Ссылки для упрощенного доступа

"Добыча для кадыровцев". Рассказавшей о пытках в Чечне семье угрожает депортация


Чечня, полиция, иллюстративное фото

Мубарик Алхазов и Хава Тазабаева – супруги из чеченского села Кошкельды, в 2018 году похищенные сотрудниками Гудермесского РОВД. Несколько недель они провели в секретной тюрьме кадыровцев, пройдя через оскорбления, пытки и сексуальное насилие. Силовики требовали от супругов признаний, что именно они вывесили на одном из сельских зданий флаг запрещенного в России "Исламского государства". Семья отвергла обвинения, но из-за угроз родным Мубарик все же согласился оговорить себя. После освобождения они покинули Россию. В Германии Алхазов и Тазабаева свидетельствовали о пытках, однако им отказали в убежище.

В беседе с Кавказ.Реалии супруги рассказали об угрозах, похищении и насилии, с которым они столкнулись в секретной тюрьме.

Не дали жить спокойно

"Меня зовут Мубарик, но недавно я изменил имя, теперь по документам я Муслим", – рассказывает беженец из Чечни. В 2004 году его за помощь подразделениям полевого командира Аслана Масхадова уже похищали кадыровцы. После освобождения Мубарик не смог жить спокойно – в хронологическом порядке он перечисляет начальников Гудермесского РОВД, каждый из которых вызывал его на беседы, требуя стать "тайным агентом".

"Самым рьяным садистом был Усман Рашидов, за которым тянется множество преступлений. Это настоящий извращенец, насиловавший задержанных мужчин. Он изнасиловал двух моих друзей, во время задержаний приходилось видеть очень мерзкие вещи, – говорит собеседник. – Просто не понимаю, как человек может совершать такие поступки".

О пытках, которые практиковал Рашидов, рассказывали и другие жители республики. В январе 2022 года чеченская правозащитная организация "Вайфонд" опубликовала анонимное письмо одной из жертв:

"Приблизительно через час пришел тот самый Усман Рашидов. Высокий и лысый, с до ужаса неприятной внешностью. Постоянно чем-то плевался и был явно под каким-то воздействием. От него исходил противный запах, который мне и сегодня иногда мерещится.

Рашидов начал очень сильно материться. Он сказал: "Я страшный бандит, я могу сделать с вами все, что хочу, да, я очень страшный человек, вы не выйдете отсюда живыми". Посмотрев на меня, он сказал: "С тобой отдельный разговор, шлюха"… Усман Рашидов начал расстегивать ремень, одновременно разговаривая с нами матом: "Вы знаете, что я хочу сделать, прежде чем я вас убью? Я получаю удовольствие, когда ваххабитские шайтаны смотрят, как я засовываю свой половой орган во все интимные места их жен". Я искренне прошу прощения за данные подробности, я их озвучила в десять раз приличнее, чем это было на самом деле".

При каждом ЧП Мубарика Алхазова, как и других стоящих на профучете жителей района, забирали в РОВД. Однажды ему подкинули бумагу с угрозами в адрес полицейских – тогда Мубарика и его односельчан согнали в большой зал, а затем закрыли в камерах нелегальной тюрьмы. Она расположена в комплексе зданий, где находятся отдел полиции, изолятор временного задержания и ГИБДД.

В сентябре 2018 года в селе Кошкельды неизвестные вывесили флаг "Исламского государства". По данным движения 1ADAT, сделали это сами сотрудники уголовного розыска, чтобы открыть дело и под пытками заставить невиновных сознаться в преступлении.

Тот день Хава Тазабаева помнит в подробностях: муж был в комнате, она только закончила готовить еду. На пороге появились трое в гражданской одежде и спросили, где ее супруг.

"Я подумала, что пришли его друзья, хоть и видела их впервые. Но тут же вспомнила – ворота закрыты на замок, они просто так не могли зайти. Один из пришедших, Бекхан Мовлиев, показал документы и представился – он из уголовного розыска. Я сказала, что мужа дома нет", – описывает собеседница.

Незваные гости не поверили и прошли в дом, увидели Мубарика и принялись его избивать. От шума проснулся двухмесячный малыш, мать взяла его на руки и укачивала.

Я отвечала – пусть лучше убьют, но разводиться не буду

"Я умоляла отпустить мужа, потому что он ничего противозаконного не делал. В ответ меня стали выгонять из комнаты: если не уйдешь, выведем насильно. Полицейские продолжили его бить, Мубарик терял сознание, а они говорили, что он притворяется. Его отвезли в РОВД, потом пришли за мной. Спрашивали, почему вышла замуж именно за Мубарика, говорили, что разведут нас и что я еще молодая, найду нового мужа. Я отвечала: пусть лучше убьют, но разводиться не буду", – пересказывает Хава общение с силовиками.

