Ссылки для упрощенного доступа

"Башкирский звоночек". Рунет о протестах в Баймаке


В центре внимания соцсетей – события в башкирском Баймаке. После приговора активисту Фаилю Алсынову несколько тысяч местных жителей вышли на несогласованный митинг в его поддержку, закончившийся стычками с полицией.

Анатолий Несмиян:

В Башкирии по указанию местного главы посадили активиста, протестующего против сноса горы в интересах горного комбината. Обвинение, как можно предположить, притянули за уши строго по определению "был бы человек, статья найдется".

Суд и приговор вызвали нешуточные волнения, протестовать против приговора пришло около 10 тысяч человек. По нынешним временам невиданная крамола. Соответственно, немедленно были применены карательные меры.

Алена Зимирева:

Боже мой, Башкирия, родненькая, давай начни этот долгожданный конец.
10 тыс. протестующих в Баймаке - ЭТО ОЧЕНЬ МНОГО. На последних, уже антивоенных митингах в Питере и Москве было меньше участников.

Аббас Галлямов:

Чтоб вы понимали: Баймак – это очень далеко от Уфы и уфимцы туда протестовать не поедут. То есть, протестуют не жители столицы, а самый что ни на есть "глубинный народ".
Второе: 80 процентов населения Баймака – это этнические башкиры. Алсынов – один из лидеров башкирских националистов.
В общем, мы имеем дело не с либеральным белоленточным протестом, а с возмущением этнически-озабоченной башкирской публики.
Я предупреждал, что когда-нибудь они со своей сверхцентрализацией, помноженной на имперство, доиграются.

Егор Ершов:

Однако...

Но мне наиболее интересен вопрос: а что, если сюрпризов разного рода случится одновременно 5-10?

Валерий Говоров:

После стычек с силовиками, которые применяли против активистов слезоточивый газ, дубинки и даже светошумовые гранаты, люди разошлись. Поспособствовал мирному разрешению конфликта отец Фаиля Алсынова. Он провел переговоры с полицией и убедил собравшихся у суда отступить. В ответ силовики обещали отпустить задержанных.
Однако уже спустя несколько часов правоохранительные органы Башкирии возбудили уголовное дело по статье "Массовые беспорядки" и выявили "главных провокаторов". Так что если задержанных и отпустили, то ненадолго. Причем местные власти так перепугались, что позвали подавлять протесты элитный отряд спецназа "Гром".
Очевидно, что на этом история не закончатся. В России намерены максимально жестко подавлять любые протестные акции. А людей это только сильнее злит. По Сети уже расходятся кадры якобы от сторонников Фаиля Алсынова с призывами бойкотировать Путина, не платить налоги и коммуналку, а также вернуться с фронта бойцам СВО из Башкирии.
P/S Знаете чем отличается такая "акция протеста против беспредела власти" в России от подобной в Украине? В России – в полицию летят снежки, а в Украине – кирпичи и коктейли молотова. Может потому украинцам удалось свергнуть бандитскую власть, а россиянам нет?

Илья Вайцман:

В сети начинают распространяться видео, в которых мобилизованных из республики призывают возвращаться домой, "потому что это не наша война" (а завтра им скажут, что у них дома есть куда оружие приложить, и это будет правдой).
Ну что я могу сказать? #путинмолодец, #хабировмолодец и другие овощи. На пустом месте – из чисто экологического протеста против хищнической золотодобычи – раскрутить горячий конфликт с национальным колоритом не каждому дано суметь. Штош...

Михаил Ходорковский:

Протесты в Башкирии – это очередной звоночек, сигнализирующий о продолжающейся войне (после Пригожина, выступлений семей мобилизованных, обстрелов Белгорода и прочего).

Хоть и об этом говорили не так много, но то, что казалось Путину хорошей идеей – отправить на войну людей из забытых Богом городков и поселков – теперь обернулось против него.

Мы видим протест сепаратистского, националистического характера внутри России. Украина стала близким и болезненным примером "империалистического подхода Москвы". Вот чего добились кремлевские стратеги.

Вячеслав Шилов:

В Башкортостан приехали омоновцы и стали выполнять свою обычную работу, стандартной частью которой является избивание и задерживание людей, собравшихся на митинг.
Люди удивляются, почему омоновцы их избивают и задерживают, пытаются задавать омоновцам вопросы, зачем омоновцы их избивают и задерживают.

Фарида Рустамова:

Судя по уголовному делу о беспорядках и по блокировкам, задействованы силовики самого высокого уровня. Людей, протестовавших против политического преследования, теперь преследуют самих – это, конечно, уже давно классика. Но к чему перед выборами, когда принято людей не злить, такая агрессивная реакция, если у самих властей есть отработанные способы гасить протест более плавно – неясно. Но неудивительно в ситуации, когда решения по внутренней политике принимают силовики.

Андрей Никулин:

Все постсоветское время Башкирия была одним из самых зарегулированных и контролируемых в плане возможности независимой политической деятельности и, тем более, протеста республик.
Однако экологические протесты и сегодняшний митинг демонстрируют, что и там что-то начинает меняться.
Остается наблюдать, никаких прогнозов сейчас сделать невозможно.
Очевидно, что власть будет действовать привычными методами.
Ресурса для этого, по крайней мере пока, достаточно.

На время загнать энергию внутрь это поможет, избавиться от нее – вряд ли...

Дмитрий Колезев:

На примере этих событий можно, во-первых, видеть, как будет реагировать власть в случае более широких протестов в России: в том числе блокировать мессенджеры и телеграм-каналы, освещающие протесты или призывающие к ним (тут вопрос к Telegram, как именно это происходит).

Во-вторых, хотя власть не поддалась протестующим и в итоге ужесточила наказание для активиста, в целом события в Башкирии вызывают определенный оптимизм. Оказалось, что под конец второго года войны, на фоне жестокой цензуры и репрессий, протесты — возможны. Несмотря ни на что. Они возможны прежде всего в национальных республиках, где есть протестная история, а к усталости от войны и экономических проблем примешивается сильное недовольство политикой федерального центра (Алсынов воспринимается как активист-локальный патриот; его, собственно, и судили за речь о том, что все уедут, а нам, башкирам, уезжать некуда, это наш дом). Интересно также, что донос на Алсынова подписал лично глава республики Радий Хабиров, так что его дело сразу приобрело отчетливый характер противостояния назначенного Кремлем губернатора и местного сообщества.

Майкл Наки:

Повсеместные прорывы труб и замерзающие люди, протесты с жёсткими столкновениями в Башкирии, пожары, взрывы на новых заводах.

А я напомню, что прошла лишь половина первого месяца 2024 года.

Россия, очевидно, разваливается. Не как территория, а как старая котельная. Все эффекты войны, санкций, мобилизации, коррупции невозможно купировать вечно. И очевидно, прорывы (которые так обещал Путин) теперь случаются каждый день в разных сферах и регионах.

Илья Лазаренко:

События в Башкортостане – выступления в поддержку Фаиля Алсынова, столкновения башкирских активистов с колониальной полицией – это безусловно важная веха. Борьба против империи будет только усиливаться. И тут не надо даже усматривать какой-то скрытый подтекст. Это буквально движение за деколонизацию, за Свободный Башкортостан.

Сергей Марков:

Башкирия. Протесты здесь приведут не к ослаблению, а к укреплению главы Башкирии Радия Хабирова. Дело в том, что в протестах участвуют не простые граждане, а члены националистических и отчасти исламистских группировок, которые очень раздражены арестом одного из них, – явного сепаратиста.
Теперь они подставились. И их организации сильно потреплют. Кроме того, их недовольство имеет причиной то, что Радий Хабиров прекратил приоритетное финансирование тех районов, где и гнездились эти националистические группировки. То есть Радий Хабиров все делает правильно и именно поэтому против него выступили противники Путина и противники России.
Поэтому вывод из этого федеральный центр сделает – надо Радия Хабирова поддержать.

Илья Ремесло:

В Башкирии подняли голову так называемые "деколонизаторы" — нацики, работающие по западным методичкам.

Александр Коц:

По Башкирии

Очень сильно отдает махачкалинским аэропортом. Те же самые технологии, та же самая целевая аудитория, тот же способ распространения информации через вражеские каналы. Пытаются качать нас на этномайданы.

Из нового – попытка притянуть участников СВО на свою сторону через видеообращения. Провальная, надо сказать. Башкирские бойцы оперативно и недвусмысленно высказались по поводу происходящего на Родине: "Организаторы беспорядков – экстремисты и сепаратисты, которые поддерживают ВСУ и радуются гибели наших солдат". В кризисный менеджмент в случае с Башкирией удалось лучше, чем в Дагестане.

Армен Гаспарян:

Один из излюбленных методов западных спецслужб. Вроде бы за леса переживаешь или горы, а по факту пытаешься помешать строительству важных инфраструктурных объектов для страны.
Но сейчас не об этом. Тут выяснились интересные факты. Оказывается, что и без навальнистов в этом бунте не обошлось. Так, оказывается, что в протестных башкирских ТГ-чатах пруд пруди соратников другого экстремиста – Навального. По меньшей мере несколько сотен. Запад продолжает использовать свой актив из числа сторонников блогера-сидельца для попытки раскачать Россию изнутри.

Сергей Колясников:

Даже не удивлен "экологическим корням" экстремистов в Башкирии и их связями с Турцией, турецкие корни были у инициаторов беспорядков в Казахстане, если кто их еще помнит, когда банды за сутки захватили Алма-Ату. А экология давно стала прибежищем западных агентов влияния, которые саботировали проекты Ростеха, Росатома, Газпрома и других корпораций. В общем, ничего нового.

Егор Холмогоров:

Сепаратизм сейчас – внутренний враг номер 1. Собственно и наш внешний враг – это удавшийся сепаратизм. Так что разницы нет.

Сепаратизм в Башкирии – особо опасен и по геополитическим причинам, и потому что играет на массовых тревогах – экология, миграция.

Фаиль Алтынов, которого сегодня закрыли в Баймаке, в этом смысле очень вредный кадр. Якобы за защиту природы, якобы против мигрантов. На деле стандартная идеология "Башкорта" – против России, обвиняемой во всех грехах.

Алтынов один из лидеров "Башкорта" и фанатичный заукраинец. Этим сказано всё.

На такое сегодня нужно реагировать жестко и четко и не пасовать перед якобы "массовыми" протестами.

Давайте не забывать, кстати, что крупнейшая этническая группа населения Башкирии – русские (37%), Уфа – русский город, и Баймак основан русскими золотоискателями.

Каждый подрывающий единство и неделимость России должен сидеть.

Станислав Кучер:

Z-паблики пишут о том, что за протестами в Башкортостане стоят Америка, СБУ и Ходорковский. Мне стало обидно за Англию, странно, что не при делах.
Поделился этой болью в переписке с приятелем из Саратова. Он объяснил, что Англия занята обеспечением саботажа сотрудников ТЭЦ, котельных и администраций на местах. Через пять минут добавил: "А конкретно в нашей области – подготовкой к повторению прошлогодней диверсии: растоплением снегов с целью организации весенних паводков". Еще через пять минут написал, что сам теперь думает, как бы завербоваться в МИ-6, попросил помочь, если вдруг. Когда я спросил, не боится ли такие вещи даже в шутку писать в мессенджере, он ответил, что у них там куда ни плюнь, везде спящие агенты, только и ждут, чтобы проснуться, так что всем пофиг. И прислал фотку алкоголика на автобусной остановке.
P.S. Приятель, если что, не оппозиционер ни разу. Всю жизнь в госсекторе. Но название города я на всякий случай в посте изменил.

Константин Калачёв:

Протесты в Башкортостане кейс уникальный.
Жителей Башкирии, вышедших поддержать экоактивиста Фаиля Алсынова, уже вразумляли силовики.
Естественно силой.
Причина протеста в Башкирии в том, что этнические башкиры в республике меньшинство.
И не только демографическое, но и с точки зрения влияния на решения.
Татары по соседству как предмет зависти.
Татары рулят в Татарстане.
Башкиры уже не рулят.
Титульная нация Башкортостана по этому поводу сильно переживает.
Не хотят башкиры превращаться в удмуртов, которые хоть и дали название Удмуртии, но влияния практически не имеют.
Поэтому нужен только повод.
Национальное самосознание требует!
Был бы триггер, а люди для протеста найдутся.
Вот якуты стали в Якутии большинством. И протестная активность сходит на нет.
Так что, я бы предложил рассматривать это всё как отрыжку прошлого.
Башкиры напоминают о себе.
Власть дала им повод сердиться.
Типа притеснение активиста за национализм.
Но башкиры не большинство.
Всё закончится жестко и быстро.

Татьяна Становая:

Я часто пишу, что власти серьезно относятся к протесту, который считают легитимным. И это не всегда понятно: что значит легитимный? Вот протесты жителей против отсутствия тепла, против незаконной застройки или даже антисемитские выступления весьма радикальной формы – это легитимно. Протесты жен мобилизованных, нынешние выступления в Башкирии, или даже безобидные одиночные пикеты в поддержку политзаключенных – это нелегитимно, а значит должно жестко подавляться.

Что делает протест легитимным? Главных аспекта:
Во-первых, заложенная в его основе настоящая несправедливость – конечно же в том смысле, как это понимает власть, у которой монополия на определение. Замершие города, с точки зрения власти, – это несправедливость.
Во-вторых, легитимный протест не затрагивает принципиальных решений власти, будь то арест по политическим мотивам или отказ в ротации мобилизованных. В таком случае протест – это покушение на выбранный "курс" (про Путина я уж и не говорю).

Поэтому власти теряются, когда в Махачкале штурмуют аэропорт или реагируют избыточно жестко, когда люди мирно протестуют против ареста активиста. В этом плане легитимный протест, политически, намного опасней.

Фёдор Крашенинников:

Потребление информации в жанре кликбейта формирует искаженное-тревожно-оптимистичное представление о реальности. Например, "в России коммунальный коллапс " звучит очень масштабно, но в практическом смысле речь идеи о серии коммунальных аварий, ни одна из которых не привела ни к каким социально-политическим катаклизмам и никак не повлияла на власть и тем более на боевые действия в Украине. События в Башкортостане, подозреваю, сейчас будут долго продаваться как "восстание в Башкортостане", хотя де-фактор речь идеи о крупной акции протеста в одном городе (при чем даже не в столице региона), которую власть жестко купирует прямо сейчас и потом еще поработает с участниками. Так что если вы преисполнились надеждами, вспомните "мятеж Пригожина нанес страшный непоправимый удар по Путину" и "восстание в Махачкале" – и что там собственно такого произошла, глядя из сегодняшнего дня?

Форум

XS
SM
MD
LG