Умарова (лидера чеченских боевиков с 2007 года при оформившем Ичкерию в исламскую террористическую структуру "Имарате Кавказ"). Он считался спецпредставителем "Имарата Кавказ" за рубежом, ничем не занимался и никуда не выезжал, т. к. находился под пристальным вниманием австрийских спецслужб. Бараев нужен был чеченским властям в качестве показательного примера того, что даже радикально настроенные люди меняют своё отношение к происходящему в Чечне.

В этот же период шли многочисленные переговоры и встречи с известным политиком Ичкерии Ахмедом Закаевым. Федеральная власть была готова гарантировать ему безопасность, так как тот был ранен ещё в начале войны в Чечне, а значит, не принимал участия в боевых действиях против российской армии.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Зачем они ему нужны

Активистка Ичкерии, соратница Закаева, долгие годы проживавшая в Германии и называвшая себя представителем кабинета министров Ичкерии, Рубати Мицаева вернулась в Чечню в декабре этого года. В аэропорту ее встречали министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации Ахмед Дудаев, депутат местного парламента Магомед Хамбиев и другие представители власти. В тот же вечер ее принимал в своей резиденции глава республики.

В сентябре Мицаева отправила в Чечню двух своих дочерей, одна из которых – Суният – успела даже выиграть в республике конкурс на лучший портрет матери Кадырова и получить первую премию.

Вчерашняя ичкерийка неожиданно начала поносить своих соратников, и этого так и ждали в Грозном. Им нужна была свежая говорящая голова вместо тех бывших ичкерийцев, которые могли только повторять рассказы двадцатилетней давности. Теперь у Мицаевой будет много времени, чтобы рассказать о внутренней кухне ичкерийских политиков: о том, кто, что и с кем не поделил, кого подставил, кто кому должен.

Возвращение "евроичкерийцев" – не сугубо чеченская проблема, считает чеченский политик, президент общественной организации "Ассамблея народов Кавказа" Руслан Кутаев.

"Тот факт, что есть определённые силы, все ещё говорящие об Ичкерии, довлеет над Россией больше, чем над Чечней. Задача Москвы – взрастить новое поколение, которое уже не будет знать об Ичкерии. Кремль озадачил Грозный необходимостью завершить процесс стирания памяти об Ичкерии", – убежден Кутаев.

Ахмед Закаев, чеченские флаги периода Ичкерии, члены парламента Ичкерии, символика тех лет – всё это напоминает им, что с задачей в Москве не справились, рассуждает политолог.

"Поэтому им важно с возвращением ичкерийцев из эмиграции делать вид, что они их очередной раз победили. Они верят в это", – уверен Кутаев.

По его мнению, идея Ичкерии уже не ассоциируется исключительно с именами чеченских политиков времён 90-х годов ХХ века, а стала самостоятельной и не зависящей от личностей: "Поэтому кто бы ни приехал из эмиграции, России придется свыкнуться с мыслью, что проблемы с Ичкерией никуда не денутся".

По мнению руководителя "Ассамблеи чеченцев Европы" Аслана Муртазалиева, Кадырову это необходимо, чтобы оправдать так называемый "путь Ахмат-хаджи", в который они сами уже поверили.

"Они уверены, что ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой. А эти старые и нынешние "ичкерийцы", пришедшие к нему на поклон, нужны, чтобы сглаживать эту ложь", – говорит Муртазалиев.

Муртазалиев уверен: "Кадыров хочет видеть рядом с собой предавших идею Ичкерии, чтобы не выделяться на их фоне. А со стороны настоящих патриотов всё это смотрится как шоу".

***

Возвращение Мицаевой в Чечню совпало с массовыми похищениями родственников критиков Кадырова, блогеров и правозащитников. К примеру, 23–25 декабря в селе Гойты Урус-Мартановского района и Грозном неизвестными людьми в черной форме были задержаны около 40 родственников юриста "Комитета против пыток" Абубакара Янгулбаева по отцовской и материнской линиям. Янгулбаев полагал, что похищения связаны с подозрениями властей Чечни в том, что именно он модерирует канал движения 1ADAT, т. к. именно об этом на встрече с Рамзаном Кадыровым заявила Рубати Мицаева.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG