Ссылки для упрощенного доступа

"Больше всего было чеченцев, ингушей и дагестанцев": кто и как бежал от мобилизации в Грузию


На дороге в сторону КПП "Верхний Ларс" на российско-грузинской границе, 29 сентября
На дороге в сторону КПП "Верхний Ларс" на российско-грузинской границе, 29 сентября

Чеченцы из грузинского ущелья Панкиси объединяются в волонтерские группы для помощи жителям Чечни и других республик Северного Кавказа, бегущим от мобилизации в России. Корреспондент Кавказ.Реалии поговорила с теми, кому удалось пересечь границу, и теми, кто им в этом помогал.

Помощь выезжающим понадобилась особенно остро в конце сентября, когда грузинские власти массово отказывали жителям кавказских регионов в пересечении границы без объяснения причин.

После протестного пикета в Тбилиси у парламента Грузии людей начали пропускать. Тем, кто следует через страну транзитом в Турцию, нужен ночлег, деньги или контакты. Панкисцы создали группы и чаты в соцсетях, которые распространили через знакомых, ждущих пропуска у села Верхний Ларс.

Волонтер Осман Горгишвили рассказал корреспонденту Кавказ.Реалии, что активисты практически сразу организовали сбор и подвоз гуманитарной помощи, но на границе возникли трудности.

"Мы собрали средства и вышли на связь с людьми, вынужденно находящимися на нейтральной полосе между Россией и Грузией. Узнали, что им нужно – какая еда, какие лекарства. Купили [необходимое] и привезли к границе. Пограничники не пропустили туда волонтеров. Мы ходили в пограничный пункт пропуска узнавать, почему кавказцев не пропускают, но не добились ответа. Нам не позволили передать гуманитарную помощь. [Нас] обманывали, что ситуация хорошая, что воды и еды им хватает", – рассказывает Горгишвили.

По его словам, активистам приходилось просить обычных водителей, едущих через границу в сторону Верхнего Ларса, брать с собой коробки и пакеты с едой и лекарствами и передавать застрявшим на нейтральной полосе.

"Многие люди там были уже по несколько дней. Начиналась гуманитарная катастрофа. У людей не было еды и воды, не было места отдохнуть. 26–27 сентября там скопились 500 человек. От едущих мы знали, что только кавказцев направляют в отдельный кабинет №222 для досконального допроса сотрудниками спецслужб. Почти все [кто оказывался в этом кабинете] отвечали, что не хотят ехать в Украину убивать людей. Им отказывали по три-четыре раза. Но люди все равно не возвращались в Россию. Больше всего там было чеченцев, ингушей и дагестанцев", – утверждает собеседник.

Тем, кому удалось попасть в Грузию, оказывали помощь по необходимости. По словам волонтеров, ни один из обратившихся не остался без ответа.

"Группа из 10 чеченцев, которым пришлось экстренно выехать, перешли границу и написали, что ищут транспорт и ночлег. Мы арендовали для них минивэн от границы и квартиру в Тбилиси. Часть из приехавших планируют оставаться в Грузии – в основном в Батуми и Тбилиси. Еще часть людей мы отправили на несколько дней в села в Панкисское ущелье, так как им негде жить. Большой поток едет просто транзитом в Турцию. В основном мужчины призывного возраста", – рассказывает волонтер.

"У чеченцев и ингушей шанса практически нет"

Житель Чечни Руслан временно находится в Тбилиси, ожидая решения по вопросу с документами в России. Он оформил доверенность на родственника, а сам был вынужден экстренно уехать. Дома он оставил пожилых родителей, жену и маленького ребенка. В администрации его села заявили, что намерены мобилизовать на войну с Украиной 150 местных жителей, Руслан подпадает по возрасту под призыв и ранее служил в армии.

"Сначала я поехал в Астрахань, хотел перебраться в Казахстан. Простоял в пробке четыре дня. В какой-то момент граница закрылась, и непонятно было, когда ее откроют. Я вернулся домой и какое-то время прятался. Потом поехал в Осетию. Там пересел с машины на велосипед, подстригся, сбрил бороду и поехал на Верхний Ларс. Там узнал, что у чеченцев и ингушей шанса [пройти границу] практически нет. У меня была вода, а еды не было. Многие в толпе голодали уже несколько дней. Сидели, лежали на земле, дети плакали", – вспоминает Руслан.

Жители Панкиси заявили, что готовы принимать у себя в домах всех нуждающихся в ночлеге независимо от национальности

Собеседник Кавказ.Реалии провел на границе двое суток. Часть людей, которым отказали во въезде, возвращались в Россию, рассказывает он.

"Водители едущих назад машин предупреждали нас: только не заходите в 222-й кабинет! Все что угодно делайте, ложитесь на землю, плачьте, только не заходите туда – вас тогда точно не пропустят или вы будете ждать сутками. Идите в 111-й кабинет! Но как только я подал паспорт пограничникам и они увидели прописку, меня сразу отправили [в кабинет №222]", – вспоминает житель Чечни.

По словам Руслана, пограничники требовали показать обратные билеты из Грузии или предоставить доказательства, что он едет транзитом.

"Заведут, зададут пару вопросов и отправляют в коридор: ждите там. Спустя время опять вызывают. Затем снова отправляют ждать. Мы говорили, что сбежали из дома, пока нас не призвали в армию, пока на нас не пришла повестка. У меня сложилось впечатление, что пограничники это понимают и сочувствуют нам, но сами они на эту тему не говорили", – вспоминает чеченец.

В Грузию он ехал с братом. У них на несколько часов забрали паспорта. Ночью пришлось спать прямо на полу, постелив картонку на холодный пол. По соседству лежали женщины с детьми. Были те, кто ждал уже неделю.

В очереди была давка, люди нервничали и плакали, нередко начинали спорить и драться между собой. Некоторым становилось плохо: кто-то упал, кто-то подвернул ногу. Медицинскую помощь на месте никто не оказывал.

Российская связь на границе почти не работала, но кто-то продавал грузинские сим-карты. Несколько человек приобрели их и стали записывать ролики о ситуации на границе с призывом о помощи.

В очереди составляли списки ожидающих прохода. После митинга в Тбилиси в конце сентября скорость работы пограничников заметно выросла. Новые люди подходили каждую минуту.

"Когда у всех закончилась еда, а приобрести ее на границе было негде, один человек записал видеоролик о происходящем и сопроводил его комментариями на чеченском языке, – продолжает Руслан. – После этого со стороны Грузии прислали помощь. Помимо еды это были подгузники для детей, лекарства".

Собеседник отмечает, что многие люди из очереди потратили все свои средства еще до границы – на взятки полицейским в Северной Осетии.

"Полицейские продавали места в очереди за огромные деньги: 100–150 тысяч [рублей]. За эти деньги они просто пропускали автомобиль поближе к границе, подвозя его по встречной полосе. Я столкнулся с тем же самым, когда пытался преодолеть границу с Казахстаном", – говорит Руслан.

"В Россию все равно не вернемся"

Волонтер по имени Бергман из еще одной грузинской группы помощи рассказал, что к ним обращаются в основном чеченцы, но он знаком с еще одной группой активистов, которая встречает и помогает едущим из России адыгам.

"Жители Панкиси заявили, что готовы принимать у себя в домах всех нуждающихся в ночлеге независимо от национальности... Была русская девушка, которую тоже не пускали, она оставалась на нейтральной полосе, потом ее все-таки пропустили, и она вернулась, чтобы передать нашим землякам продукты и медикаменты от волонтеров", – вспоминает Бергман.

Сотрудники службы безопасности Грузии не обращают внимания, старый ты или молодой, инвалид, старейшина, бабушка, дедушка…

По его словам, помощь также поступила от базирующейся в Европе чеченской правозащитной ассоциации "Вайфонд", которая открыла специальный сбор средств для оказания поддержки землякам на российско-грузинской границе.

"Когда я общался с людьми оттуда, я говорил им, чтобы стояли до конца. Я звонил правозащитникам, консультировался. Рекомендовал подавать грузинским пограничникам запрос на предоставление убежища, чтобы в дело официально вступали юристы, используя факт прошения. По закону страна обязана рассматривать эти запросы. Я обращался к грузинским правозащитникам, они сказали, что мониторят ситуацию и выезжают к границе. Создался резонанс, тема была на повестке у СМИ. Я даже думал привезти с собой на границу правозащитников и наблюдать, как они фиксируют нарушения. Мне дали номер тех, кто может помочь юридически. Но это уже не понадобилось", – рассказывает волонтер.

Последний раз активисты ездили к границе 30 сентября. Всех, кто состоял в чате помощи из числа застрявших, уже пропустили. Но людям все еще требовалась помощь с транспортом до Тбилиси или с советами, куда лучше уехать из Грузии.

"Мы по-прежнему мониторим ситуацию, – говорит Бергман. – Думаю, если будет опять группа чеченцев, которых не пропускают, мы об этом услышим, и люди поедут помогать. Мы координируем действия с другими волонтерскими группами и обмениваемся информацией об обстановке".

Официальных комментариев касательно порядка пропуска грузинские спецслужбы не дают. Это создает почву для слухов, продолжает собеседник.

"Кто-то в интернете создал провокационный вброс, что якобы в Грузию не пускают мусульман. Это неправда. По Тбилиси спокойно гуляет много женщин в никабах, есть большой поток приезжих из мусульманских стран. В Панкисском ущелье тоже свободно живут мусульмане и исповедуют свою религию. Возможно, власти Грузии пытались выделить и отсеять кадыровцев из потока приезжих. Хорошо было бы, если бы Грузия действительно отсеивала таких людей. Но они много лет беспрепятственно приезжают сюда. Невозможно же всех посадить на детектор лжи", – объясняет Бергман.

"И за мной придут"

Алим – житель Ингушетии. Он был в числе первых, кто распространили видеокадры о происходящем между Верхним Ларсом и грузинским пропускным пунктом. Сам Алим провел там пять суток. Сейчас он, его брат и 18-летний сын находятся в безопасном месте. Из Грузии уроженец Ингушетии намерен перебраться в Европу и посильно помогать Украине.

"Сыну 18 лет. Ему пришла повестка, он прописан в Ростовской области, но живет в селе. По месту прописки вскоре после повестки пришли участковые, спрашивали его. Как только я это услышал, взял сына и брата и мы выехали в сторону Грузии. Перед Верхним Ларсом восемь часов стояли в пробках. Российскую границу преодолели на удивление очень быстро. Обычно меня допрашивают по несколько часов в Верхнем Ларсе и в любых аэропортах России. Но в этот раз обошлось без единого вопроса", – рассказывает собеседник.

Жили у местной женщины, пожилой чеченки. Нас трое на кухне и два уклониста от мобилизации из Ростова в соседней комнате

Он и его брат решили, что ни при каких обстоятельствах не поедут воевать в составе российской армии против Украины.

"Думаю, на следующую волну мобилизации и за мной придут. Поэтому точно знали, получая отказы от грузинских пограничников, что в Россию все равно не вернемся. Четыре часа стояли после Верхнего Ларса перед грузинским КПП. Холодно, идет дождь со снегом, ветер. Грузины отвели нас в сторону и провели в 222-й кабинет. Там полно народу. Сотрудники службы безопасности Грузии – я от них такого не ожидал – сидят и не обращают внимания, старый ты или молодой, инвалид, старейшина, бабушка, дедушка…" – вспоминает Алим.

Уроженец Ингушетии с сыном и братом ждали 12 часов, пока дойдет их очередь. В час ночи их коротко допросили о целях поездки и в письменном виде отказали во въезде в Грузию. В качестве основания в документе были указаны "иные причины, связанные с законодательством" страны.

Алим ночевал на полу в здании погранзаставы, сын и брат – в машине. На тысячу с лишним человек был один туалет. Позднее уроженец Ингушетии связался с кавказскими блогерами в Грузии, Турции и Европе, нашел в соцсетях группы чеченцев-кистинцев. На третью ночь он и еще несколько сотен жителей Северного Кавказа записывали и отправляли сообщения в Грузию и другие страны, надеясь найти выход из положения.

"Когда начали выпускать, думал, до Тбилиси не доеду, не выдержу от усталости. Помог один из волонтеров, он сел за руль моей машины и довез нас. Три дня жили у местной женщины, пожилой чеченки. Нас трое на кухне и два уклониста от мобилизации из Ростова в соседней комнате", – заключил Алим.

  • В Чечне ищут уклонистов от мобилизации: в эту категорию попали те, кто недавно подал заявление на выдачу загранпаспорта, желающие сменить адрес регистрации, а также родственники протестующих против призыва. Этих жителей забирают на войну в приоритетном порядке – зачастую речь идет о людях непризывного возраста.
  • В Дагестане после митингов против мобилизации власти республики демонстративно отчитывают военкомов и обещают вернуть домой всех незаконно призванных.
  • Поджоги администраций и военкоматов, стычки с полицией, порча Z-символики, антивоенные призывы в мессенджерах – так жители регионов юга России и Северного Кавказа отреагировали на объявленную президентом Владимиром Путиным мобилизацию. Опрошенные корреспондентом Кавказ.Реалии активисты и правозащитники считают, что массовый призыв на войну может привести к радикализации протеста.

Форум

XS
SM
MD
LG