Унижение замужних

По словам Мубарика, в отделе его избивали, обливали кипятком, требовали взять на себя вину за флаг ИГ. За отказ грозили мучительной смертью.

"Из-за пыток я две недели не мог ничего есть. Становилось все хуже. Начальник РОВД зашел в камеру, приказал сделать мне укол, чтобы пришел в сознание, и меня продолжили избивать. В камере со мной было много людей, помню имена некоторых из них – Иса Эльмурзаев, Бекхан Мовлаев, Магомед Эльдаров, Камарбек Сакказов, Юсуп Байсултанов. Они были очевидцами", – перечисляет Мубарик Алхазов.

Меня били, потом кто-то зашел в комнату и стал угрожать отрезать волосы

Он вспоминает, что в соседней с ним комнате находились женщины, были слышны их крики: задержанные просили не трогать их, потому что они замужем, но полицейские только смеялись и громко матерились. Угрожали изнасиловать и их, и их мужей. Состояние Алхазова становилось все хуже, его отвезли в больницу – врачи долго отказывались его принимать.

После задержания Хаву также расспрашивали о черном флаге ИГ и настаивали, что она якобы помогала мужу его вешать.

"Я впервые оказалась в РОВД и понятия не имела, что там такие бессердечные животные. Меня били, потом кто-то зашел в комнату и стал угрожать отрезать волосы. Спустя несколько часов, так ничего и не получив, они меня отпустили", – делится собеседница. На момент похищения ей было 19 лет.

На следующее утро к ней домой прошел участковый Бислан Абдуллаев и потребовал явиться в РОВД в три часа дня.

"В отделе Бекхан Мовлаев начал трогать меня, говорил, что ищет скрытую камеру или диктофон. Ответила, что ничего у меня нет, но он продолжал обыскивать. Он снова заставлял меня взять на себя вину, пообещав, что после этого сразу отпустит мужа. Я отказалась. Тогда эти мрази заперли дверь – они требовали оголяться, показывать следы от вчерашних ударов, показывали грязные фото и делали интимные вещи, – Хава с трудом описывает происходившее в отделе полиции. – Меня поместили в камеру к женщинам, которых также невинно задержали. Нас заставляли делать им (полицейским. – Прим. ред.) массаж, могли прийти за нами в два или три ночи. Мы плакали и говорили, что мы замужние женщины и это неправильно".

Спустя время всю семью, включая пожилых родителей, снова забрали в РОВД, где в очередной раз заставляли рассказать про злополучный флаг. В соседнем кабинете находился Мубарик, он слышал угрозы родным, по его словам, тогда его мать и сестру угрожали изнасиловать. Тогда Алхазов согласился записать видео, которое от него требовали полицейские. Через месяц после похищения его отпустили.

После освобождения семья покинула Россию. В начале этого года Тазабаева публично рассказала о пытках, после чего силовики вновь задержали ее отца и родственника мужа.

"Они до смерти пытали моего отца Рамзана Тазабаева, потом увезли во вторую городскую больницу и через неделю, 25 января, он умер. Об этом я узнала от знакомого, имя которого не могу назвать – иначе похитят и его. Сейчас нас могут депортировать в Россию. Там мы станем легкой добычей для кадыровцев, которые отомстят за рассказ о пытках и бесчеловечном обращении. Это очень жестоко", – заявляет Тазабаева.

По ее словам, в Германии миграционная служба отказала семье в предоставлении статуса беженцев, так как они не смогли доказать похищение и содержание в Гудермесском РОВД.

Заявления о пытках на территории этого РОВД поступали и раньше, говорит автор чеченского оппозиционного движения 1ADAT Ибрагим Янгулбаев. Собеседник отметил, что, как и в случае с этой семьей, жалобы поступали на конкретных сотрудников отделения полиции в Гудермесе. Среди них – Иса Эльмурзаев (ныне начальник Центра по противодействию экстремизму МВД по Чечне, в прошлом начальник уголовного розыска), Магомед Эльдаров, Камарбек Саказов и другие.

Ранее глава Чечни Рамзан Кадыров отвергал обвинения и говорил, что секретных тюрем в республике нет. В частности, он заявил об отсутствии подвалов для незаконно задержанных на территории его особняка, хотя Янгулбаев описал секретную тюрьму, в которой находился сам, и рассказал об участии самого Кадырова в пытках.

В пресс-службе прокуратуры в Чечне не ответили на звонки корреспондента Кавказ.Реалии, начальник отдела информации и общественных связей МВД по республике Магомед-Амин Дениев также оказался недоступен для комментариев.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG