Ссылки для упрощенного доступа

Без пути назад: беженки из Чечни и Ингушетии на границе с Польшей


Чеченская беженка в Бресте, архивное фото
Чеченская беженка в Бресте, архивное фото

Эту статью можно прочитать и на чеченском языке

За прошедший год по меньшей мере 15 тысяч россиян запрашивали убежище в странах Евросоюза. Часть уехавших – уроженцы Северного Кавказа, которые пытаются покинуть регион из-за репрессий, среди них – женщины, стремящиеся за границей спастись от насилия в собственных семьях и вывезти с собой детей. Редакция Кавказ.Реалии поговорила с уроженками Ингушетии и Чечни о том, какой путь они проделали и с какими мошенническими схемами на границе сталкивались.

Одним из популярных способов добраться в Европу и запросить убежище остается переход границы с Польшей в районе белорусского Бреста. Согласно докладу белорусских правозащитников от 2017 года, из-за политики польской пограничной службы, направленной на ограничение потока беженцев, большая часть искателей убежища не могут попасть на территорию страны. Некоторые из них в надежде на "гарантии" платят деньги нелегальным "перевозчикам".

По рассказам прошедших этот путь, схема выглядит так: люди нанимают такси до границы с Польшей, стоимость колеблется от 300 до 600 евро. У польских постов их встречают "перевозчики", которые обещают "содействие" при переходе границы и просят переслать оплату заранее, стоимость колеблется от 300 до 1000 евро за человека.

Однако те, кто доверился этим людям и заплатил, говорят, что переход границы скорее дело случая, а "перевозчики" обманывают тех, кто плохо знает свои права и законы ЕС.

В частных беседах как беженцы, так и водители рассказывают, что ежедневно на пограничный пункт между Беларусью и Польшей приезжают от 20 до 30 чеченцев и ингушей, среди них – по две-три женщины, бегущие от домашнего насилия. Со второй-третьей попытки посты проходит четверть из них. Из них в лагерь в Польше попадают единицы, большинство сразу едет дальше.

При этом женщины, спасающиеся от мужей-тиранов, в случае отказа не рассматривают вариант вернуться на родину – поэтому им приходится брать кредиты и отдавать "перевозчикам" последнее в надежде получить шанс на свободную жизнь. Многие из них остаются по белорусскую сторону границы и, оказавшись обманутыми и без денег, едут обратно в Россию или ищут другой способ проникнуть в Европу, говорят собеседницы редакции.

Обещания "перевозчика"

Люда из Ингушетии (имя изменено. – Прим. ред.) вспоминает, что "перевозчица" под ником "Няшка" нашла ее в инстаграме, когда та оставила комментарий о своей проблеме: бывший муж вывез детей в Европу. Собеседница представилась правозащитницей, предложила свои услуги по переезде в Польшу, снабдила планом маршрута и назвала цену: 300 евро.

"Даяна (имя изменено. – Прим. ред.) вошла ко мне в доверие, сочувствовала. Я прислала ей все документы, касающиеся моих детей, и судебные решения о порядке общения с ними. Она обещала мне все перевести на польский, а также помочь с поиском адвоката и обращением в местные инстанции. Она узнала, сколько денег у меня накоплено на побег из Ингушетии и дорогу в Польшу, получаю ли я пособие и планирую ли после Польши ехать в другую страну", – говорит Люда.

Она вытянула из меня больше двух тысяч евро. В итоге, попав в Польшу, я не получила от нее никакой помощи

Даяна также предложила услуги по вывозу Люды вместе с детьми из Польши в Германию, за путь до Берлина она запросила 1800 евро.

"Помимо этих денег она потребовала еще сто тысяч рублей за помощь по "координации моего дела" внутри Польши. Я заплатила, так как никого не знала в этой стране и рассчитывала на нее. В общей сложности она вытянула из меня больше двух тысяч евро. В итоге, попав в Польшу, я не получила от нее никакой помощи", – продолжает собеседница.

Люда попросила вернуть часть средств, но Даяна заявила ей, что она якобы не получала от клиентки никаких денег, а "содействие" при пересечении границы "оказывает бесплатно". По словам Люды, карта, на которую она делала переводы, принадлежит одному из родственников мужа Даяны в Ингушетии.

В польском лагере беженцев Люда неоднократно слышала о пострадавших от действий разных "перевозчиков", когда людей не пускали в страну, а потраченные деньги не возвращали. При этом "перевозчики" винили самих пассажиров – якобы не то сказали, что имели открытый кейс о запросе убежища в другой стране Европы.

В разговоре с корреспондентом Кавказ.Реалии Даяна называет себя правозащитницей и утверждает, что работает с неким французским фондом, не раскрывая его название. Новых клиентов она ищет по рекомендациям, а также в женских пабликах в инстаграме.

Эти деньги как бы в воздухе

В аудиосообщениях, которые она отправила в ответ на вопросы, Даяна предложила перевезти через границу мать с двумя детьми за 2 тысячи евро. В эту цену входит проживание в Бресте в течение суток-двух, услуги такси до границы и гонорар "перевозчицы". Она обещает в случае отказа во въезде вернуть всю сумму, кроме 200 евро.

По словам Даяны, она не дает ни чеков, ни расписок за полученные средства, верить ей надо на слово: "Какие расписки? Я не понимаю! Эти деньги как бы в воздухе. Мне верят на слово в моем фонде, не требуют отчет, потому что это полулегально считается – квартиры, такси. Если я беру с людей оплату, то на эти деньги помогаю кому-то другому".

"Вайнахская почта" и побег от насилия

Мила из Ингушетии (имя изменено. – Прим. ред.) уже месяц живет с детьми в польском лагере для беженцев. Она связалась с "перевозчиками" по прибытии в Брест в начале лета и даже заплатила тысячу евро вышедшей на связь "правозащитнице" из Польши. Но никто не сказал ей, что на границе ей могут пригодиться фото с синяками и снимки разбитых вещей, которые ломал ее супруг, когда скандалил.

У нее и правда ужасная ситуация, ей в Бресте кадыровцы сели на хвост

"Я приехала в Брест в июне. Там узнала, что надо найти водителя, который имеет право пересекать границу с Польшей. Там шесть постов, по три с каждой стороны. Промежуток очень маленький, меньше километра, но мы проезжали его почти сутки", – вспоминает она.

"Я видела, как одну женщину пропустили с третьей попытки, но она сильно шумела, ругалась и рассказывала пограничникам о своих правах. У нее и правда ужасная ситуация, ей в Бресте кадыровцы сели на хвост", – делится собеседница.

На пограничных постах Польши Мила говорила, что просит убежища и имеет право на его рассмотрение: "Когда прогоняют, нельзя уходить. Там на границе есть и сотрудники польской миграционной службы, но беженцев разворачивают не они, а сами пограничники".

Во время первой попытки пересечь границу Милу развернули – тогда она вернулась в Беларусь и стала звонить и писать "всем правозащитникам, кого знала". Ей согласилась помочь некая общественница из Польши, запросив, по словам Милы, за содействие тысячу евро в случае, если беженке удастся попасть в Евросоюз.

"Если человек просит убежища в Польше, а потом бежит в Германию, к тем, кто за него поручился своими письмами, могут быть претензии – мол, вы за них ходатайствовали, а они сбежали дальше", – поясняет Мила.

Она говорит, что в польском в лагере каждый день слышит о пытающихся пересечь границу новых девушках с Северного Кавказа, которые бегут от домашнего насилия, слухи доносит "вайнахская почта".

"Наказание по нашим законам"

Марина из Урус-Мартана (имя изменено. – Прим. ред.) во второй раз пытается сбежать из Чечни. Первый раз был в 2013 году – тогда она уходила с двумя детьми, беременная от мужа-тирана. Пограничникам она показывала следы от побоев. Ее пустили в страну, но вместо Польши Марина уехала в Германию и попросила убежища там. В 2018-м, уже имея статус беженки, она вернулась в Чечню на похороны матери. Узнав о ее возвращении, семья бывшего мужа отобрала у Марины детей.

По ее словам, за то, что она в первый раз смогла вывезти детей, в Чечне ее трижды задерживали и пытали сотрудники урус-мартановского РОВД. С заявлением против нее обратился бывший супруг.

"Весной 2018 года ко мне пришли полицейские в шесть утра, забрали паспорт и телефон, увезли и посадили в подвал. Объяснили, что это наказание "по нашим законам", так как я не имела права забирать детей из республики без разрешения отца", – вспоминает она.

Марина добавляет, что за это ее в подвале подвергали пыткам. К пальцам женщины цепляли железные клеммы, через которые пускали ток: "Те, кто пытал, говорили, что я должна страдать так же, как и семья моего мужа якобы страдала без детей, когда я их украла. Говорили, что я всех позорю. Никто не мог меня защитить".

Марину еще дважды задерживали и пытали. Она переехала жить и работать в Грозный, своих детей она видела лишь урывками. В этом году родственники мужа сами привезли ей детей на летние каникулы. Все трое были истощены и с запущенными заболеваниями, описывает она.

Те, кто пытал, говорили, что я должна страдать так же, как и семья моего мужа якобы страдала без детей

Тогда Марина решилась на второй побег и в начале августа приехала в Брест. Знакомая чеченка дала ей номер некоего Николая, она связалась с ним в телеграме и уточняла обстоятельства перехода границы и детали оплаты.

Николай запросил залог в 600 евро и "гарантировал", что Марину с детьми пропустят в Польшу. По приезде в Европу она должна была заплатить ему еще 600 евро. Но на втором посту у границы Марине объяснили, что она не имеет права въехать, так как уже попросила убежища в Германии и получила его и теперь намерена следовать в Германию, а не оставаться в Польше, как положено по Дублинскому регламенту. Марина пыталась связаться с Николаем, но тот удалил чат в телеграме и у нее не осталось его контакта.

Вместе с детьми Марина еще дважды пыталась самостоятельно попасть в Польшу, но безрезультатно. За две недели в Бресте она потратила около 500 тысяч рублей и вынуждена была вернуться в Россию. Она говорит, что боится снова попасть в поле зрения кадыровцев и столкнуться с новыми пытками.

***

В польской Пограничной страже в ответ на запрос редакции Кавказ.Реалии сообщили, что ничего не знают о нелегальных "перевозчиках".

"Если кто-то хочет обратиться за международной защитой в Польше, пограничники каждый раз принимают их заявления, потому что это часть нашей работы. Но решение о фактическом присвоении статуса (беженца. – Прим. ред.) остается за руководителем Управления по делам иностранцев", – сообщила пресс-секретарь польской погранслужбы Анна Михальская, добавив, что ей ничего не известно о "перевозчиках".

В целях безопасности в запросе не были указаны данные тех, кто воспользовался подобными услугами.

  • С середины июля перед посольствами Швейцарии в Германии, Австрии и Швеции проходят митинги представителей чеченской диаспоры с требованием освободить Али Батаева.
  • После вторжения российских войск в Украину европейские власти продолжили по формальным причинам депортировать чеченцев на родину, где им грозит похищение и насильная отправка на фронт. В случае Батаева риски связаны еще и с тем, что он жил в Украине и поддерживал действующие там добровольческие батальоны сторонников независимости Ичкерии.
  • В апреле Европейский суд по правам человека попросил власти Франции об отсрочке экстрадиции в Россию уроженца Чечни Бувайсара Т. На родине его обвиняют в двойном убийстве, но адвокат настаивает на недоказанности причастности подзащитного к преступлению и вероятных пытках в случае выдачи сотрудникам российских правоохранительных органов.

Форум

XS
SM
MD
LG